«Простые истины» Ирины Ганжа

17_2006_8_m
Авторы:


Особая миссия
Темы: , , , , .

Телевизионный сигнал Национальной вещательной компания «Саха» покрывает 98% территории республики. Но что смотрят якутяне по местному телеканалу? Этого не знает никто. То есть, сведения весьма приблизительные. Горожан интересуют новости, сельские жители предпочитают передачи на якутском языке. Всё.

Мой личный маленький, не претендующий на объективность опрос, предпринятый по телефону, показал, что программа, которую жители Якутии смотрят, – ток-шоу «Социум». Наша героиня, одна из авторов и ведущая этой передачи Ирина Ганжа, сейчас готовит новый проект – еженедельную православную передачу «Простые истины».

В большинстве цивилизованных стран религиозное телевидение общепризнано и пользуется большим доверием, а кое-где возведено в ранг общенационального. Наша Церковь только начинает осваивать телевизионное пространство. Как верно заметил Алексей Бакулин («30 минут Православия»): «Ни традиций, ни проверенного временем опыта, ни устоявшегося стиля у наших православных телевизионщиков попросту нет. Люди, которые хотят говорить с телезрителями о церкви, о вере, о святости, сами прокладывают себе путь, самостоятельно открывают законы, которыми потом будут руководствоваться идущие следом».

К сожалению, местные СМИ, если и отличаются от центральных в раскрытии религиозных тем, то пока в худшую сторону. В лучшем случае сообщается, что православные отмечают очередной праздник, в худшем – говорится о связанных с ним суевериях и приметах.

Ирина Ганжа – одна из немногих журналистов, которые пытаются рассказать о том, что именно празднуют христиане, то есть о подлинных духовных и социальных ценностях православной Церкви.

 Ирина Ганжа

От архива до экрана

– Ирина, Вы тележурналист по профессии или по призванию?

– Я не профессиональный журналист, специального образования не имею. Закончила исторический факультет ЯГУ, работала в Национальном архиве. Как-то мама моя сказала, что на нашем телевидении объявлен конкурс дикторов: «Попробуй, может, получится». Решилась. И до сих пор Николая Иннокентьевича Петрова, который тогда был директором телевидения НВК, с благодарностью и теплотой вспоминаю. Он мной заинтересовался, спросил: «Вы никогда ничего не писали?», а я как раз «прозу» кропала. И вот меня взяли.

В тот момент на телевидении проводился эксперимент – новости должны были вести сами редакторы, то есть решили отказаться от дикторов. Сначала я работала корреспондентом, собирала материалы, сюжеты писала, а потом начался период отпусков, и молодого специалиста «кинули» в эфир. Ощущение было незабываемое. Такого страху я никогда ни до, ни после не испытывала. Не помнила, как вошла, как вышла из студии, сидела и дрожала. После этого я год или два вообще ничего не боялась. Даже прямого эфира.

В «Новостях» работать интересно и престижно, потому что их в республике смотрят. А тогда это был единственный новостной выпуск. Меня сразу стали узнавать, и до сих пор помнят по новостям, хотя прошло уже больше десяти лет с тех пор.

– А как родился «Социум»? Идея была Ваша?

– Раньше я делала передачу «Акценты и мнения» – это были политические дебаты, а когда вышла из декретного отпуска, меня перевели в Творческое объединение авторских программ. Оказалось, что там не занята социальная ниша. До этого Валентина Герасимова делала «62 параллель» и много болезненных тем поднимала. Кроме неё никто этим не занимался. Она копалась в чужих проблемах и судьбах, не боялась и не ленилась. Она билась с новой властью за людей, которые только к известной журналистке и обращались. Приходит бедный пенсионер, жалуется: «Меня фекалиями заливает. Помогите!» Ну и кому охота в этом мараться? Надо же целый сериал снять, чтобы хоть чего-то добиться. Но чаще – результата никакого. Бесполезно, не прислушивается власть. И вот ты переживаешь за человека, жалко же, а сделать ничего не можешь. Поэтому я сразу сказала: «Как Валентина Герасимова не смогу работать. Буду готовить передачу о социальных явлениях, а не об отдельных человеческих бедах».

Так получилось, что я начинала трудиться над «Социумом» с одной командой, а в эфир вышла с другой. На роль ведущих взяли меня и Татьяну Черёмкину (которая теперь ведёт передачу одна). Она занималась раньше социальными проблемами. Делала очень интересный проект «Отражение». Это была сложнейшая работа, на износ. Татьяна снимала целые фильмы, очень переживала за своих героев, знаю, что помогала многим людям.

Однажды она делала фильм о парне, который только вышел из тюрьмы, пришёл домой, а ни дома, ни матери нет – всё сгорело. Ему об этом даже никто не сообщил. И он что-то украл, потому что просто надо было выжить, и парню снова грозила колония. О нём сделали передачу, ещё до эфира дали кассету с фильмом судье, и прямо в зале суда его отпустили, так тронула всех эта трагическая история. Я была безмерно рада, что именно с Татьяной мне предстоит работать.

 

Удачи

– Надежды оправдались? Вам интересно, Вы делаете то, что хотите?

– Не всеми передачами я довольна, но бывают темы, которые и меня, и зрителей задевают, и тогда, конечно, понимаю, что делаю что-то нужное.

– Например?

– Очень меня затронула передача о ВИЧ-инфицированных. Многие говорили, что она – одна из лучших. Нам удалось вызвать интерес зрителей. Были звонки в студию, но я не думала, что есть люди, способные в прямом эфире сказать: «Их надо всех изолировать, сослать за 101-й километр». Позвонила ВИЧ-инфицированная девушка, отказавшаяся сниматься даже с закрытым лицом, и обратилась к товарищам по несчастью, которые, несмотря на страх, хотят общаться (а они, оказывается, ужасно боятся, особенно у нас, в Якутске!). В этой передаче участвовал иерей Виктор Блинов. Он очень хорошо рассказал о том, как Церковь относится к СПИДу, к ВИЧ-инфицированным.

– Вы часто приглашаете священнослужителей?

– Не всегда это получается. Но мне лично особенно интересны именно те передачи, на которые можно пригласить священника.

Одна из самых удачных, по-моему, была о людях, которые выходят из тюрьмы, о том, как им трудно устроиться в жизни, если они хотят жить нормально. Мы её сделали вместе со иереем Михаилом Павловым, который окормляет верующих заключённых в якутских колониях.

Ганжа Ирина

Тогда я почувствовала свою миссию журналистскую, ведь мы можем напомнить обществу, что есть такие люди, они не изгои, они хотят и могут жить честно. Все герои оказались православными верующими, которые пришли к Богу в заключении. Кроме тех, кто отбывал наказание, мы тогда пригласили председателя общественной организации «Женщины против разгула преступности», мать, у которой убили двух сыновей. Думали, что это внесёт конфликтную струю, а она, наоборот, сказала, что надо учиться прощать, и что она убийц своих детей простила.

Ирина, а было что-то из «мирной» жизни?

– Очень сильное впечатление на меня произвела передача про одиноких отцов. В общественном сознании бытует представление, что мужчины часто бросают своих жён, что они ненадёжные люди, а тут пришли необыкновенные отцы, замечательные! Я с такими прежде никогда не встречалась. Конечно, одинокие папы тоже разные бывают. Некоторых невозможно жалко было, а некоторые настолько достойно растили и воспитывали своих детей, что я подумала: «Наверное, это подобие Бога. Когда человек не имеет такого отца, ему трудно и Бога понять». Поэтому в некоторых случаях ребёнку лучше остаться с папой, чем с одинокой матерью. Многие дети настолько любят своих отцов, что им и не надо никакой мамы. И отцам она не нужна. Они своей личной жизнью не занимаются, для них дети и работа – это всё. Мне потом в больнице врачи сказали, что могли бы ещё одного папу в пример привести. Он поднял ребёнка с очень тяжёлой формой ДЦП. Этот молодой человек положил всю свою жизнь к больным ножкам своего малыша, которого мама бросила. Ребёнок даже не ходил, но папа с ним так упорно занимался, что он сейчас почти здоров. Это невероятно.

– Вы и светскую передачу с верой и молитвой делаете?

– Конечно, я молюсь перед началом передач. И так всегда происходит, что всё будто по маслу катится. Господь помогает, присылает именно тех людей, которые нужны. Или, бывает, во время записи передачи человек говорит что-то не то, и в этот момент техника подводит. Делаем дубль, другой, а потом Татьяна спрашивает: «А Вы разве это хотели сказать?», и вдруг он начинает говорить то, что надо.

 

Три копейки

– Ирина, когда-то давно, помню, видела интервью Ваше с архиепископом Германом. Вы тогда уже были верующей?

– Я в Бога всегда верила, но к православию ещё не пришла, как многие говорят: «Бог внутри меня, можно и дома молиться, посредники не нужны» и т.д. Для меня духовное лицо было тогда словно из параллельного мира. Приехала, микрофон поставила… Просто выполнила заказ.

– Как и почему Вы стали делать передачи о православии?

– Когда я поверила в Бога по-настоящему, у меня вдруг глаза открылись на многие явления. Я источник увидела, так мне казалось. Неофитам же свойственно навязывать собственные ущербные представления, которые они принимают за Истину, причём порой агрессивно.

– Хотелось мир перевернуть?

– Наверное. Думала: «Ну, как они не понимают очевидного?», «Как это? У меня открылись глаза, а они ничего не видят? Всё же так просто – как три копейки». И только потом до меня дошло, что большинству это не надо, совсем не надо. Даже друзья и близкие надо мной посмеиваются. Правда, бывает, что и их Господь приводит – кого через радость, кого через беду. Но у большинства отношения с Богом – «товар-деньги-товар»: «Я Тебе – свечку, Ты мне – исполнение молитвы… Я ничего плохого не сделал, мне каяться не в чем, живу в ладу с совестью и с Богом» (сценарий один и тот же).

И потом, я же так мало хорошего сделала в этой жизни. Решила, что, может, хоть этим перед Богом оправдаюсь на Суде? А что мне ещё предъявить? Родила только одного ребёнка, которого не знаю, смогу ли хорошо вырастить. Думала, девочку взять на воспитание, но я такая малодушная – испугалась. Молилась только, чтобы её усыновили. Меня поражают и восхищают люди, вовсе не верующие, которые подбирают брошенных детей, воспитывают их, жертвуя собой. Во мне этого нет, и я наивно думала, что, может, через добрые, хорошие передачи смогу войти в рай. Вдруг кто-то посмотрит их, кого-то они зацепят. Телевидение может вред огромный принести, но и большую пользу. Решила, что это моё предназначение. И епископ Зосима, видимо, во мне что-то увидел, стал предлагать сотрудничество. Сейчас я уже не обольщаюсь на свой счёт, хотя люди подходят, благодарят: «Спасибо Вам, смотреть нечего, а у меня знакомая лежит, для неё ваша передача – глоток свежего воздуха…» Это так приятно слышать!

– Значит, свой зритель у передач о вере всё же есть?

– Есть, конечно, хотя они без анонса выходят, бессистемно. Владыка Зосима настаивает, и я тоже сейчас бьюсь за то, чтобы передача «Простые истины» была еженедельной, выходила в определённое время, чтобы люди знали об этом.

 

«Глас» не в пустыне

– Каждую неделю? Вам по силам?

– А мы не одни передачу будем делать. Телекомпания «Глас» (сейчас это московский телеканал «Радость моя») предложила на безвозмездной основе свои прекрасные, качественные материалы – они и для детей снимают, и для взрослых есть замечательные программы.

Ирина Ганжа в студии

– Ирина, в первом пасхальном выпуске «Простых истин» мне не хватило НАШИХ сюжетов. Чужие храмы, чужие священники и прихожане…

– Так и получится. Но мы постараемся, конечно, своё вносить, о жизни нашей епархии рассказывать.

– Это будет передача для православных?

– Нет, нет. Мы хотим делать её для самой широкой аудитории. У нас на местном телевидении нет ни одной детской передачи, тем более, такого уровня. Мой сын вообще не воспринимает мультфильмы, которые показывают по телевизору, а «Шишкин лес» производства «Гласа» несколько раз смотрел, не отрываясь. Мы надеемся, что нашими зрителями будут все, кто задумывается о смысле жизни, о добре и зле.

– А кто за это заплатит?

– «Глас» предоставляет свои материалы совершенно бесплатно. Причём они очень оперативно работают. Та компьютерная графика, на которую здесь месяцы уходят, будет сделана «Гласом» быстро на нашем материале и совершенно даром. «Шапки» и отбивки изготовят под каждую рубрику, будут подбирать материалы и давать даже те, которые ещё не выходили. Кроме того, у них есть огромный архив, а там столько всего, что можно каждый день вещать.

– Почему москвичи делают это даром?

– А почему вы бесплатно «Логос» делаете?

– …Мы все желаем Вам и «Гласу» успеха, тем более, что православные культурные традиции и в России, и в Якутии растеряны, их место заняли самые нелепые суеверия. И, к сожалению, их часто транслируют новостные передачи. Ирина, как этого избежать?

– Так я и сама совсем недавно сообщала о народном календаре, вместо того, чтобы рассказать о сути Крещения или Покрова. Но почему до сих пор это продолжается, удивляюсь. Ведь можно позвонить в епархию и попросить нужную информацию.

– А возможен ли в принципе серьёзный, умный разговор о Церкви на местном телевидении? Или только яйца крашеные, да свечи и колокола под заунывное пение Жанны Бичевской нам доступно?

– Нет, думаю, невозможен. Тут нужен коллектив единомышленников. Режиссёр, корреспонденты. Ведь это должны быть не только профессиональные люди, но обязательно верующие. Тогда человек понимает, что делает. А я пока даже режиссёра не могу найти. К этому моему делу многие и на работе, и в семье относятся как к хобби. Надо, видимо, годами заслуживать доверие.

– Я полагаю, это доверие уже есть. Спасибо, Ирина. Желаю Вам, чтобы «Простые истины» дошли до зрителей и нашли отклик в их сердцах.

Беседу вела Марина ГОРИНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *