Вредный телевизор:

Диагноз психолога

17_2006_4_m
Авторы:


Анти-стресс, Самое главное
Темы: , , , , , , .
Телевизор для большинства наших современников – член семьи. «Под него» едят, разговаривают, прибираются, делают уроки, чуть ли не спят. Меньшинство почти или даже вообще телевизор не смотрит. Одним просто некогда – они живут. Другие телевидения боятся. Стоит ли? Об этом мы поговорили с психологом, психотерапевтом, диаконом Дмитрием КОТЛЯРОВЫМ.

 

В каждом доме есть свой гуру

– Отец Дмитрий, я смотрю телевизор, неужели, с точки зрения психологии, это для меня вредно?

– В принципе не вредно. Другой вопрос – что смотреть и сколько времени. Телевидение имеет мощное влияние на человека. С его появлением внушаемость всех людей повысилась на несколько порядков.

– Ничего себе!

– Телевизор, в отличие, скажем, от радио, воздействует сразу на несколько каналов восприятия. Через зрение и слух затрагиваются самые разные отделы головного мозга. Поскольку телезритель в момент просмотра получает информацию, «атакующую» сразу несколько репрезентативных систем мозга, да ещё чрезвычайно сильно эмоционально окрашенную, перегружающую естественный объём восприятия, то его внушаемость повышается. Этот механизм испокон веков был известен жрецам, магам, колдунам, гипнотизёрам и прочим «покорителям человеческих душ». Поэтому телевидение – очень мощный инструмент влияния на любого человека.

– А как оно влияет?

– Во-первых, воздействует на эмоциональную сферу, ассоциативные связи, восприятие. Неосознанно проецируя на свою личность наблюдаемые сюжеты, человек полностью погружается в виртуальное пространство телевизора, а окружающая реальность отходит на задний план. Наступает так называемое «трансовое» состояние. Происходит подмена реальности её информационной, часто вымышленной матрицей. А для нервной системы, если осознанный волевой контроль отсутствует, нет абсолютно никакой разницы между реальным и виртуальным. Если информация идёт в основном отрицательная, естественно, ничего положительного в результате не будет.

– Значит, «промывка мозгов», зомбирование – это не страшилка, не миф?

– Увы, реальность. Мы можем наблюдать это на примере предвыборных кампаний. Во время любых выборов идёт очень мощная промывка мозгов. Нельзя говорить о зомбировании, тут многое зависит от степени внушаемости и, как ни странно, морального фундамента. Даже под глубоким гипнотическим трансом невозможно заставить человека сделать то, что противоречит его моральным и нравственным принципам. Тот, кто лишён собственной личностной позиции и нравственных ориентиров, больше подвержен внушению. Можно утверждать, что верующий человек лучше защищён, чем неверующий. Любые твёрдые убеждения, чёткая жизненная позиция служат заслоном от чужого влияния и зомбирования.

 

Агрессия: с экрана – в сознание

– Выходит, новостные передачи, криминальные вести, рассказы о катастрофах за ужином для здоровья лучше не смотреть?

– Нельзя сказать, что обычные новости очень плохо влияют на человека. Но когда бесконечное количество раз одно и то же показывается, происходит засорение мозгов. Нервная система всё же не канализация, бесследно через неё ничего не проходит. А вот всевозможные криминальные сводки через ассоциативные связи влияют на всю нашу психо-эмоциональную сферу. Они повышают общую степень тревожности человека и общества в целом. Учитывая, что эмоции передаются от одного другим (это факт), на фоне всеобщей высокой тревожности эта дополнительная отрицательная информация только усугубляет ситуацию.

– Боевики, блокбастеры, фантастика, которые так любит молодёжь, так же плохо влияют?

– В психоанализе считается, что просмотр боевиков и вообще сцен насилия (только нереальных) приводит к понижению степени агрессивности. Человек, которого сдерживают определённые социальные запреты, не выражает свою агрессию, в результате чего она вытесняется в бессознательную часть психики и постепенно накапливается. Психоаналитики утверждают, что через просмотр сцен насилия, агрессивных видов спортивных состязаний, посредством жестоких игр эта агрессия сублимируется и высвобождается безопасным образом. Но это спорный вопрос. Даже приверженцы психоанализа понимают, что этот способ «полезен» в очень дозированных формах.

Регулярный просмотр сцен насилия, действительно, приводит к некоторому уменьшению степени внутриличностной агрессии, но в то же время – к абсолютной эмоциональной холодности по отношению к несчастьям и бедам других людей. Не только у нас в стране, но и во всём мире наблюдается общее уменьшение сопереживания, сочувствия к чужой боли. «Благодаря» СМИ кровь и боль стали обыденным явлением нашей жизни. Многих криминальные новости уже не только не ужасают, но притягивают яркостью эмоциональных переживаний.

– А действительно ли такие фильмы и передачи способны провоцировать на жестокость, на преступление?

– Спровоцировать можно потенциально склонного человека. Это так называемые психопатические личности, у которых патологическая тяга к агрессии и насилию внешне не выражена, но присутствует внутри в скрытом виде и по каким-то причинам сдерживается до поры до времени. Часто это люди с нервной системой, повреждённой во внутриутробном возрасте, во время родов или в результате травмы.

– Но сейчас таких множество!

– Любой педиатр подтвердит, как сильно сегодня распространён диагноз ПЭП (перинатальная энцефалопатия). Добавьте к этому педагогические ошибки, так называемое «дисфункциональное» воспитание.

– Или полное его отсутствие…

– Да, гиперопека, насилие в семье и невнимание к ребёнку приводят к одинаково плачевным результатам. Просмотр сцен насилия такими психопатическими личностями может спровоцировать в них агрессивность поведения, вплоть до маниакальных проявлений.

Отец Дмитрий, часто бывает так: взрослые смотрят телевизор с утра до ночи, или даже не очень смотрят – «в полглаза», но он просто включен, для многих это привычный фон, а ребёнок телек вроде бы и совсем не смотрит, бегает, играет рядом. В такой ситуации телевизор влияет на детей?

– Ребёнок всё равно вольно или невольно периодически переключает внимание на экран, подражая родителям. Основной механизм научения любого живого существа – подражание взрослым особям. Во-первых, ребёнок принимает эту модель за нормальную. Но что ещё важнее, он бессознательно обращает внимание: куда же они смотрят? Поэтому малыш в любом случае участвует в этом процессе. И ещё эмоционально перенимает то, что переживают взрослые, он воспринимает эмоции родителей, принимая их за свои. Кроме того, если большую часть времени внимание старших обращено к телевизору, то ребёнок лишается эмоционального соучастия в его жизни.

– Получается, что взрослые общаются не с ним, а с телевизором…

– Да. И в этом нет ничего хорошего. Возникает ситуация так называемой «сенсорной депривации». Экспериментально доказано, что для нормального развития любому живому существу необходимы эмоциональное тепло и ласка, в противном случае оно или гибнет или вырастает с серьёзными отклонениями.

 

Как Том и Джерри могут испортить жизнь

– А бывает по-другому: родители сажают ребёнка перед экраном, а сами занимаются своими делами… Проще ведь включить «мульт», чем почитать сказку. Но все ли мультики можно смотреть? Сейчас много говорят о том, что западные фильмы вредят детской психике. Например, психологи И.Медведева и Т.Шишова в своей книжке «»Новые» дети» пишут: «Современная массовая культура несёт в себе мощнейший заряд агрессии… посмотрите мультфильмы, которые показывают сегодня малышам: и сюжет, и изобразительная манера, и интонация героев, и даже частота кадров – всё провоцирует агрессию. Её буквально закачивают в ребёнка. К совершеннолетию современные дети успевают увидеть по телевизору десятки тысяч(!) убийств. Причём красочных, с выдумкой – на любой вкус».

– Хотя детям, особенно мальчишкам, всегда было свойственно играть в войну, но здесь другое… Рисованные герои становятся для ребёнка элементом подражания.

– Ну да, они же потом в это играют…

– Когда ребёнок просто играет в игрушки, он сам моделирует сцены насилия и как бы выводит их изнутри в момент игры. Проецируя свой внутренний мир на игровое поле, он освобождается от того, что мешает ему внутри. А мультик диктует модель поведения. Ребёнок же не может повлиять на фильм. Он его смотрит и воспринимает как реальность, таким образом (путём интроекции) впитывая определённые схемы поведения. К тому же в мультфильмах, особенно западных, краски не такие, как в реальности. Они более мощно воздействуют на психику. В итоге действие агрессивных и по сюжету, и по краскам мультфильмов ни к чему хорошему не приводит.

– Вы говорите, «ни к чему хорошему», а к чему плохому?

– Это зависит от конкретного ребёнка, конкретной личности. Просмотр таких мультиков способен породить эмоциональную холодность, повысить общую степень тревожности, которая может проявиться в чём угодно – в агрессивном поведении по отношению к окружающим людям, в жестоком обращении с животными. Ребёнок может замкнуться, уйти в себя, и виртуальная реальность станет для него более предпочтительной, чем сама жизнь, тогда общение с телевизором и компьютером сделается для него более значимым, чем общение с живым человеком.

 

Что моют «мыльные оперы»

– Но уж сериалы мелодраматичные – это такая невинность! Любовь-морковь. Страсти-мордасти. Ну живёт человек не своей жизнью, и что? Интересно другое – почему люди не могут оторваться от экрана, даже когда происходящее им не нравится? Плюются, но смотрят.

– Этот феномен новый для нашей страны, и, насколько я знаю, серьёзных исследований пока нет. Давайте посмотрим, какие ценности сериалы нам навязывают. Реальные отношения между людьми очень далеки от того, что демонстрируется в мыльных операх. Искусственные проблемы, которые герои сериалов постоянно решают, отвлекают человека от настоящих, жизненно важных для него самого и для его близких.

– …а тем более не учат помогать решать проблемы других, нести бремя ближнего.

– Сериалы уводят от реальных трудностей в отношениях с родственниками, любимыми, друзьями, коллегами. Ведь проще наблюдать за жизнью ходульных персонажей и их надуманные проблемы решать, чем собственные… Мало того, что свои трудности не преодолеваются, человек примеривает на себя искусственные сериальные отношения и пытается воспроизвести их в жизни, а в результате только усугубляет ситуацию. Большинство сериалов вообще далеки от постановки каких-то нравственных вопросов, там навязываются гедонистические ценности и установки: как получить удовольствие, добиться от жизни желаемого любой ценой и в самые короткие сроки и т.д.

– Всё-таки навязываются?

– Безусловно. Любой автор, даже литературного произведения, навязывает свою позицию, но у автора фильма большая степень влияния. Надо учитывать, кроме того, что сериалы (как и книжки в глянцевых переплётах) – за редким исключением – вообще не художественные произведения, это, как правило, скороспелые поделки, которые прямо направлены на обогащение за счёт потребителя. А бывает, что сериалы делаются по определённому заказу. Если такую цель перед собой поставить, посредством сериалов вполне можно влиять на население. Большую массу людей можно очень быстро «обработать».

 

Кто токует в ток-шоу?

– Но в ток-шоу проблемы вроде бы невыдуманные. Одна моя подруга уверяет, что они учат её понимать других людей, и значит, она становится лучше. Мне кажется, нельзя смотреть на то, как люди на чужой беде деньги зарабатывают, а если ты хочешь научиться сочувствию, пойди к соседке, у которой муж пьёт, ребёнок болеет, кошелёк украли… Могут ли сделать лучше помои, которые с таким удовольствием выливают из себя то ли настоящие герои, то ли подставные? Может, это род психотерапии?

– Такого рода «дикая психотерапия» способна только покалечить людские судьбы. Возьмите, например, шоу с «доктором» Курбатовым –  за такое в любой цивилизованной стране лишают лицензии на право профессиональной деятельности. Политика, бизнес, а тем более, шоу-бизнес не учитывают духовную составляющую личности, духовность – просто вне сферы их интересов. Для шоу-бизнеса важно заработать деньги на низменных потребностях и людских слабостях («хлеба и зрелищ»). Эти шоу – как наркотик. Человек просто подсаживается на них, как на иглу. Да, там, может быть, иногда речь и идёт о реальных событиях, но кто является героями подобных ток-шоу? Как правило, люди определённого психического склада. В большинстве своём – так называемые истероидные личности, склонные к демонстративному, публичному поведению. Для них показать себя – эмоционально необходимо, они этим живут. Люди, которые любят обнажаться перед другими, – психологические эксгибиционисты.

Одни позволяют себя унижать, выставляют напоказ свою боль, своё унижение перед камерой – это психологические мазохисты. Другие, унижая и проявляя открыто свою жестокость, демонстрируют садистические наклонности. Этих людей, конечно, нельзя считать серьёзными психопатами или патологическими личностями, но всё-таки их поведение далеко от нормы, поэтому и проблемы-то у них имеют несколько другие внутренние причины. Я не думаю, что наблюдение за такими «героями» может помочь психически здоровым людям справиться со своими трудностями или даст ответы на насущные жизненные вопросы.

– Те, кто участвуют в реалити-шоу, тоже из этой серии?

– Конечно. Или бездельники. Кстати, зрители во всех ток-шоу почти одни и те же. Не знаю, как сейчас, но год назад за участие в съёмках платили.

– В интервью Анне Эбохон один ответственный работник телевидения признался, что только в самом начале, когда проект раскручивается, гонорары за участие практикуются: «Но когда шоу набирает обороты и телефоны в редакторской разрываются от звонков желающих прийти «за просто так», выбрасывать деньги на ветер уже нерационально. Оплачивается работа актёров (но не всех), а на некоторых программах существует специальный фонд, из которого берутся гонорары для «своих». Гонорар за обычную, «среднюю» роль может колебаться от 500 до 1500 рублей. Существуют надбавки за «мордобой» или «жизнеопасные эпизоды»». Представляете?

Отец Дмитрий, а что заставляет других смотреть в замочную скважину? Ладно, эти – ненормальные, но что, весь народ вне нормы?

– Склонность к подглядыванию формируется в раннем детстве. Всегда есть некая тайна, интересно то, что происходит в спальне родителей, то, что взрослым разрешается, а ребёнку – нет. У любого человека есть склонность к подсматриванию. В норме она сублимируется, то есть переводится в другую форму – в наблюдательность, любознательность, исследовательские способности и т.д. Телевизионщики эту страсть просто умело используют и подкрепляют.

– Получается, что на наших низменных инстинктах люди просто зарабатывают деньги?

– Да, вместо того, чтобы помочь человеку справляться со своими отрицательными эмоциями, страстями, их используют или для обогащения, или для того, чтобы получить голоса на выборах. Нельзя исключать, что есть те, кому выгодно превратить большинство населения нашей страны в безвольную, тупую массу, которой очень легко управлять. Во всяком случае, большая часть современных телепередач направлена на уничтожение остатков нравственности и духовности.

 

На игле рекламы

– Может быть, плохо, когда политики себя «пиарят», когда рекламируются алкоголь, сигареты, но чем, кроме раздражения, способна навредить зрителю реклама йогурта, пылесоса или сковороды?

– Реклама – изобретение, которое очень чётко построено по законам нейропсихологии и нацелено именно на выработку определённой модели поведения и желаний. Реклама – это целенаправленное влияние. Неважно, политическая или «продвижение» товаров. Есть исследования, которые говорят о том, что героев рекламы можно сравнить с наркоманами, у них та же модель поведения. Человек страстно желает приобрести товар, без него он страдает, ему плохо, как только он получает этот товар, ему становится очень хорошо, и у него появляются видения, галлюцинации. Затем он пытается втянуть в потребление товара своих близких и т.д. Наркотическое поведение чётко прослеживается в схеме любой рекламы. Поэтому она формирует определённую степень зависимости от услуги или товара.

Кроме того, есть тип рекламы, которую называют суггестивно-агрессивной. Людей не просто убеждают, чтобы они купили некий товар, но вначале им внушается момент страдания, говорится: «Вам плохо, вы мучаетесь». Тогда товар не просто приносит пользу, радость, но освобождает от страдания. Он навязывается через отрицательное воздействие на эмоциональную сферу человека: «У вас болит голова, вам только это лекарство поможет избавиться от кошмара…»

– …или только этот депутат.

– Ещё одно отрицательное влияние рекламы состоит в том, что она включается в самый неожиданный момент, и мы не можем предсказать, когда вдруг прервётся кинофильм или передача, и пойдёт рекламный ролик, причём с повышением звука. В момент резкого переключения внимания психика попадает в так называемый «конфузионный транс», состояние растерянности – человек в этот момент не понимает, что происходит, контроль ослабевает и внушение усиливается. Причём телевизионщики всё это знают. Делается это, конечно, сознательно. Исследования ныне покойного психиатра, психолога, академика РАЕН, заведующего кафедрой психоэкологии РУДН Игоря Викторовича Смирнова свидетельствуют о том, что мощному суггестивному воздействию рекламы подвержены все, но наиболее защищёнными являются верующие, люди с глубокими убеждениями и стойкими нравственными позициями.

– В некоторой части православной среды сформировалось неприятие телевидения как априори греховного по своей сути. Как Вы относитесь к тому, что некоторые верующие полностью отказались от просмотра передач, просто перестали держать телевизор дома? Сейчас ведь и прекрасные православные передачи идут, и канал «Культура» с высоким искусством знакомит, с людьми замечательными.

– Я думаю, что это крайность. Нельзя совершенно противопоставлять себя современности, реальности, делать себя какими-то особенными, избранными. Не надо уподобляться фарисеям или сектантам. Мы должны быть и в курсе политических событий, и знать, какие фильмы смотрит молодёжь, какую музыку слушает. Иначе как нам общаться с теми, кто ведь тоже – дети Божьи, просто пока об этом не знают. Телевизор – инструмент, в нём зла нет. Другое дело, как человек его использует. Это всё равно, что отказаться от денег, живя в условиях рыночной экономики, или перестать использовать электричество.

Пользу человек получит от телевизора или вред – зависит от него самого. Во всём нужна мера и избирательность. Господь дал нам самое главное – свободу, а она предполагает ответственность. Каждый волен выбирать, что и сколько ему смотреть, но последствия будут соответствующие этому выбору. Можно механически, тупо глядеть всё подряд и превратить свою голову в мусорный бак, а можно среди кучи мусора находить драгоценные крупицы, которые не только повысят эрудицию, но и будут способствовать духовному совершенствованию.

Беседовала Ирина ДМИТРИЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *