Наслаждаюсь жизнью, радуюсь, пою – ведь и после смерти буду я в раю!

парта, студент, якутск
Авторы:


Церковь и поколение next
Темы: , , .
Примерно таким был лейтмотив опроса по теме «Нет, весь я не умру…», проводившегося среди 63-х студентов ЯГУ.

«Боитесь ли вы смерти? Был ли у вас опыт переживания своей или чужой смерти, что вы при этом чувствовали?»эти вопросы были предложены первыми.

По поводу опыта переживания смерти треть респондентов не ответили вовсе, ещё 5 человек написали, что бабушки и дедушки оставили мир, когда отвечающие были совсем детьми, поэтому особых эмоций это не вызвало. Те же, кто видел смерть близких в более позднем возрасте, чувствовали боль, страх, скорбь, горечь, сострадание, тоску, угрызение совести, вину, «пустоту – как будто от тебя оторвали кусок»; «шок, разбитость, раздавленность», «хотелось вместо этого человека умереть самой»; «глубокое разочарование в жизни»».

На вопрос, боятся ли они смерти, 37 человек ответили: «Да». Некоторые добавили – «очень», кое-кто уточнил: «Не боятся только дураки» или «Я же не псих какой-нибудь».

Студенты боятся смерти, потому что: «было несколько неприятных опытов»; «самое страшное – это то, что я перестану мыслить»; «я очень люблю жизнь и не представляю, что здесь будет без меня»; «при этом больно и ты задыхаешься», «не знаю, куда я попаду после смерти». И, наконец, ответ, наиболее глубокий по сути: «боюсь, потому что ещё не успела хотя бы немного исправиться».

Некоторые признались, что боятся не смерти, как таковой, а неизвестности – того, что ЗА гранью (например: «страшно думать, что я буду лежать одна в темноте, где по мне будут ползать всякие твари»). Ещё вариант: «боюсь не самой смерти, а КАК это будет происходить. Боюсь, что она будет долгой и мучительной».

18 смельчаков ответили, что смерть им не страшна, особенно, если она будет быстрой: «ведь смерти всё равно никому не избежать, она настигнет, когда придёт время», и, значит, всегда надо быть к этому готовым. Кроме того, «вся жизнь впереди, и рано думать о смерти. Вот когда мне будет лет 70, тогда и подумаю!» (а будет ли?).

И наконец, ответы, выбивающиеся из общей массы:

— «Смерти особо не боюсь. Главное – забрать с собой побольше народу» (???!!!). Тут же (видимо, писали друзья): «Умирать надо с честью и унести на Тот Свет как можно больше неприятелей» (то ли фэнтэзи начитались ребята, то ли боевиков насмотрелись…)

— «Иногда мне кажется, что смерть – это всего лишь переход в следующую стадию самой «настоящей» жизни»;

— «Не боюсь, если есть загробный мир, и боюсь, если его нет».

Симптоматично: кто верит в жизнь после смерти, как правило, верит и в бессмертие души. Те же, кто считает, что угасшее тело – конец всему, уповают лишь на то, что пребудут в памяти благодарных потомков, либо признают, что после их существования не останется и следа.

Характерно, что практически никто из верящих в загробную жизнь не представляет себя иначе, как в раю. (Что ж, и в ответах на вопросы прошлого номера наши респонденты оценивали себя чрезвычайно высоко).

Лишь две девушки насчёт себя в раю сомневаются и потому стараются следовать заповедям Божьим, чтобы прожить жизнь достойно и на Небеса всё-таки попасть. Ещё одна призналась, что «если есть загробная жизнь, то мне светит адский котёл» (при этом о желании изменить своё будущее – ни слова!). Всё же остальные искренне полагают, что априори заслуживают жизни на Небесах или в другом, лучшем измерении (оно представляется как «параллельный мир»; «туннель, где светло и уютно»; «какая-то другая материя, абсолютно не похожая на жизнь»; «светлый водоворот со средоточием метафизических потоков в середине»). Словом, отвечавшие убеждены, что их посмертная жизнь будет сплошным блаженством, а значит, прилагать усилия для его достижения вовсе не требуется.

«Если вы верите в загробную жизнь, какой она вам представляется?» – полюбопытствовали мы у студентов. Полученные ответы: «это рай – мечта любого человека», где «очень красиво, все очень дружные и веселые»; «ВСЕ души попадают в рай, поближе к святым» (А как с нераскаявшимися насильниками, убийцами?); «по-моему, в загробной жизни всё будет легко и просто, не будет никаких угроз и опасностей для жизни»; «беспроблемной»; «весьма перспективной» (Интересно, что автор вкладывает в понятие перспективности применительно к аду?); «вообще-то загробную жизнь я себе плохо представляю, но думаю, что там – как во сне. Полное расслабление, никакой суеты, всё идёт медленно и спокойно. А сам человек может быть кем угодно и где угодно, как ему хочется»; «загробная жизнь – это жизнь без хлопот, без проблем, без тяжелых ситуаций. Это жизнь твоей души, которая кажется мне очень красивой – такой, какую я не сумела прожить в реальной жизни» (С чего бы ей быть именно такой?).

Один товарищ на вопрос о загробной жизни ответил: «Я не верю. Я знаю. Это Царство Теней, где умершие с честью пребывают в состоянии вечного блаженства и транса. А тот, кто на земле вёл порочный образ жизни, влачит жалкое существование и пребывает в постоянном неудовольствии. Этим миром правит Великий Император Теней» (Откуда юноша ЗНАЕТ это, уж не от самого ли «великого»?).

Часть респондентов категорически в загробную жизнь не верят: «Человек умирает и насовсем отключается. И всё». Иные добавляют: «Не верю, но представляю так: тёмное помещение, котёл, мужчина в рясе совершает над тобой суд». В то же время есть и ответ прямо противоположный: «Верю. Но я её не представляю никакой, потому как всё человеческое там отрицается, а я знаю только человеческую жизнь».

Любопытен ответ, в котором автор признаётся, что загробная жизнь приобретает положительные или отрицательные черты в зависимости от её настроения: «когда оно хорошее – загробная жизнь видится светом и раем, а когда плохое – мраком и адом». (Если бы устройство Вселенной действительно зависело от нашего настроения!)

Ещё одна студентка ответила, что загробная жизнь воспринимается ею как огонь ада и свет рая, причём она собирается миновать и то, и другое, поскольку верит в реинкарнацию и полагает, что после смерти её душа перенесётся в другое тело (Забавно! Если сознание человека может сочетать христианские рай и ад с буддийской реинкарнацией, то, как в нём взаимодействуют Христос и Будда? Они что, поделили сферы влияния?).

Выяснилось, что тех, кому импонирует идея «переселения душ», среди студенчества достаточно много. При этом (что вообще-то является взаимоисключающим!) они одновременно верят и в бессмертие души. Возможно, материал Андрея Заякина в этом номере заставит наших студентов, легко и бескомпромиссно составляющих обо всём на свете своё мнение, призадуматься.

На вопрос – «Влияет ли ваше представление о смерти на вашу жизнь и если да, то как?» некоторые ответили традиционно. Например: «вспоминая о смерти, понимаешь, как мелочны бывают ссоры, обиды и т.п.»; «я стараюсь не делать глупых ошибок в реальной жизни, чтобы после смерти попасть в рай»; «чем больше я думаю о смерти, тем больше хочется жить»; «иногда, особенно когда слышишь о чьей-то смерти, возникает резкое чувство страха за свою жизнь»; «жалко, что не успела сказать или сделать что-то. Поэтому надо любить близких, пока не поздно. И всем всё прощать. И успевать ловить момент. Иначе потом посмотришь назад – и удивишься, как мало ты сделал, какой ничтожный и жалкий ты человек, а сколько всего неувиденного, неисследованного осталось! Я бы очень хотела ещё раз увидеть бабушку. Всякий раз ищу повод помочь пожилым, ведь своей бабушке я уже никогда не помогу перейти дорогу» (Но ты способна помочь ей гораздо большим. Прочитай материал в «Школе молитвы» и не откладывай на завтра то, что могла сделать ещё вчера!).

Однако основная масса (40 из 63 опрошенных!) написали, что представление о смерти никак не влияет на их жизнь. И это, несмотря на то, что многие верят: «если человек при жизни не грешил, то он попадает в рай, где всё прекрасно, или, если грешил, – в ад, на вечные муки». Либо студенты уверены в собственной непогрешимости и в том, что будут за это вознаграждены, либо налицо – полное отсутствие логики. Типа: да, рай и ад признаём, но ничего для того, чтобы избежать второго, не делаем.

Потряс ответ юноши, заявившего, что представление о смерти очень влияет на его жизнь: «Я не собираюсь умирать тихой смертью. Умирать надо громко. Чтобы все об этом знали. Бояться смерти – глупо, ведь то, что мы называем жизнью, – всего лишь разминка, экзамен, если хотите. И сдать его я постараюсь как можно быстрее» (а вдруг провалишься?!)

А вот ещё один образчик «нетрадиционности» мышления: «Представление о смерти однозначно влияет на жизнь, т.к. мысли о смерти – это лишняя трата нервных волокон, а нервы, как известно, не восстанавливаются. Тем самым уменьшая мой жизненный путь». Каково? Впору пожалеть, что в ЯГУ нет философского факультета – сколько пищи для дипломных работ зря пропадает!

Татьяна ДАНИЛЕВСКАЯ

На заставке фото протоиерея Сергия Клинцова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *