Постриг: жизнь до и после

16_2006_12_m
Авторы:


Особая миссия, Самое главное
Темы: , , , , , , .

В «мирском измерении» важно и престижно поступить в какое-либо высшее учебное заведение и с точностью до наоборот воспринимается поступление в монастырь. Принято считать, что туда идут люди слабые, нереализовавшиеся, раздавленные горем. Не случайно даже в шутку брошенное: «Всё! Кончено! Ухожу в монастырь!» мы произносим в минуты дикой усталости и отчаяния. А что на самом деле представляет из себя монашеская обитель? Чем и как живут современные иноки и монахи? Об этом и многом другом мы спросили у сестёр Якутского Свято-Покровского женского монастыря.

 

О монастыре

Первая попытка создания женского монастыря в Якутии успехом не увенчалась: Покровско-Нининская женская миссионерская община, основанная на базе Красноярской Покровской церкви в начале ХХ века, просуществовала всего три года.

Первый и пока единственный женский монастырь в республике был открыт в 1996 году решением Святейшего Патриарха Всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви. Якутский Покровский женский монастырь, именуемый так в честь Покрова Пресвятой Богородицы, был организован по просьбе и благословению епископа Якутского и Лен­ского Германа (Моралина). Он мечтал, чтобы и в нашей епархии была своя женская обитель, которая бы своей чистой, праведной жизнью благотворно воздействовала на город, а со временем стала бы и главным средоточием милосердия.

 

О храмах

В монастыре их два. Первый большинству горожан известен как Покровская церковь на Ушакова. Она была заново отстроена силами священника и прихожан и освящена в 1980 году в честь святителя Николая Чудотворца. Долгое время храм был единственным действующим в Якутии. После ремонта в 1998 году его освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы, но дни памяти Святителя Николая сестры до сих пор чтут как храмовые праздники.

Вторая – небольшая домовая церковь преподобномученицы Елисаветы – находится в здании монастыря, где проживают сестры. Это – сердце обители. Там совершаются утренние и вечерние молитвенные правила, а по благословению епископа в день памяти святой великой княгини Елисаветы и по некоторым другим праздникам служится литургия. Здесь же сестры собираются для духовных бесед. Это единственный храм, не являющийся приходским.

 

О сестрах

Сейчас с трудом верится, что ещё десять лет назад на месте нынешнего монастыря не было ни колышка. Но уже тогда имеющие опыт возрождения Александровской обители монахиня Архелая (Биянова) и епископ Герман не сомневались в том, что и на Севере будет женский монастырь. Настоятельница образовала общинку с двумя прихожанками – Марией (на момент написания статьи – инокиня Марфа, теперь монахиня Параскева) и Тамарой (в иночестве Тавифа, в монашестве Феодосия); жили все в храме, ночуя прямо на скамейках.

Сегодня в новом корпусе монастыря под крылом настоятельницы матушки Архелаи живут 15 духовных дочерей: две монахини, пять инокинь и послушницы. Самой старшей насельнице монастыря – 76 лет, младшей – 16. Среди них – горожанки, жительницы улусов и других регионов России. Есть здесь свои медики, строитель, швея и даже инженер-электрик – эти профессии сестры освоили в мирской жизни.

 

О настоятельнице

Десять лет монашеской жизни в стенах Рижского Троице-Сергиевого монастыря; пять лет на посту помощ­ницы настоятельницы монастыря в г. Александрове; и вот уже десять лет в роли настоятельницы женской обители Якутии – таковы ступени духовной жизни матушки Архелаи.

Сегодня на её плечах и многочисленные организаторские хлопоты о монастыре (от коммунальных – зимой: чтобы было тепло, не прорвало, не разморозилось, не вышло из строя; до насущных – круглый год: обуть, одеть, накормить всех сестёр), и заботы наставнического плана.

Мудрая, строгая, но в то же время по-матерински заботливая и тёплая матушка-настоятельница самым сложным в своём служении считает умение всегда и во всём являть пример для своих духовных дочерей. Насколько ей это удаётся, свидетельствует не только неподдельное уважение сестёр и единодушное почитание матушки за главную духовную наставницу, но и её «популярность» среди прихожан – как женщин, так и мужчин, – выстраивающихся в храме в отдельную очередь за её добрым советом и благословением.

 

О призвании

Святые отцы говорят, что призвание к монашеству бывает трёх родов: непосредственно от Бога, через человека и от нужды и скорби. «Однако, если приходящий в монастырь не к Богу приходит, а бежит от чего-то: от несчастной любви, от неприятностей в семье, от житейских трудностей – толку не будет, – считают в монастыре. – Монашество – это не бегство от людей, а осознанный выбор, призвание свыше».

И всё-таки есть такие, кому противопоказано быть монахом? И матушка, и сестры единодушны: «Нет». Не человек решает, но Бог, это Его Промысл. Бывает, что монах со стажем «срывается», уходит обратно в мир, а бывает, и, казалось бы, негодный к монашеской жизни, даже психически больной человек приходит в монастырь и со временем исцеляется. Как тут возьмёшь на себя ответственность вершить судьбы? Впрочем, случалось, что и вкусившим жизни в монастыре приходилось отказывать, когда их пребывание оказывалось неполезным для всех. Но это скорее исключение.

 

О постриге

В монахини постригают не сразу и далеко не всех. Вначале сестра, поступившая в монастырь, становится «кандидаткой в послушницы». Она знакомится с монастырской жизнью, «пробует» силы, а настоятельница и сестры смотрят, желает ли она всем сердцем служить единому Господу или же хочет укрыться в обители от житейских тревог и скорбей, получить «кров и уход».

Затем сестра становится послушницей. Послушание в монастыре зиждется на вере в Бога и доверии настоятельнице.

Следующая ступень монашества – иночество. Инок – это человек иной жизни. Он ещё не даёт монашеских обетов Богу, но уже близок к этому.

Монашество (от «моно» – один перед Богом) – это добровольное отречение от своей воли и полное смирение, подчинение воле Божией и духовному окормителю. Постриг – как второе крещение, в котором человек вновь перерождается, обновляется, получает новое имя и облачается в монашеские одежды. При постриге даются три обета: целомудрия, нестяжания и послушания.

Таким образом, чтобы пройти все эти ступенечки и стать монахом, требуется лет пять, а то и больше.

Высшая ступень монашества – схима. Её достигают единицы. Это ангельский образ жизни, когда человек живёт фактически уже не на земле.

 

О служении

Главное в «профессии» монаха, которой он отдаёт всю свою жизнь, – духовное служение. А основной труд – это молитва: о Церкви, Отечестве, о живых и мертвых.

Другое важнейшее дело – духовная поддержка, помощь всем нуждающимся. Любой монастырь – это «тихое пристанище», куда можно прийти со своей бедой, сомнениями, здесь можно отдохнуть душой, помолиться. Это, пожалуй, высочайший вид помощи ближним, он настолько превосходит служение телесное, насколько душа превосходит тело.

И хотя монастырь занимается благотворительной, миссионерской и другими видами деятельности, душа монашества – в духовном делании. Это его стержень, суть и предназначение.

Потому любой день в монастыре начинается с утренних молитв: с шести часов утра – в будние дни, и в зависимости от начала литургии – в праздничные. После – богослужение, если службы нет – весь день послушание. В 18 часов – вечернее правило. Затем ужин и так называемое личное время. В праздничные дни оно наступает не раньше одиннадцати.

 

О послушании

В монастыре слово «послушание» имеет два значения: распространённое – работа, поручение, дело, которое ты послушно, тщательно и прилежно исполняешь, и глубинное – от слова «слушать», вслушиваться в волю Божию, стремление человека максимально приблизить свою волю к воле Христа.

В первом своём значении послушания распределяются по благословению настоятельницы. Зная сестёр, их способности и состояние, она по необходимости может изменить послушание. Помогают друг другу и сами сестры и порой, как признались, делают это в тайне от матушки – ведь за десять лет не один пуд соли вместе съели!

Трудится большая часть сестёр во всех трёх храмах города (читают на службах, поддерживают порядок, поют на клиросе), в просфорне и в трапезной. Несут послушания в швейной, где шьют для собственных нужд, и в певческом классе. Одни заботятся о том, чтобы в монастырской лавке всегда была православная литература, иконы, свечи… Другие заняты миссионерской деятельностью, ведут огласительные беседы перед крещением.

Питаются сестры не только за счёт пожертвований, но и от трудов рук своих, а потому сами работают на монастырских мини-угодьях, готовят запасы на зиму и даже разводят кур.

 

О благотворительности

Официально в монастыре пока не существует ни приюта, ни богадельни. Однако здесь не отказывают в помощи нуждающимся, а иногда поддерживают материально, насколько это по силам.

Бывали случаи, когда сестры даже брали в монастырь престарелых больных людей – не для монашества, а для того, чтобы ухаживать за ними. Хотя чаще предлагали ухаживать за одинокими на дому. К сожалению, возможности 15-ти человек небезграничны, но по мере сил здесь воплощают сказанное Самим Господом: «Что делаете им, бедным, – Мне делаете».

 

О школе для девочек

В воскресной школе при монастыре занимаются и трёх-, и шестнадцатилетние девочки – всего около 30-ти человек. Это дети не только прихожан, но и совершенно мирских людей. Преподают в школе молодые – психолог и певчая на клиросе. Пробуют себя в роли учителей и девочки постарше. Все вместе они осваивают уроки пения, рукоделия и рисования. А одно из самых любимых детских занятий – совместная с сестрами подготовка к церковным праздникам.

Выражение «стены учат» в отношении этой воскресной школы уместно как никогда. Здесь, в монастыре, не преподают Закон Божий, но говорят о Боге, заповедях и стараются воспитывать детей собственным примером. Здесь с младых ногтей девочкам прививаются понятия о полноценной семье, рождении и воспитании детей. Разумеется, это дополнительная нагрузка для сестёр, но видели бы вы, с какой теплотой и нежностью они говорят о своих подопечных, и с каким восторгом вторят им дети!

 

О подвижничестве

Такие формы монашества, как физические подвиги, в Покровском монастыре не практикуются. Вериги здесь не носят, на каменьях не спят. «Это слабое оправдание, но жизнь на Севере – сама по себе подвиг, а если учесть, что в монастыре трудятся с утра до ночи, самоистязанию не остаётся места», – объясняют сестры.

Наложение особых ограничений во время поста или определённые молитвы сверх установленного правила – подвиги такого рода не афишируются и не обсуждаются даже между сестрами. Это личный выбор, о котором сестра может поговорить только с духовником.

«Конечно, современные монастыри – не те, что были в ранние века. В этом не вина их, а беда. Но Господь – милосердный. Он принимает молитвы и таких людей, как мы», – говорили сестры.

 

О семье

Думаете, почему к имени постриженной инокини независимо от возраста в обращении прибавляют слово «МАТЬ»? Потому что именно монахини должны являть собой идеал материнско­го любовно-бережного отношения не только к своим детям, но ко всякому существу как Божьему созданию. Вопрос «где труднее, в монастыре или в миру?» однозначного ответа и не предполагает. Часть монахинь считает: «Монастырь – та же семья, но – духовная. Там намного больше трудностей, проблем, искушений, хотя и духовного плана».

А между тем сама матушка-настоятельница очень жалеет женщин, которые работают и ухаживают за семьёй, детьми, и уверена, что жить в миру – не менее тяжёлый крест.

Есть нечто общее между браком и монашеством. Человек реализуется как личность лишь в общении с другим. В семье восполнение недостающего происходит через обретение второй половины, второго я. В монашестве этим «другим» является сам Бог.

 

О женской логике

В последнее время заметно изменились причины, которые заставляют женщин идти в монастырь. Если раньше пытались бежать в основном от личных скорбей, то сегодня всё чаще вразумляются через страдания других. Экологические катаклизмы, техногенные катастрофы, террористические акты, участившиеся в последнее время, заставляют людей задумываться о бренности жизни, её скоротечности и хрупкости. Они приходят к пониманию, что спасти можно только душу, не тело. А монашество – и есть максимальное выражение того «тесного» пути спасения, о котором говорит Господь.

Значит, не такие мы духовные уроды, чтобы не почувствовать чужое горе. Не такие эгоисты, чтобы оставаться безучастными к происходящему в мире. Это вселяет надежду и радует.

 

О разочарованиях

Если человек приходит в монастырь прямиком из мира, то разочарования и искушения неизбежны. Такой новоначальный в монастыре, как воцерковляющийся в храме, и священство, и монахов видит святыми.

А между тем, Церковь свята не нами (мы – обычные люди), а Христом. К тому же здесь душевные болезни человека, его страсти проявляются особенно ярко, ведь они на виду у всех. Потому в обитель предпочитают брать только из прихожан.

 

О новоначальных

Чаще в монастырь уходят в пожилом возрасте. Молодёжь не так охотно отрывает себя от всего мирского, даже если чувствует призвание. Но и тем, и другим одинаково туго приходится в первые годы жизни в обители. Не случайно сестры этот период называют «тёркой» – человека «трут», приспосабливают к другой жизни.

Нелегко привыкать к монастырскому уставу, уживаться со всеми сестрами. Хотя тем, кто приходит сегодня, проще – им есть куда идти и у кого учиться.

Но самое трудное – внутреннее послушание, отказ от собственной воли. Обрести душевный мир и постоянную пасхальную радость по силам не каждому: «Царствие Божие не пища и питие, но мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17).

 

 Об ограничениях

Для поступления в монастырь существуют препятствия, которые определены церковными канонами. Это нерасторгнутый брак (не обязательно венчанный) – исключение, если имеется согласие второй половины. А также имеющиеся на попечении люди и несовершеннолетние дети.

«Нельзя любить Бога и не любить своих близких, а если человек действительно их любит, то не бросит на произвол судьбы», – пояснили сестры.

 

О поступлении в монастырь

Наукой из наук и искусством из искусств называют святые отцы духовную науку. Кто чувствует в себе склонность к монашеству и решает поступить в обитель, могут считать, что поступают в наивысшее учебное заведение.

Двери монастыря открыты всем, искренне ищущим своего спасения. Ни возраст, ни звание, ни прежний образ жизни не препятствуют христианину избрать монашеский путь. Важно только, чтобы решение оставить мир было продиктовано не внешними обстоятельствами, не желанием укрыться от житейских невзгод, а осознанным стремлением вести полную, осмысленную жизнь по Евангельским заповедям, готовностью отдать Богу свою жизнь.

Если вы чувствуете в себе монашеское призвание – приходите, бояться и стесняться не нужно – в монахини тотчас не постригают. Здесь были бы рады видеть больше девушек и молодых женщин. Адрес монастыря: г. Якутск, ул. Ушакова, 12.

Светлана ПАВЛОВА