Записки повара

18_2006_17_m
Авторы:


Гостинец
Темы: , , , , , .

Путешествовали ли вы когда-нибудь по реке на корабле?

Ты стоишь на палубе, смотришь на провожающих тебя друзей, машешь им рукой. В этот момент ты счастлив лишь оттого, что не остался там, рядом с ними на берегу. Ты не знаешь, что тебя ждёт впереди, как сложатся отношения с людьми, которые оказались рядом, но предчувствуешь что-то интересное, волнующее. Тем более, что путешествие-то предстоит необычное – миссионерская поездка от Якутска до Тикси по реке Лене. На теплоходе «Пётр Вахромеев» в путь отправлялись не только правящий архиерей, наши якутские священнослужители, деятели культуры, но и хор калужских семинаристов.

Впрочем, долго размышлять было некогда. Ведь я повар и моя миссия состояла в том, чтобы все участники экспедиции были сыты и здоровы. Теперь, когда путешествие позади, хочу поделиться с вами своими «открытиями».

 

Открытие 1: Когда стихают даже волны

За несколько дней до отплытия мы начали завозить на судно всё необходимое для путешествия. Я быстро подружилась с командой. Матросы и механики охотно помогали разгружать машину. Мальчишки перебрасывали коробки с провизией и посудой, хвастаясь перед нами силой и ловкостью. Но когда мы привезли церковную утварь – купель для крещения, аналои, коробки со свечами, иконами, молитвословами и т.д. – я была поражена перемене, которая произошла с моими весёлыми помощниками.

Сначала они испуганно смотрели на эти непонятные им предметы. Затем один из них поинтересовался: «Как с этим обращаться?» И услышав в ответ: «Очень бережно», принял команду погрузкой на себя. Надо было видеть как серьёзно, с какими благоговением и почтением они передавали каждый предмет буквально из рук в руки, сначала на лодку, а затем на борт корабля! Не было обычного смеха, шуток и ребячества. Поразительно изменилось всё – казалось, что даже ветер больше не пытается раскачивать судно на волнах. «Какие же чистые, добрые, открытые ребята», – подумала я.

 

Открытие 2: Байкер на клиросе

Мои добровольные помощницы – Людмила Топычканова, которая учится и преподаёт в Московской консерватории, поёт на клиросе в Покровском соборе в Измайлово, Юля Гусева, регент храма Богоявления в Китайгороде, и Майя Мигалкина, наша якутская школьница, быстро помогли накрыть длинный-предлинный стол на закрытой палубе, ставшей нашей трапезной на всё время путешествия. И когда участников экспедиции пригласили к столу, я отметила: какие разные собрались люди.

В глаза сразу же бросился парень, одетый в кожаную куртку, с множеством молний и металлических пряжек. На нём были обтягивающие джинсы, какие-то «ковбойские» туфли, а длинные волосы собраны в хвостик не одной резинкой, а тремя – на равном расстоянии… «Типичный байкер», – подумала я. И ещё больше укрепилась в своём мнении, когда семинарист показал мне фотографию собственного мотоцикла на сотовом телефоне и с гордостью поведал, что это его детище, которое он сотворил собственными руками: «Я купил «болгарку», отпилил всё лишнее у отцовского «Урала» и создал это чудо техники». Мотоцикл, действительно, впечатлял. Каково же было моё удивление, когда я узнала, что отец Семёна – протоиерей и дед его – протоиерей, и двое братьев тоже учатся в семинарии, а двое «на подходе».

Каждый из семинаристов был не похож на другого. Оказалось, что Антон прекрасно фотографирует – любой папарацци позавидовал бы. Андрей – воплощение спокойствия и тишины, очень деликатный и заботливый. Игорь – надёжный, за ним, как за каменной стеной. Славик (так он представился) – красив и изящен во всём, даже в том, как держит ноты. Андрей, по прозвищу Молдавия, – шутник и балагур… Глядя на ребят, таких разных, я думала о том, что многие из них станут священниками или монахами.

 

Открытие 3: Аллилуйя, аллилуйя…

Однажды я стояла на палубе и ждала возвращения наших миссионеров. Вечерело. Вдруг меня поразила картина: в лучах заката по краю высокого обрывистого берега шли один за другим люди в рясах. В голове сама собой зазвучала песня: «Как по Божьей  по горе тихо страннички идут… Тихо страннички идут, Херувимскую поют… Аллилуйя, аллилуйя! В руках свечечки несут…»

Лучи заходящего солнца освещали тех, кто нёс людям Свет Христов. И сами эти «страннички» раскрывались для меня с непривычной стороны. Я планировала создать для епископа и священников особые условия, но этого не потребовалось. Владыка садился вместе со всеми за общий стол и делил трапезу со своими спутниками. Рыбачил вместе с ребятами. Всегда был ровным, спокойным, чувствовалось, как от него исходит доброта и любовь.

Священники отец Сергий Клинцов и отец Виктор Блинов тоже охотно общались с ребятами, несмотря на то, что нагрузка у них была огромная. После литургии они крестили десятки людей, исповедовали, беседовали с местными жителями. Они несли тяготы народа и делали это красиво.

 

Открытие 4: Песня над рекой

Как-то само собой сложилось, что для общения друг с другом мы выбрали уютный камбуз команды. Поздние чаепития, задушевные беседы, весёлые рассказы о семинарской жизни всегда заканчивались пением. И это было самое потрясающее.

Однажды наш «Пётр Вахромеев» остановился на ночную стоянку у пологого берега Лены. Ребята сидели у костра и пели. Песни русские, казачьи, духовные как будто стелились ковром над водой и были слышны, видимо, очень далеко.

На противоположной стороне, в нескольких километрах от нас, бросил якорь пассажирский теплоход. Поначалу оттуда доносились звуки музыки. Но даже она не мешала мне наслаждаться чудным пением мужского хора и красотой ночной природы, освещённой лишь звёздами и пламенем костра. Вдруг я заметила, что музыка на дальнем теплоходе стихла. На освящённых огнями палубах стояло множество народа. Люди слушали живую народную песню.

А песни, такие широкие, вольные, добрые, красивые, плыли вдаль над рекой…

 

Открытие 5: «Водой и Духом…»

Ещё до начала путешествия матросы интересовались: «А можно ли принять крещение на корабле?» Я сказала: «Ну, конечно, вам же весь флот завидовать будет: во время первой миссионерской поездки по Лене, в присутствии правящего архиерея, возле мощей святителя Николая – кому такая честь выпадала?»

Сначала команда присматривалась к ребятам в подрясниках, постепенно матросы познакомились с семинаристами, начали задавать им вопросы и с нетерпением ждали когда же наступит день крещения. Оказалось, что покреститься мечтает ещё и Майя. Она прибежала ко мне и попросила: «Тётя Галя, будьте моей крёстной!» Так у меня появилась ещё одна духовная дочь – Мария. И хотя взрослым крёстные родители не обязательны, Семён с большим удовольствием согласился стать восприемником у Олега, а Игорь опекал Дмитрия. Все очень волновались. Владыка Зосима тепло поздравил новокрещённых и вручил им подарки.

Но самым большим даром для команды было освящение корабля. Оказалось, что чин освящения напоминает чин крещения и «чин посвящения».

Корабль бросил якорь прямо посреди вод, что вызвало общее недоумение. Владыка объявил, что мы пересекаем Полярный круг, и сейчас начнётся посвящение в миссионеры. Капитан поинтересовался: «Когда мы посвящаем в моряки, то бросаем за борт, а как у вас?» Семинаристы заволновались. Послышалось: «Я не умею плавать», «А подрясники можно снять?»…

Лишь я оставалась спокойной, несмотря на то, что не могу даже держаться на воде: «Без повара они остаться не рискнут!» За эту самоуверенность и поплатилась, потому что из брандспойта окатили всех. Потом на палубе, как флаги, развевались подрясники семинаристов, развешенные для просушки.

 

Открытие 6: Тополиная роща под ногами

Конечным пунктом путешествия был Тикси, жители которого ждали нас с нетерпением. Закончилось строительство храма, а вместе с экспедицией к ним приплыли иконы, церковная утварь, свечи, крестики, молитвословы, много книг. Крестный ход во время освящения храма был такой торжественный и волнующий, что некоторые прихожане плакали. Чувствовалось, что благодать Божия спустилась на этот посёлок в суровом заполярном крае, где даже в тополиной роще невозможно заблудиться.

Когда мы гуляли, то обратили внимание на какие-то стелющиеся по земле растения. Местная жительница, увидев наше недоумение, объяснила: «Да это же тополя!» Я попросила Антона, который стоял поодаль: «Сфотографируй нас в тополиной «роще!» Он не понял. Я повторила свою просьбу. Антон удивлённо посмотрел на меня. «В тополиной «роще!», – снова сказала я. Тогда наш фотограф подошёл поближе. «Осторожно, – предупредили его, – здесь тополя!»  Антон изумлённо уставился под ноги и произнёс: «У этой «рощи» есть один плюс – легко искать грибы». Действительно, деревья были высотой пять сантиметров. Что поделаешь – вечная мерзлота…

В предчувствии скорого расставания все загрустили, однако каждый в своём сердце увозил не только впечатления о природе, замечательной рыбалке, но и то доброе, светлое чувство духовной близости, которое рождалось во время вечерних чаепитий. Я просто счастлива, что была к этому причастна.

Галина КОЗЛОВСКАЯ

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *