Самолюбийство

33_2014_1_m
Авторы:


Прямая речь, Самое главное
Темы: , , , , , , , , , , , .

…Как люблю себя я

Однажды друг укорил меня: «Вы, Ирина, себя не любите!» Я искренне удивилась: «А за что?» И отшутилась: «Предоставляю это другим». Впрочем, слова упрёка меня задели. Однако, задумавшись над ними, я пришла к неожиданному умозаключению: в основе всех моих мыслей, переживаний, поступков, всех удовольствий и радостей, скорбей и печалей лежит несокрушимая, всепобеждающая, обжигающая, слепая любовь… к самой себе.

А вы, дорогой читатель, любите ли вы себя так, как люблю себя я? И способны ли признаться в нелюбви к себе, драгоценному, когда вокруг: и с дисплеев гаджетов, и с экранов телевизоров, и со страниц православных изданий – известные психологи, «звёзды» эстрады, священники призывают вас себя полюбить? Похоже, вот она – новая добродетель XXI века. Не любить себя стало просто неприлично. Причём разницы между христианами, представителями других религий и атеистами нет никакой (хотя люди вкладывают в это разный смысл) – все уверены, что, не полюбив себя, жить просто невозможно.

Тех, у кого возникло недоумение «А за что же мне себя не любить?», отсылаю к членам семьи, коллегам, соседям, друзьям – поверьте, узнаете о себе много нового, и большая часть откровений окажется правдой.

Тем же, кто возмущённо скажет: «Да я и так себя не люблю, отсюда все мои проблемы и несчастья!» – как ни странно, посоветую сделать то же самое. Наверняка, обнаружится: то, за что вас недолюбливают другие, и то, за что, как вам кажется, плохо относитесь к себе вы, – совершенно разные вещи.

Есть люди, которые искренне считают, что им не в чем каяться, что они вполне себе хорошие и уж ничем не хуже других, а во многих отношениях даже лучше! Ну ладно, допустим, они пока ещё не научились видеть себя без иллюзий, замечать прегрешения (пусть смутно, размыто, как большинство из тех, кто уже ходит в храм, исповедуется, причащается), у них нет опыта духовной жизни, покаяния, борьбы со страстями, они ещё не разглядели в Иисусе Христе идеал человека, или Спаситель пока не стал для них примером, а мы-то, православные, мы-то что? Да всё то же – себя обожаем!

Парадоксально, но именно те, кто верит, что сотворены Богом по Его образу, кто знает о величии своего призвания, состоящего в достижении святости и совершенства, явленного Господом в Своём Сыне, впадают в две противоположные крайности, основанием которых является одно – любовь к себе, любимому.

 

Две крайности

33_2014_1_1Одни, обнаружив, что они не такие уж замечательные, как казалось прежде, когда себя с Христом не сравнивали, что на самом деле – полны гордыней, тщеславием, похотью, жадностью, гневом, ложью, лестью, лицемерием и т.д., и т.п. (если не в делах, поступках, то в мыслях, чувствах – это уж обязательно!), впадают в уныние, а то и начинают упиваться своим ничтожеством. На первый взгляд, понять их можно: ну как любить себя такого, порабощённого страшными – смертными – грехами, если ты говоришь, что хочешь быть подобным Господу? Кажется: вот оно – смирение! Но не тут-то было!

Нет, к добродетели это не имеет никакого отношения, потому что смиренный человек не теряет человеческого достоинства и, даже видя свои недостатки и немощи, принимает себя с миром, без надрыва и пафоса, с надеждой на исправление. Сознавая своё бессилие, он верит и надеется: невозможное человеку возможно Богу! Гордый же и самовлюблённый печалится и отчаивается при виде собственных недостатков: но именно любовь к себе не позволяет ему совершенства достичь!

33_2014_1_2Ну скажите, что нас заставляет объедаться, упиваться, блудить, валяться на диване, пялясь в очередной сериальчик, тратить в пост на морепродукты такие деньги, на которые можно было бы накормить целую семью (если вдруг пришла бы охота поделиться), запихивать дорогие шмотки в переполненный шкаф, менять новенькие ещё айфоны и автомобили на более крутые, мчать на престижный курорт или в недешёвое паломничество по христианским святыням, когда рядом гибнут дети, которым не хватает средств на лекарства или операции?

Только себе мы прощаем враньё и подлость, глупость и лень, жадность и корысть, все эти «милые особенности», без которых просто не можем жить. Самое большее, на что нас обычно хватает, это ныть по поводу того, что бесконечно согрешаем. И, похоже, мы обречены на нытье, оно нас устраивает. Действительно, откуда взяться решимости бороться с грехами, если себя, любимого, жаль, если себе так хочется угодить, потрафить?

Иные же, сознавая собственную греховность, этим фактом ещё и превозноситься умудряются! Едва войдя в Церковь, изумившись красоте духа, которая здесь сияет, открыв для себя Христа как Путь, Истину и Жизнь, испытав первую радость богообщения, некоторое время спустя люди порой начинают вести себя так, словно уже достигли преображения: осуждают всех вокруг – католиков, язычников, неверующих, прихожан, стоящих рядом в храме, священников, власть имущих, коллег, американцев, собственных детей и родителей…

Всё, что мы так легко прощаем самим себе, – всё то же самое вызывает наше непримиримое отторжение, если замечается в других. Фарисейство – симптом, неизменный спутник, корень осуждения – и есть наш самый распространённый грех: я не такой, как иные… Часто проявляемая подобным образом любовь к себе становится источником страданий родных и близких. Меня обличают слова Оскара Уайльда: «Жить так, как вы хотите, – не эгоизм. Эгоизм – это когда другие должны думать и жить так, как хотите вы».

 

Довольно быть довольным!

В основе всех иллюзий по собственному поводу лежит искажённое зрение – ведь бревно самолюбия в своём глазу мало кто замечает. Одни зациклены на недостатках (реальных и мнимых), другие страшно собой довольны (даже тогда, когда для этого нет вроде бы никаких оснований). Мы настолько влюблены сами в себя, что даже добро умудряемся обратить во зло – себе и другим.

33_2014_1_iakutsk-leeturgiia-voskresen-e

Классический пример того, как это происходит, Марина Ивановна Журинская, замечательный российский журналист, публицист, лингвист, увидела в Пере Гюнте, герое Ибсена. Он руководствовался девизом «Будь самим собой». Лицемерность окружающей жизни вызывала у него отвращение. Пер любил говорить правду в лицо, когда она неприятна. «Эта установка привела его к большой подлости… Ведомый своим лозунгом и сотворивши массу глупостей и гадостей, он попал к бесам, троллям. Они ему сильно не понравились, но тут же объяснили, что он с ними родня, и разница только в небольшом нюансе: у него лозунг «Будь самим собой», а у них – «Будь самим собой доволен»… Как только человек, поставивший своей целью «быть самим собой», начинает «быть самим собой доволен», это уже путь в бездну, – пишет Журинская. – Необязательно, но вероятно. Не собственное самодовольство должно быть нашей целью, а чтобы Господь нас принимал».

Но ведь и неудовлетворённость своей внешностью, способностями, обстоятельствами жизни – результат завышенных требований к собственной персоне, то есть искажённой любви!

Мы все поражены этой страстью – и те, кто недоволен собой, своим положением, считая, что оно должно быть лучше (неважно, идёт ли речь о семье, карьере или среде обитания), и те, кто имеет «комплекс полноценности» и свысока поглядывает на остальных; и те, кто пьёт и курит, губя своё здоровье, не в силах отказать себе в сомнительном удовольствии, и те, кто ревностно следит за питанием и делает зарядку по утрам; и те, кто живёт на свалке, не желая иного, и успешные карьеристы; и скареды и транжиры; и трудоголики и бездельники; и многодетные родители и сторонники чайлдфри (сознательного отказа от деторождения) – все.

«Человек, говоря образно, не может развестись сам с собой, – пишет Владимир Легойда. – Он просто вынужден себя прощать, мириться с собою даже после самых печальных, тяжёлых и отвратительных поступков… А куда деваться-то?»

Заметьте, я тут не выношу оценок, не утверждаю, что любить себя – это плохо, или, наоборот, хорошо, а всего лишь пытаюсь показать, что все мы имеем главным, а порой единственным, объектом любви самих себя. Не верите? Тогда представьте рядом полного своего двойника, со всеми вашими достоинствами и изъянами! Долго ли вы протянете вместе? Думаю, я бы своего клона убила через неделю. Во всяком случае, – в мечтах.

Согласитесь: вряд ли то, что мы знаем о себе, совпадает с тем, что думает о нас Господь и те самые ближние, которых мы любить собираемся. Кстати, собираемся ли? Тоже вопрос. Если смысл человека в земном счастье и закон Божий для него – пустой звук, то к этой new-заповеди он относится совсем иначе, чем верующие, ведь Христос и/или ближний становятся не целью его, а средством добычи собственного блага.

Поэтому сейчас я скажу странную вещь: попрошу некоторых из вас текст дальше не читать. Да-да!

Понимаете, всё же система координат – духовных и нравственных – у людей, верующих в Христа как Бога, и у всех остальных отличается. Я опять-таки не выношу оценок, лишь обращаю внимание: что-то, для нас непреложное, может показаться другим безумием. Впрочем, боюсь: у некоторых, считающих себя христианами, мои размышления тоже вызовут негодование.

 

 «Секреты» Евангелия

Итак, если человек жаждет счастья – земного, обычного, неважно, как представляемого, – и честно признаёт себя центром своей собственной вселенной, то я жму ему руку и предлагаю закрыть глаза и заткнуть уши.

Но неужели последователи Христа мечтают о другом – быть несчастными? Нет, конечно! Просто счастье своё они понимают (должны понимать) иначе – как Царствие Небесное, которое постепенно, в процессе духовной жизни, рождается в их сердцах. Душой и телом они стремятся к Богу, веря, что всё остальное приложится им.

33_2014_1_parr_9

Разумеется, православные хотят быть счастливыми, то есть настоящими, людьми – такими, какими сотворил нас Господь. Они жаждут хоть до какой-то степени быть Ему подобными, близкими. Ведь христиане – это не те люди, которые ставят свечки, чтобы Всевышний дал им чего-нибудь, утешил, помог, исцелил, а те, кто хочет и пытается думать, как Иисус, чувствовать, как Он, и поступать, как их Учитель и Спаситель. Но не из корысти, не в надежде рай этим заслужить, понимаете?

Такой парадокс: пока ты будешь творить добро в расчёте на награду, ты её не получишь. Милосердие, целомудрие, плач о грехах, радость духовная должны стать нашим естеством, дыханием, сутью! Но начинаем-то мы все с одного: с желания быть с Господом, видеть Его, причащаться Ему, подражать… И с принуждения себя к добру, на которое мало способны.

Им, тем, кто так же, как и я, выбрал Небесное, но никак не может оторваться от земного, задаю вопрос, который мучит меня саму: скажите, что нам мешает жить по-христиански, да что там – по-человечески, любить Бога и людей, если не самолюбие?

Ну как же, возразят мне опять же верующие и неверующие, указывая на заповедь Христа о любви к ближнему как к самому себе: «Разве мы сможем любить другого, если себя ненавидим! Разве станем думать о спасении души, если равнодушны к собственной персоне! Бог призывает нас относиться к себе с любовью!»… Разве?

Давайте разберёмся. Если мы с этой точки зрения посмотрим на Евангелие, то обнаружим, что Христос нигде и никогда не учит своих последователей, а значит, и нас с вами, себя любить. Нигде и никогда! Чего же хочет от нас Бог?

Если мы вчитаемся в Благовестие, то обнаружим, что Господь призывает нас стать, подобно Ему, кроткими и смиренными; отвергнуться себя, взять крест свой и идти за Ним; распять себя со страстьми и похотьми; вырвать у себя глаз и оторвать руку (понятно – свою, не чужую!), если они соблазняют; не противиться злому и, если ударили, подставить другую щёку; отдать верхнюю одежду тому, кто через суд хочет забрать рубашку; делиться всем, что ни попросят; нести мир; быть милосердными; любить врагов, благословлять проклинающих, благотворить ненавидящим; молиться за тех, кто нас гонит и обижает; скорбеть, терпеть клевету и поношение за Христа; душу свою за друга отдавать; прощать, прощать бесконечно, «до седмижды семидесяти раз» и любить, любить ближних, то есть тех, кто нуждается в нас здесь и сейчас, любить друг друга так, как каждого из нас возлюбил Сам Бог, отдавший на крестную смерть ради спасения людей Своего Сына. Всё!

33_2014_1_parr_2

Может, мы потому так мало знакомы с собой, настолько себя не видим, что не следуем наставлениям своего Творца? Митрополит Вениамин (Федченков), выдающийся иерарх нашей Церкви, писатель, дипломат, аскет, писал: тот, кто пробует исполнять завет Бога о любви к ближнему, начинает видеть «самого себя, свои немощи, своё несовершенство, грехи свои, развращённость воли своей, до самых тайников души».

Ещё раз процитирую евангельский текст, который должен быть руководством к чувствам, мыслям, действиям каждого из нас. Христос говорит: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин 13, 34). Апостол Павел объясняет: «…Весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя» (Гал 5, 14).

Мы это делаем? Мы любим ближнего так? Мы так живём? Да, полно, хотим ли мы так жить? Ведь нет! Мы эгоцентричны. Разве не о нас сказал блаженный старец Паисий Святогорец: «Кто сегодня заботится о других? Никто. Только о себе. За это мы дадим ответ. Поэтому перед Богом, Который есть Любовь, мы ответим за это равнодушие».

 

Разлюбить, чтобы полюбить

С христианской точки зрения та модель жизни, которую нередко предлагают светские психологи, может быть убийственной, поскольку ведёт к разрушению личности, а то и к духовной гибели человека. Почему? Потому что нельзя любить в себе то, что разлучает нас с Творцом.

Подавляющее большинство оппонентов, ссылающихся на вторую по важности заповедь Спасителя о любви к ближнему, забывают, что она следует после первой и наибольшей: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим» (Мф 22, 37). И если нет этой, главной, любви, хотя бы стремления к ней, невозможно исполнить вторую, потому что слишком многого требует она от человека, слишком! Никто из нас не способен на это самостоятельно, своими силами, не стяжав Духа Святаго. С другой стороны, путь к Богу лежит через обретение добрых чувств к тем, кто окружает нас по жизни. И то и другое неразрывно связано, поэтому Христос и сказал: «На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф 22, 40).

Христиане же (теоретически) имеют в виду совсем иную любовь – не к себе, грешному, страстному, эгоистичному, а к себе такому, каким создал Господь каждого человека, вложив в него Свой Образ – прекрасный, светлый, святой. Марина Журинская выразила эту мысль очень эмоционально: «Сволочью быть не надо, не надо любить в себе беса, не надо любить в себе грех. А любить надо в себе искру Божию, которая в тебя засеяна… «прежде, чем Господь создал тебя во чреве матери твоей».

Святитель Игнатий (Брянчанинов) призывал: «Поймите славу вашу, вникните в настоящее достоинство ваше: каждый из вас – Храм, в котором Сын Божий с Отцом и Духом обитает». По идее, следует научиться относиться к себе так же, как к другим – отделяя собственную богоподобную личность от того, что ею не является: ненавидеть грех, но любить в себе ЧЕЛОВЕКА.

33_2014_1_10

Иерей Антоний Попович, клирик градоякутского Преображенского собора, говорит: «Мы, христиане, – самолюбийцы. В том смысле, что желаем себе спасения». В идеале – да. Но признаем же, наконец, что на практике и верующие скатываются всё к той же сосредоточенности на себе, любимом, всё к той же одержимости собой. Если согласиться с Владимиром Легойдой, что «именно эта способность – любить самого себя – даётся в заповеди как некий очевидный критерий любви к ближнему», то мы должны по идее с утра до ночи только и думать: как угодить людям!

Почему, обожая себя, мы не способны не то что любить – терпимо, без осуждения относиться к ближним? Почему, мучаясь из-за того, что кто-то обидел нас, был несправедлив, мы бываем столь жестоки и равнодушны к окружающим? Почему, денно и нощно заботясь о том, что нам пить, что есть, во что одеться, мы гоним мысль о бездомных, малообеспеченных, больных, попавших в беду? Более того, тех немногих, кто всё же занимается делами милосердия, иные умудряются осуждать (чтобы заглушить голос собственной совести, вероятно): дескать, это развращает наших ближних! Ну да, растлевать можно только собственную душу и плоть – мужественно берём удар на себя! Съедим всё сами… Не правда ли? Почему?

Потому что тот, кто говорит, что познал Бога, но заповедей Его не соблюдает, – «лжец, и нет в нем истины» (1 Ин 2, 4). А тот, «кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тоже врёт: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего», – учит апостол Иоанн (1 Ин 4, 20-21).

Мы обманываем, оправдываем себя, мы потакаем своим прихотям беспрерывно, не только не осознавая этого, но и используя явную ложь: «Я самая обаятельная и привлекательная!», «Я этого достойна!», «Я сильный! Я крутой, йес!», «Я исповедуюсь, причащаюсь, я – настоящий христианин!», «Я – православный: знаю у какой иконы чего надо просить!» Кого мы хотим обмануть? Других? Себя? Бога?

«Перестаньте критиковать себя! Научитесь хвалить!» – призывают психологи тех, кто любит себя «неправильно». «Познайте себя – свою греховность, страстность, собственную тьму и освободитесь от неё с Божией помощью, иначе не спасётесь!» – учит Православная Церковь. Как ни странно, этого требует от нас высокое человеческое достоинство. «Гордыня и самоуничижение в одинаковой степени деструктивны. Смирение как золотая середина между ними – это то качество, которое помогает нам использовать свой потенциал согласно воле Божьей», – пишет главный редактор «Православной газеты для простых людей» Алла Алексеевна Добросоцких. В чём эта воля? Мы уже знаем.

Любовь Бога к нам безусловна. На неё уповаем, на неё надеемся, ей верим. Именно так, без всяких условий, христиане должны любить всех остальных, кого Господь любит не меньше, чем нас.

Вот и получается: чтобы обрести дар любви, хотя бы в какой-то степени похожей на Божию, следует себя разлюбить, точнее разлюбить в себе всё, что оскорбляет образ Творца! Надо перестать себе поклоняться и угождать, из-за себя денно и нощно переживать, собой любоваться, или, напротив, себя тюкать и поедом есть. Надо просто от себя развернуться к Богу. Как? Начать, наконец, стремиться жить по заповеди, ежедневно спрашивать себя, любимого: что сегодня я могу сделать доброго (хотя бы капельку), что способен от себя оторвать (хотя бы копеечку)…

Впрочем, не все авторы этого номера со мной согласны. Что ж… У каждого есть возможность сравнить разные точки зрения и определиться со своей. Надеюсь, наш «Логос» вам в этом поможет.

 

Ирина ДМИТРИЕВА

12 комментариев

  1. Как вы, Ирина, интересно и понятно пишите, а я-то искренне и очевидно ошибочно думала, что смирение и самоуничижение практически одно и то же. А теперь я лучшего мнения о христианском смирении.

  2. Ну и хорошо! У всех у нас есть стереотипы в отношении каких-то вещей. Избавляясь от них, мы делаемся свободнее! Спасибо, Наталья, что поделились мыслями)

  3. В Евангелии сказано «Возлюби ближнего своего как самого себя ..» Вот именно! не будешь любить себя, как можно вообще любить кого-то или что-то? А кто и где нам эту любовь прививает? Хорошо, что мы вообще «дошли» до этого понимания. Слава Богу за всё!
    Благодарю, Ирина, за темы, которые очень глубоко трогают душу!

    • Главное, что в себе любить? Не следует любить грех, но только то, что соединяет нас со Христос, делает хоть сколько-то похожим на него, только тогда, мы сможем любить и других, кроме себя.

  4. Кажется, совсем недавно до хрипоты спорила с мамой именно по этому поводу, и я, и она обе занимали крайние точки зрения на тему любви к себе: я — не любить, мама — любить. Вычленить в себе заложенное Богом совсем не удаётся, но хоть потихоньку перестала ужасаться и копаться в себе. Но то, что Вы пишете про
    «валяться на диване, пялясь в очередной сериальчик, тратить в пост на морепродукты такие деньги, на которые можно было бы накормить целую семью (если вдруг пришла бы охота поделиться), мчать на престижный курорт»- всё про меня, такую любимую, хоть и позиционирующую себя такой якобы не любимой собой.

    • Ах, Любовь, кто же может! Но сознание своей немощи — первый шаг от себя греховного. Правда для этого нужно еще желание)

  5. Тема актуальна: в себе не разберёшься ,как к другим относиться вообще непонятно, особенно православным христианам, когда иногда не знаешь даже —кто ближний, не ближний, раздражаешься на опустившихся людей с протянутыми руками( особенно на мужчин), против твоей воли мелькнет мысль: пошёл бы работать и т.д.и т.пр.
    Ирина всегда раскрывает тему так, что читатель всегда размышляет: какой путь может быть правильным и какие поступки его могут быть угодны Богу.!

    • Спасибо, дорогая Ника! Это самая большая награда, если текст заставляет читателя задуматься! Признаюсь: я не могу подавать здоровым мужикам у храма. Предпочитаю отдавать свою малую лепту тем, кто в ней действительно нуждается, вокруг меня их много. Но сознаю, что это мой грех. Христос любит этих грязных и пьяных людей, выпрашивающих у бабушек с их пенсий на пьянку, а я не могу. А потому я не могу быть рядом с Ним. Господи, помоги мне это преодолеть!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *