Увидеть мир глазами Христа и… полюбить

Увидеть мир глазами Христа
Авторы:

и


Вопрос ребром
Темы: , , , , , , , , .
На вопросы читателей отвечает священник Михаил ЗАЙЦЕВ
Священник Михаил Зайцев

Священник Михаил Зайцев

– Как научиться любить других людей?

Людмила.

– Надо пытаться выполнять евангельские заповеди, жить по Евангелию. Другого пути нет. Я думаю, прежде чем научиться любить других людей, надо попытаться довериться Христу и научиться перед Ним честно жить. Собственной силы для любви других людей, а уж тем более врагов, человек в себе не имеет.

Пожалуй, самый высокий уровень, на который он может «влезть» без Бога, – это индифферентность, равнодушие. А для того, чтобы любить людей (как я понимаю, Людмила имеет в виду не только близких – всех, в том числе, недругов), нужна благодать Святого Духа, которая в нас может войти только через доверие ко Христу. Надо учиться жить перед Богом, тогда постепенно научишься людей любить.

Митрополит Антоний Сурожский рассказывал о своём духовнике, отце Афанасии, ставшем монахом, после встречи на старом Валааме со стариком, который пятьдесят лет был послушником в монастыре, но так и не принял пострига. На работах он потерял одну ногу, телесно был уже очень разбитым человеком, а духом сиял. Отец Афанасий его спросил: «Почему ты не принимаешь монашества? Ты пятьдесят лет монахом живёшь». Тот заплакал и сказал: «Не могу – я ещё не научился плакать о всём мире», – плакать о его страшной судьбе не сентиментальными слезами, а так, как Христос над умершим Лазарем.

Никто не может так жить и так любить людей, и тот старец бы не смог, если бы не научился стоять перед Христом – перед Христом жить, перед Христом думать, перед Христом работать, перед Христом спать и перед Христом просыпаться. Поэтому он увидел мир глазами Христа, а через это испытал любовь к миру, близкую к той, которую испытывает Сам Бог.

Вот это любовь, а всё остальное – тренинги, которые максимум, что могут дать, – безразличие. Либо как у Достоевского – чем больше люблю весь мир в целом, тем меньше каждого человека в отдельности. Подлинная любовь к людям достигается только через Христа. Для этого Христос должен войти в мою жизнь, для этого я должен к Нему стремиться.

мир глазами Христа

Фото Николая Дьяконова

– Как православие относится к старинным рождественским гаданиям, принятым на Руси? Говорят, что в эту святую ночь можно не бояться нечистой силы?

Юлия.

– Резко отрицательно, потому что любая форма гадания – это обращение к полюсу, противоположному Христу. Обращение к Богу есть молитва, в гадании молитвы нет. Гадая, человек обращается к силе, враждебной Господу – сатанинской. Отношения с Богом не подразумевают никаких форм гадания. Поэтому в Ветхом Завете таких людей повелевалось предавать смерти.

В Новом Завете люди, которые гадают сами или обращаются к гадалкам, отлучаются от полноты церковной жизни (не допускаются к Причастию) либо полностью, либо частично, на какой-то срок.

Надо просто понять, что гадание – это форма общения с дьяволом. Вот и всё. Другой вопрос, что наша неразборчивость, наша невменяемость в некоторых вопросах приводит к тому, что мы совершаем страшные вещи (по отношению к себе, прежде всего), не отдавая в этом отчёта.

Да, на Руси и после принятия христианства продолжали гадать, но не надо связывать это с православием. В так называемом внешнем благочестии столько язычества, столько суеверия было! Оно очень скоро вылезло наружу и показало, чего стоит наша вера в Бога, когда после революции вчерашние христиане стали взрывать храмы, расстреливать друг друга и т.д.

Как – в свете Нового Завета – выглядит человек, который, с одной стороны, рядится в христианские одежды, а порой ещё пытается через Таинства церковные войти в особые отношения с Богом, а с другой – тут же поворачивается к Господу спиной, делает неприступные жесты и начинает разговаривать с бесами? Это ещё более страшная вещь, чем человек, не верующий во Христа и пытающийся предугадать свою судьбу. Уж лучше ты совсем в храм не ходи, если хочешь гадать, во всяком случае, ответственности меньше.

А по поводу того, что в рождественскую ночь нечистая сила якобы не может зла причинить – это, как говорит апостол Павел, «бабьи басни». Это желание свести отношения с Богом к тому, что примитивно и просто. Причём тут даты? Уж если кого сатана и боится, так это Самого Христа. А Его надо в сердце иметь.

– Можно ли считать человека злым, если он сделал тебе что-то плохое? И нужно ли после этого плохо к нему относиться, отвечать злом на зло?

Оля Терякова.

– Что бы ни было, человека надо считать не злым, а несчастным. Тогда всё меняется: мы меняемся, отношение к нему меняется, скорей всего, и он поменяется. Надо жалеть. Это болезнь. Раз человек делает зло – он больной. Больных мы лечим, жалеем, мы о них проявляем большую заботу, чем о здоровых.

Кстати, в Святом Писании говорится о том, что сильные должны носить тяготы слабых. Значит, с самого начала надо правильно себя вести: человек сделал мне плохо, выходит, он несчастен, болен, я должен его жалеть. Этим я себя сберегу от зла и ему, возможно, помогу. Самое главное – к Богу ближе стану.

Подготовила Ирина ДМИТРИЕВА

На заставке фото Николая Дьяконова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *