Христианин – это счастливый человек

Христианин – это счастливый человек
Авторы:


Прямая речь, Самое главное
Темы: , , , , , , , , .
11 Ол эрэн, бырааттарым, үөрүҥ-көтүҥ, ситэн-хотон үүнэн иһиҥ, бэйэ-бэйэҕитин бөҕөргөтүһүҥ, биир саналаныҥ, эйэлээх буолуҥ, оччоҕ таптал, эйэ-ил Таҥарата эһигини кытта бииргэ буолуо.
Сибэтиэй Павел апостол Коринф христианнарыгар иккис илдьит суруга, 13 түһ.

С новым годом, с новым счастьем!

Странное поздравление посреди осени – скажете? Нисколько. Именно 1 сентября по новому стилю начинается новый учебный год, а 1 сентября по старому стилю (14 по-новому) – начало нового церковного года (церковное новолетие).

Почему счастье? Ведь для одних учёба – это жизненная, но тяжкая необходимость, для других – каторга, которую порой отбывают ради родителей (часто – за их же деньги), для третьих – кропотливый (или авральный), временами кажущийся бессмысленным, труд. Но неужели ни для кого – не радостный? А радость познания? А счастье «вдруг» обнаружить, что ты сегодня можешь и умеешь что-то такое, о чём вчера и не мечтал?

Вы ещё не испытали этого? Так что же? Думаю, что многие даже не подозревают о тех способностях – интеллектуальных и творческих, которые заложены в человеке от рождения. Каждый из вас может перерасти себя сегодняшнего – и это поистине величайшее счастье. Я искренно желаю всем познать себя, свои возможности и вкусить радость открытия, постижения нового, радость творческого мышления.

Но радость эта не будет совершенной, и знание это не будет полным, если вы не захотите увидеть свою и окружающую вас реальность в свете веры, узнать своё высшее предназначение, познать Бога. Уверена, кого-то мои слова озадачат. Ведь многим христианство, особенно православие, представляется чем-то занудным, мрачным, системой запретов, беспрерывным самоедством.

А вы посмотрите на ликующе радостные лица людей в тот момент, когда капли освящённой воды падают на них во время молебна или крестного хода; загляните в глаза причастника, только что отошедшего от Святой Чаши, переполненные тихим, глубоким счастьем. Нет, ничего подобного не увидите вы за пределами храма. Для меня христианин – это счастливый человек.

Одно огромное «низ-з-зя»?

Конечно, духовная жизнь может пойти наперекосяк, когда, как говорит диакон Андрей Кураев, об ограничениях мы рассказываем молодому человеку раньше, чем начинаем разговор о главном – о радости жизни во Христе: «Беременная женщина естественно себя ограничивает, потому что она ощущает, что у неё под сердцем новая жизнь, и эту жизнь нельзя ставить под угрозу, её надо сохранить». К сожалению, часто разговор о вере сводится к другому: «Нельзя делать это или это, грех вот это или то». В итоге у людей возникает ощущение, что православие – это одно огромное «низ-з-зя». На самом деле христианство начинается с радости, которую представляет собой евангельское благовестие.

Самое рождение Младенца-Христа отмечено радостным ликованием. Ангел, сообщая пастухам о Рождестве Спасителя, говорит: «Я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям». Всем, а значит, и нам. И волхвы, увидев звезду, «возрадовались радостью весьма великою» – уж они-то, восточные мудрецы, знали, в чём теперь их отрада. Иоанн Креститель, свидетельствуя о Христе как о Сыне Божием, восклицает: «Сия-то радость моя исполнилась». И сам Спаситель не раз говорит ученикам (и нам): «Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна». Затем и апостолы учили: «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь».

Но в чём же она – эта совершенная радость? Проповедь Христа начинается с объявления о даре: «Достигло до вас Царство Небесное!» Бог Себя, Своё Царство каждому из нас дарит – вы слышали когда-нибудь о таком? Дар – Сам Христос! Бог вошёл в человеческую историю навсегда. Бог среди нас, Любящий Бог – это ли не радость?

«Этот Бог, потому что Он – Любовь, захотел разделить с целым миром радость бытия, славу святости, несказанную Свою красоту; и Он вызвал из небытия целый мир», – в восхищении говорит митрополит Антоний Сурожский. Бог попустил человеку пасть, чтобы дать ему возможность достигнуть большего – обожиться через свободный отказ от зла и принятие добра. И ради того, чтобы восставить падшего человека, дать возможность ему подняться над собой (до Себя!), Господь принял человеческую плоть и всё, что с ней связано: всю её боль, всю немощь, всё страдание и всю смерть. Ради нас, нашего спасения Он умер страшной смертью и воскрес, проложив нам, гибнущим в грехах людям, путь к воскресению. Любовью Божией мы спасены – спасены от смерти – разве этого недостаточно, чтобы ответить Ему радостью, ласковой и благодарной любовью?

Свобода от обстоятельств

Счастливый христианин

Фото протоиерея Сергия Клинцова

Но разве люди перестали умирать? Нет, смерть пока не потеряла власти над нашими телами, но души… они получили возможность входить в совершенную радость Божию, которая не окончится никогда. Как не согласиться с Владыкой Антонием, который говорил: «Такого Бога иметь – радость; радость, которая ни с чем не может сравниться. Он – не только Творец, не только Промыслитель, не только герой-Спаситель: Его любовь такова, что Он стал с нами единым вплоть до последней, предельной трагедии человеческого существования и нам вернул жизнь».

Здесь важно понять, что вовсе не о загробном мире идёт речь. Царствие Небесное открывается не тогда, когда праведник умирает. Всё чудо и вся радость состоит в том, что оно уже нас достигло две тысячи лет назад. Христос воцаряется в сердце каждого, кто Его ищет и стремится очистить душу для Него – здесь и сейчас. «Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе», – объясняет апостол Павел (Рим 14, 17).

Вот это касание Духа Святаго, Божией благодати рождает в сердце такую радость, которую логически невозможно объяснить даже себе самому. Человек получает свободу от обстоятельств. Нет, Господь не устраняет из нашей жизни ни страдания, ни боль, ни потери, но жизнь, со всем, что в ней происходит злого, наполняется глубочайшим смыслом, оправдывается, а главное, душа теряет рабскую зависимость от материальных проблем – умиротворяется.

Странные люди эти христиане – их сажают в тюрьмы и лагеря, а они среди унижения и муки испытывают блаженство; их тела поражают болезни, а они, терпя боль, радостно благодарят за неё Творца; верующие теряют близких, но, оплакивая их, сорадуются вселившимся в Божии обители душам усопших; они рыдают о грехах, но и эти слёзы претворяются в потоки блаженства и благодати. Уж не безумны ли они?

Это уж как посмотреть… Просто есть у них великое утешение – не сказочка про то, что там, на том свете все получат по заслугам, – а реальный духовный опыт, Живой Христос, который с каждым сорадуется, с каждым над его горем плачет и каждого зовёт для утешения. Насильно, впрочем, в душу ни к кому не лезет, просит только: хотя бы местечко малое освободи от греха, чтобы Мне в твоём сердце было, где голову преклонить. И всё. Такой вот Бог – прекрасный, добрый, любящий – совершенный.

Жить Богу в радость

Как же читателю, для которого слова мои кажутся подозрительными, а может, парадоксальными, войти в эту радость? Знаете, у святителя Григория есть учение о церковном празднике как таинстве приобщения человека к реальности иного мира, как средстве восхождения к Богу. Начинается церковный год, и от праздника к празднику вместе со всей Церковью – верующим народом, захотевшим уподобиться Христу и разделить Его любовь к людям – мы можем начать созидать свою духовную жизнь.

За каждым богослужением в православных храмах стирается граница между земным и небесным: люди входят в молитвенное общение с Церковью, преодолевающей времена и пространства. Мы молимся вместе – все, кто разделён тысячами километров и тысячами лет. Но это чудо не происходит автоматически. Для того чтобы мы могли разделить радость с Божией Матерью, со всеми святыми, и в нас должно найтись нечто родственное тем событиям, которые мы воспеваем и прославляем. Только перемена (покаяние) – приближает нас к Богу. Радуясь, празднуя память святого, мы одновременно учимся у него – учимся жизни со Христом.

«Все эти многочисленные, между собой переплетённые праздники обозначают эсхатологические события, которые включают, в конечном итоге, и нашу ответственность, – предупреждает митрополит Антоний Сурожский. – Вот почему так важно чувствовать «общение святых». Это показывает, что всё человечество – единый, сильный поток жизни, что все мы совершенно переплетены между собой, что мы призваны не только быть носимыми, но и нести, не только быть местом вселения, но и активно действовать и быть». Если мы не научимся так переживать каждое событие церковного календаря, мы будем пропускать мимо себя нечто такое, что имеет огромную важность в опыте и жизни Церкви.

И ещё у Владыки Антония есть одна важная мысль: «Если наши сердца наполнены благодарной любовью, то надо, чтобы вся наша жизнь была построена так, чтобы она была Богу радостью, чтобы Он видел из всех наших мыслей, чувств, волеизъявлений и поступков, что Он не напрасно нас возлюбил, не напрасно родился в мир, не напрасно жил, не напрасно учил, не напрасно страдал, не напрасно умер, не напрасно измерил глубины ада; что всё это не напрасно было, что всё это нашло отклик в наших душах, выражающийся всей жизнью».

Так давайте же в новом учебном и церковном году попытаемся жить так, как жил недавно почивший Владыка Антоний Сурожский – Богу в радость и в радость людям, и тогда наше счастье будет действительно новым.

Ирина ДМИТРИЕВА

На заставе фото Сергея Долгих

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *