Lord have mercy! Господи, помилуй! Айыы Тойон, абыраа!

Церковный хор
Авторы:

и


Самое главное, Сахалыы, Школа молитвы
Темы: , , , , , , , , , .
Наверное, церковный читатель возмутится: может ли научить молитве газета? Не дерзость ли это? Конечно! «Логос» оправдывает только тот факт, что изначально в материалы этой рубрики будут включаться молитвы на якутском языке, а так же их объяснения. К тому же «учит» не автор материалов, скрывающийся за псевдонимом Марина ГОРИНОВА, а те отцы Церкви, на которых она ссылается.

Молитва, в которой всё Православие

Есть одна православная молитва, которую знают, наверное, все. Бывают в нашей жизни такие минуты, когда и верующие, и неверующие, и воцерковлённые, и далёкие от Церкви восклицают: «Господи, помилуй!» Но что значат эти слова? О чём мы ими молим Бога? Большинство из нас не отдаёт себе отчёта.

А между тем, это очень важная молитва, но не только и не столько потому, что её чаще всего повторяют. Например, в молитвослове вы можете встретить рекомендацию прочитать «Господи, помилуй» три раза (во славу Святой Троицы), двенадцать раз (прося у Бога благословения на каждый час дня и ночи) или сорок – (для освящения всей нашей жизни). Этими же словами Православная Церковь отзывается в богослужении на все прошения, которые возглашаются диаконом или священником. Но главное – в ней, как утверждает богослов и философ, протодиакон Андрей Кураев, собрано всё православие.

Конечно, и аргументы отца Андрея, и рассуждения митрополита Антония Сурожского, приводимые нами, могут вызвать недоумение учёных-филологов, поскольку с этимологической точки зрения они небезупречны, так как основаны на игре слов, которую, правда, позволяли себе греческие отцы Церкви. Но по сути они верны абсолютно. Впрочем, судите сами.

Масло милости

Отец Андрей объясняет: в чисто юридической, католической трактовке грех –нарушение закона. Но в православной традиции мы находим гораздо более серьёзное понимание греха: это болезнь, это рана, которую мы наносим своей душе. Преподобный Исаак Си­рин говорит, что грешник подобен собаке, кото­рая лижет пилу, и не замечает причиняемого себе вреда, пьянея от вкуса собственной крови. Грех делает нас скорее несчастными, чем виновными. Дело не в вине перед Богом – мы свою душу рвём на части, отрываем от Бога, насилуем её, уродуем. Перед таинством Покаяния священник, обращаясь к верующим, говорит: «Пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши». Церковь ощущает себя как больницу, в которую приходят не преступники, а больные люди, несчастные: вот раны нашей души, Господи, излечи нас.

Вся загадка этой молитвы, утверждает о. Андрей Кураев, в слове «помилуй». Русское «Господи, помилуй» – перевод греческого «Κύριε ελέησον» («Кирие, элейсон»). «Помилуй» – от слова «милость». В свою очередь, слово «милость» связано со словом «масло». У греков это так, безусловно.

Так вот, елей – масло. Масло (оливковое) – древ­нейшее лекарство, первое, с которым встречается человек в мире с младенчества. Значит, утверждает о. Андрей: «Когда я говорю: «Господи, помилуй», я не имею в виду «Господи, прости», или «Господи, сжалься». Я говорю: «Господи, вот моя душа. Она вся изранена. Елей милости твоей излей на меня и исцели мою душу, соедини меня с Тобой вновь».

Эта молитва не переведена ни на один европейский язык, кроме русского. Мессы Мо­царта или Баха (все, наверное, слышали их) исполняются на латыни, но начинается первая молитва по-гречески, потому что нет в латинском языке адекватного выражения. «Прости», «пощади» – есть, «оправдай» – есть, а «помилуй» – это что-то совсем другое. Православные в зарубежных странах оказались в трудной ситуации: они служат на местных языках, и вот выяснилось, что перевести на них казалось бы элементарное «Господи, помилуй» невозможно. Ну, например, по-английски «Господи, помилуй» звучит «Lord have mercy». «Merc – это во­обще французское слово. «Нave mercy» – «прошу пощады». По-французски «Dieu est pitié». «Рitié» – жалость, сострадание: нас бедненьких, несчастненьких пожалей. Всё равно дру­гое, утверждает богослов.

Грех – болезнь; церковь – больница; таинство – лекарство. Иоанн Злато­уст так и говорит: «Таинство Причастия – это врачество бессмертия», лекарство бессмер­тия, которое даётся человеку. Не символ какой-то, не долг! Если мы хотим, чтобы наша душа не умирала – вот тело Христа: приидите и вкусите.

Мы все – священники и цари

Школа молитвы

Фото протоиерея Сергия Клинцова

Митрополит Антоний Сурожский, который не только знал множество языков, но совершал богослужения и по-английски, и по-французски, и по-немецки, и по-итальянски, также считал, что слово «помилуй» не значит только «прости». Его значение глубже и богаче, чем то, какое мы вкладываем, когда думаем о слове «помилуй» в смысле «пожалей», «отнесись ко мне без гнева». Впрочем, трактовка Владыки Антония шире.

Он предлагает вспомнить об оливковом дереве, «маслине» и оливковом масле в Ветхом и Новом Завете. Веточка оливы впервые упоминается при конце Потопа, когда голубь приносит её Ною. Она означала, что гнев Божий истощился, что прощение дано как дар, что перед нами простираются и новое время, и новый путь. Все, кто находится в ковчеге, могут снова поселиться на твёрдой земле, попытаться жить по-новому.

Однако мы не всегда можем следовать этим путём. Недостаточно просто располагать временем и новыми возможностями; если мы больны душой, если воля наша сломлена или если мы не способны, будь то умом, будь то физически, ни различить пути, ни следовать им – нам нужно исцеление. Поэтому вспомним, как милосердный самарянин возлил на раненого человека, ставшего жертвой разбойников, исцеляющее масло. Нам тоже нужно исцелиться душой и телом, чтобы воспользоваться тем, что Бог предлагает нам.

И последнее. Есть образ в Ветхом Завете – помазание царей и священников. Почему нужно помазание? Потому что и первосвященник, и царь стоят на грани между святыней Божией и грехом человеческим, между единой и гармоничной волей Божией и противоречивыми волями людей. И для того, чтобы стоять на этом пороге, человеку нужно больше, чем человеческие способности; ему нужна одарённость от Бога. В знак этого и совершалось помазание над священниками и над царями.

Какое это к нам имеет отношение? Аналогичное. В Новом Завете мы все – священники и цари, и наше призвание, человеческое и христианское, превосходит то, чего может достичь человек. Мы призваны стать и быть живыми членами Тела Христова, храмами на земле, чистыми и достойными Святого Духа, причастниками Божественной природы. Но одновременно мы должны быть и человеками в полном смысле, в самом глубоком смысле, в котором христианин понимает человечество по образу воплощённого Сына Божия. Для этого нужны благодать и помощь Божия, и всё это обозначено тем же образом помазания. Нам нужно излияние Святого Духа, дар Духа, помазание Духом – просто чтобы осуществить наше человеческое призвание.

«Вот что содержится в словах «Kyrie eleison», «Господи, помилуй», – говорит Владыка Антоний, – и вот почему на все случаи жизни Православная Церковь отзывается в богослужении этими словами: что ещё другое нужно? Начинается на самой глубине греха: Господи, да прекратится Твой гнев! Господи, дай мне – незаслуженно, даром, несмотря ни на что – Твоё прощение!.. Господи, продли мне дни жизни и открой передо мной путь!.. Господи, Ты всё это мне даёшь, Ты уже дал, а я не могу шагнуть вперёд: душой, телом, всем естеством я расслаблен – исцели меня, обнови меня, дай мне жизнь!.. Господи, оказывается, этот путь – не земной, это путь от земли на небо; как его осуществить? Как это возможно?.. Излей на меня ту благодать, которая из меня сделает богочеловека, по образу Того, Кто, будучи Богом, стал человеком…»

Слова «милость» и «помилуй» по-славянски – того же корня, что слова, выражающие нежность, умиление; и когда мы произносим эти слова – «eleison», «have mercy on us», «помилуй», мы просим Бога не только избавить нас от Его гнева – мы просим о любви.

«Помилуй» по-якутски

А как же переведена эта удивительная молитва на язык саха? Оказывается, в якутском языке тоже есть одно могучее слово, которое придаёт ей универсальный смысл: «Айыы Тойон, абыраа!»

«Абыраа» – значит «1) поправлять; приносить пользу; помогать в крайности, нуждах, погибели; оказывать большую услугу; благодетельствовать; защищать, заступаться; спасать, избавлять; освобождать от нужды, крайности, болезни; исцелять; 2) миловать, щадить, прощать» (из словаря Пекарского).

Это очень сильное слово. И многозначное. Этим словом не просят – молят. Если человек тяжело болеет, он скажет врачу: «Абыраа». Если человек умирает, он будет шептать: «Абыраа». Если человек находится в сильной беде, он станет повторять: «Абыраа»… Это слово показывает, насколько сам человек осознаёт, что он находится в бедствии и ничем себе уже помочь не способен. Его можно употреблять только в жаркой просьбе, как сердечное прошение. Если кто-то скажет о себе: я «абыраатым», то это будет, по меньшей мере, нескромно, язык не повернётся так сказать. Если в благодарности человек произнесёт: он «абыраата», то проявит сильнейшую степень признательности.

Переведена молитва была давно, насколько нам известно, протоиереем Димитрианом Поповым. Есть она и в словаре Пекарского. Но, главное, что эта молитва сохранилась не только на бумаге, она никогда не прекращала жить в сердцах людей. В самые трудные, самые страшные минуты жизни якуты шептали, кричали, твердили про себя: «Айыы Тойон, абыраа!»

Марина ГОРИНОВА,
Саргылана (Саломия) ЛЕОНТЬЕВА

На заставке фото Леонида Шеметова

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *