Преподобный Сергий Радонежский в детстве учился… плохо

Михаил Васильевич Нестеров. «Видение отроку Варфоломею». 1890 г.
Авторы:


Небесное отечество
Темы: , , , .

Кто не знает замечательную картину Михаила Васильевича Нестерова «Видение отроку Варфоломею», принесшую художнику известность и славу? А кто знает, что изображённый на картине отрок – это величайший и любимый святой, преподобный Сергий Радонежский (1322–1392), которого летописцы именовали игуменом всея Руси, а святая Церковь достойно и праведно величает «возбранным воеводою Русской земли»?

Нестеров писал свою картину в Абрамцеве – усадьбе, принадлежащей известному промышленнику и меценату с широкой художественной натурой Савве Ивановичу Мамонтову, находившейся недалеко от Троице-Сергиевой Лавры. Живописная красота местности и радушие щедрых хозяев привлекали сюда многих художников и писателей. Здесь создавали свои шедевры Васнецов, Репин, Поленов, Неврев, Остроухов, братья Коровины, Левитан.

Тут написал свою знаменитую «Девочку с персиками» Серов. Интересно, что дочь героини картины, Верочки Мамонтовой, Елизавета отбывала со своим отцом ссылку в Якутии. М.В.Нестеров писал: «Там, в Абрамцеве, всё мне любезно: и природа и люди. Настроение там было высокого духа…» Вот за эти настроения, за веру в Бога обитателей Абрамцева в стране социализма сажали.

Преподобный Сергий Радонежский Чудотворец

Преподобный Сергий Радонежский Чудотворец

Но до революции многие художники черпали своё вдохновение не только в абрамцевских величественных пейзажах, но и в глубочайшей вере его обитателей. Там по проекту Васнецова была построена церковь. «Каждая деталь, – писал Нестеров, – начиная от купола до звонницы и окон, высоко художественна».

Ещё большее впечатление произвели на Михаила Васильевича работы, выполненные внутри церкви: «Нерукотворный Спас» Репина, «Благовещение» Поленова. Васнецов изобразил там Сергия Радонежского в виде сурового крестьянина с тяжёлыми, натруженными работой руками.

Чем же так привлекал художников образ преподобного Сергия? И за какие такие подвиги его столь величают и почитают на Руси?

«Сравнительно легко писать о полководце, философе или о политике, – говорит священник Георгий Чистяков, – поскольку их деятельность проходит на глазах у людей… Жизнь святого протекает при наглухо запертых дверях: добрые дела он совершает так, чтобы их не видели, молится у себя в келье и постится, как заповедано в Евангелии, так, что его окружающие не обращают на это никакого внимания, – в противном случае он уже не святой».

Но вот странность, человек, который целью жизни своей положил бегство от мира и всего, что в мире, оказался благодатным наставником и руководителем этого мира. Он жил в смутное время, в страшное время разгрома отечества, в проклятое время чужеземного порабощения, национального позора и смуты. Аскет и мистик (мотивы видений и чудес в его житии превосходят своей эмоциональной силой всю предшествующую русскую агиографию), он проявил себя как мудрый политик, стремящийся к «умирению» раздоров, и то, что страна наша не распалась на ряд слабых удельных княжеств, а осталась единой, а потому цельной и могучей – это и его заслуга.

«Примером своей жизни, высотой своего духа препо­добный Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нём доверие к себе, вдохнул веру в своё будущее», – говорил знаменитый историк В.Ключевский.

К сожалению, на школьных уроках истории дети не узнают, что победой в битве на Куликовом поле (1380) Россия обязана, в том числе, и ему, смиренному игумену Троицкому. Собираясь идти на Мамая, Дмитрий Донской приехал за благословением к святому Сергию. Предрекая князю победу, преподобный, согласно легенде, послал с ним на брань двух иноков своей обители, Пересвета и Ослябю, погибших в бою.

Он положил начало жизни пустынников, устроив вне города обитель с общиножитием. Начавший с одино­кого личного подвига самоочищения и обуздания страс­тей, Сергий Радонежский вскоре стал основателем но­вого монастыря и нового русского монашества. Создан­ная им Троице-Сергиева Лавра (1337 г.) стала духов­ным сердцем и совестью всей Руси, а порождённые ею другие обители – как бы кровеносными сосудами, пи­тающими страну духовной жизнью.

Из чего же вырос этот величайший гигант духа? А из того самого отрока Варфоломея, которого так чудесно – тихо и радостно – изобразил художник. «Преподобный отец наш Сергий родился от родителей благородных и благоверных», – сообщает его ученик Епифаний Премудрый. Обедневшие ростовские бояре Кирилл и Мария воспитывали троих своих сыновей, наставляя в вере и чистоте. Стефан и Пётр быстро изучили грамоту, Варфоломей же с трудом одолел чтение и учился медленно и плохо. За это его часто бранили родители, учитель наказывал, а товарищи укоряли. Мальчик часто со слезами молился Богу, говоря: «Господи, дай мне выучить грамоту, научи, вразуми меня».

Однажды, ища в поле пропавших лошадей, он увидел под дубом незнакомого старца-черноризца. Монах молился. Отрок подошёл к нему и поведал свою скорбь. Сочувственно выслушав мальчика, старец начал молиться о его просвещении. Затем, достав ковчежец, вынул малую частицу просфоры и, благословив ею Варфоломея, сказал: «Возьми, чадо, и съешь: сие дается тебе в знамение благодати Божией и разумения Священного Писания». Благодать действительно сошла на отрока: Господь дал ему память и разумение, и он стал легко усваивать книжную мудрость.

Вскоре родители переселились с детьми из Ростова ближе к Москве в селение Радонеж. После их смерти Варфоломей предоставил наследство своему младшему брату Петру и вместе со старшим – Стефаном – поселился в десяти верстах от Радонежа, в глубоком лесу около речки Кончюры. Братья рубили лес своими руками и построили келью и малую церковь. Эту церковь священник, посланный митрополитом Феогностом, освятил в честь Святой Троицы. Так возникла знаменитая обитель преподобного Сергия.

Священник Сергий Клинцов со своим Небесным покровителем

Священник Сергий Клинцов со своим Небесным покровителем

Вскоре Стефан оставил своего брата и стал настоятелем Богоявленского монастыря в Москве и духовником великого князя. Варфоломей же, постриженный в монашество с именем Сергий, около двух лет подвизался один в лесу. Как ни старался святой скрывать свои подвиги, слава о них распространилась и привлекла к нему других иноков, желавших спасаться под его руководством.

Нельзя не согласиться с отцом Георгием Чистяковым, который утверждает, что постичь, в чём заключается подвиг святого, можно, наверное, только в том случае, если его житие станет для нас не просто материалом для размышлений, пусть даже благочестивых, а примером для подражания.

«Чтобы читатель не подумал, что ему предлагается уйти в монастырь, стать монахом, замечу, что в первую очередь Сергий Радонежский учит нас не этому. Чему же?.. Служение ближнему он сделал главным в своей жизни. Уйдя из мира, отвергнув те формы человеческого общежития, которые навязывало ему русское общество середины XIV века, он не стал отшельником-одиночкой, а стал искать способы для воплощения в реальность той открытости по отношению друг к другу, которую Иисус назвал словом «агапэ» (любовь) и без которой человек теряется и, каким бы счастливцем он себе ни казался, в конце концов довольно быстро погибает».

И сейчас, спустя семь веков, едет в Сергиев Посад, в Лавру к преподобному Сергию Радонежскому православный народ за спасением; перед его иконами помощи просит в своих молитвах, в том числе помощи в учёбе: «Преподобный отче Сергие, моли Бога о том, чтобы и мы могли вместить в себя больше мудрости и знаний и использовать их на благие дела!»

Ирина ДМИТРИЕВА

На заставке: Михаил Васильевич Нестеров. «Видение отроку Варфоломею». 1890 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *