Никольский храм и его строитель

31_2012_16_m
Авторы:


Реанимация памяти, Самое главное
Темы: , , , , , , .

В 1980-х годах нам, сотрудникам якутских библиотек, советским атеистам, поневоле приходилось заходить… в храм, поскольку в нём размещался библиотечный коллектор.

Каждое такое посещение превращалось в мучительное испытание. Во-первых, угнетало то, что мы идём к нему по территории бывшего кладбища, то есть по костям своих предков. Во-вторых, в бибколлекторе вместе с другими книгами мы обязаны были брать атеистическую литературу, чтобы вести среди населения антирелигиозную пропаганду, хотя с рождения не видели ни одного верующего в Бога человека. В те годы мне даже в голову не приходило интересоваться историей Никольского храма и биографией его строителя.

А оказалось, история Градо-Якутской Николаевской церкви интересна, увлекательна и полна неожиданных открытий. Может быть, потому, что она освящена во имя святителя Николая Чудотворца – самого почитаемого святого в Якутии. Ведь не смогли сохранить даже главный, Свято-Троицкий Кафедральный собор. Наоборот, просили снять его с учёта в Главнауке при Наркомпросе, и 30 сентября 1927 года получили разрешение на переоборудование. Но когда горсовет начал подбираться к Николаевской церкви, письма и телеграммы полетели в Москву, откуда пришёл категорический запрет на её разрушение. Возможно, сам Николай Чудотворец в 1930-х годах разбудил в людях совесть и не дал осквернить храм?

В Якутске первая деревянная Николаевская церковь была построена в 1718-м с благословения митрополита Фёдора (Лещинского) и по прошению якутских дворян, детей боярских и служилых людей. Город медленно, но рос, население прибавлялось и 20 июня 1791 года состоялась закладка каменной шестипрестольной Николаевской церкви (по данным историков, находилась она на месте Института геологии СО РАН). К осени 1821-го было окончено строительство верхнего этажа и в сентябре произошло освящение трёх верхних престолов нового храма. Но вскоре, вследствие непрочности строения и зыбкости грунта, одна из стен церкви стала рушиться, а другие дали трещины. 4 декабря 1835 года по постановлению Иркутской духовной консистории велено было её разобрать, а прихожан причислить к Богородской деревянной церкви.

В июле 1843-го Якутск посетил Высокопреосвященный Нил, архиепископ Иркутский, Нерчинский и Якутский со свитой. За две недели пребывания в городе он ознакомился с деятельностью Якутского духовного правления, изучил местные архивы, посетил церкви, как действующие, так и строящиеся, выслушал прошения прихожан. Владыка Нил выехал из Якутска 21 июля, а уже через неделю, то есть 27 июля того же года, в права строителей новой Николаевской церкви вступили купец 3-й гильдии Василий Яковлевич Шилов  и надворный советник Григорий Валь.

Однако через 6 лет, 14 октября 1849 года, от архиепископа Нила было получено письмо с требованием немедленно разобрать здание храма, стены которого могли в любой момент разрушиться. Тогда же вышло решение Якутского Областного Правления принудить В. Шилова и Г. Валя приступить к разборке. 16 января 1850 года строители попросили начать работу в тёплое время года. Кирпичи от церкви распродали по разным учреждениям, частным лицам, иконостасы отправили сельским храмам (один из них попал в Дюпсинскую Троицкую церковь), колокола и некоторую утварь получил староста Николаевского прихода Иван Яковлевич Шилов-второй (так братья Шиловы сами себя именовали: первый и второй). Дело по поводу разборки этого храма продолжалось очень долго. Григорий Валь вскоре умер, а Василий Шилов всячески пытался уйти от ответственности.

Освящение фундамента третьей каменной церкви, 160-летний юбилей которой отмечается в 2012-м, состоялось 9 мая 1847 года. Средства на её строительство – 30 тысяч рублей серебром – дал купец 2-й гильдии И.Я. Шилов. К тому времени он был хорошо известен по всей Якутской области как строитель каменного Гостиного двора, деревянного дома для смотрителей и учителей уездного училища, деревянной двухпрестольной церкви во имя Казанской иконы Божией матери и преподобного Иоанна Лествичника, освящённой в октябре 1842-го Кроме того, Иван Яковлевич жертвовал солидные суммы в пользу других церквей области, например, Охотского Преображенского собора, Гижигинской Спасской церкви, Камчатского Петропавловского собора.

Шилов-второй, как опытный строитель, удачно выбрал место для новой церкви и, несомненно, знал, где и у кого приобрести качественный материал для строительства. Ровно через 5 лет, 9 мая 1852 года, с разрешения архиепископа Иркутского, Нерчинского и Якутского Нила средний придел нового Николаевского храма был освящён Преосвященным Иннокентием (Вениаминовым), епископом Камчатским и Алеутским, во имя Казанской иконы Божией Матери и святителя Николая. А 11 и 12 мая по его распоряжению два боковых придела освятили протоиерей Д.В. Хитров (будущий первый епископ Якутии – Дионисий) и соборный священник М. Ощепков: южный – во имя Сретения Господня и Смоленской иконы Божией матери; северный – во имя преподобного Иоанна Лествичника и святого равноапостольского царя Константина и матери его, Елены.

Иван Яковлевич Шилов-второй

Иван Яковлевич Шилов-второй

В мае того же 1852 года по желанию Ивана Яковлевича престолы деревянной церкви Иоанна Лествичника, стоящей недалеко от нового храма, были переименованы: южный – во имя Покрова Пресвятой Богородицы и святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, а северный – во имя трёх вселенских святителей и святого Митрофана Воронежского. К сожалению, здание храма сгорело в 1860-х годах ХIХ века.

Купец Иван Яковлевич Шилов до самой кончины решал проблемы построенного им Николаевского храма, устранял неисправности, допущенные при строительстве. Он ушёл из жизни ночью с 5-го на 6 ноября 1867 года. Но перед кончиной позаботился о будущем церкви. Ещё в 1865-м, составляя своё духовное завещание, он оставил Николаевского храма пять тысяч рублей серебром государственными пятипроцентными банковскими билетами «на вечные времена». Проценты с этого капитала должны были использоваться на расходы, связанные с богослужением (приобретение свечей, лампад и т.д.) и на «раздел по положению о доходах Священно и Церковнослужителям той Николаевской церкви».

Кроме того, Иван Яковлевич «на выписку трёхсотпудового колокола для той же Николаевской церкви с расходами на провоз его и поднятии на колокольню» пожертвовал «таковыми же банковскими билетами шесть тысяч рублей серебром». Он только попросил, чтобы «на наружной окружности его, сверх приличных выпуклых украшений, было означено выпуклыми же словами, что он заведён усердием Потомственных Почётных граждан Иоанна второго и Елены Шиловых». В конце завещания Иван Яковлевич указал место своего захоронения, где покоится и сегодня: «Желал бы я, чтобы после смерти моей тело моё было похоронено под папертью каменной Николаевской, мною построенной церкви, если только Богу угодно будет удостоить меня этой милостью».

Уход из жизни Шилова-второго тяжело пережил Преосвященный Иннокентий (Вениаминов). Они дружили, возможно, с первых лет службы Святителя в Русской Америке. В одном из писем к отцу Дмитрию Хитрову епископ Иннокентий просил, чтобы Иван Яковлевич на свои средства приобрёл для него новое облачение, в котором он хотел быть похороненным. Но, к сожалению, друг ушёл раньше и оставил в пользу собора в Благовещенске на Амуре, где служил Преосвященный Иннокентий, 250 рублей «для поминовения душ рабов Божьих: двух Иоаннов, Елены, Доминики и Александры с их сродниками».

Думается, жизнь и усердное служение духовному ведомству, Богу и Церкви И.Я. Шилова-второго стали примером для других купцов. Так, с начала 1860-х годов уже купцы-якуты стали жертвовать в пользу церквей крупные суммы, оказывали помощь в строительстве и ремонте храмов. Должно быть, они знали, что Иван Яковлевич в октябре 1847 года по Указу Правительствующего Сената стал Потомственным Российским Гражданином. А для присвоения этого почётного звания в центре тщательно изучали все стороны жизни и деятельности купца в течение 20 лет. Всё это время (с 1827 г.) его торговое дело процветало, сам он никогда не был под следствием, наоборот, получал благодарности, благословения, медали за пожертвования не только в пользу церквей, но и народного образования, в помощь бедным и сиротам.

Изучая историю строительства Николаевского храма, поневоле поверишь в необъяснимое чудо. Даже в годы советской власти его архитектура практически не пострадала. Кроме того, сохранился подлинный портрет его строителя И.Я. Шилова-второго, написанный 30 марта 1814 года, когда ему было 26 лет. Картина попала в фонды краеведческого музея, затем в 1945-м её передали в фонд Национального художественного музея РС (Я).

И, наконец, в 2011 году совершенно случайно в фондах Национального архива РС (Я) были выявлены копия духовного завещания Шилова-второго и его послужной список, раскрывающие не только его жизнь, но и неизученные страницы истории Якутской области, в частности, судьбы и дела строителей других церквей: Колесовых, Соловьёвых, Леонтьевых. Так, жена Ивана Яковлевича, Елена была дочерью Федота Тимофеевича и Натальи Михайловны Колесовых – строителей Иоанно-Предтеченской церкви и Спасского храма монастыря. Она более 40 лет помогала в его благотворительном деле, поэтому муж в духовном завещании просил поминать их имена всегда вместе. Вместе они жили, служили Богу и людям, вместе вошли в историю.

 

Ефросиния НОГОВИЦИНА,
научный сотрудник Национального художественного музея РС (Я)

12 комментариев

  1. Очень интересно и полезно знать, портрет видела раньше, но истории не знала. Спасибо автору.

  2. Никольский храм был виден со всех сторон, в центре Якутска и рядом с автовокзалом и потому все кто приезжал в столицу, сразу замечал это величественное здание, чудом сохранившееся по сегодняшний день. Но нам, пережившим ад советской идеологии, не дано было знать ничего из его истории. Просто стояло здание, которое радовало глаз своей чудной архитектурой. Спасибо автору, исследовавшему этот материал, который, надеюсь, вдохновит не одно поколение меценатов и простых обывателей в их благотворительных делах.

    • Благодарим, Светлана, за такой развернутый комментарий! Постараемся передать его автору)

  3. Удивительная история храма, в котором крестились с детьми и делали первые шаги в церкви. Спасибо автору!

  4. Своим всегда считала именно Никольский храм. Почему-то в Преображенской церкви не могу настроиться, прихожу просто как в музей. Очень интересна история храма. Спасибо!

    • Виктория, это не правильно! Понятно, что у каждого из нас есть любимый или любимые храмы, мы выбираем в духовники священников, стараясь исповедоваться именно у них, но… В любом храме — Господь! И если Вы не чувствуете Христа в таком намоленном — как Преображенский собор, что-то не так не с храмом, а с Вами. Прошу, подумайте над моими словами. Без обиды.

  5. С детства помню этот храм, как ориентир, стоит высоко на горке, виден из далека, с проспекта Ленина( сегодняшнего) ведет прямая улица , которая упирается в храм. Если едешь по Лермонтовой улице, Кирова, Петровского его тоже видно со всех сторон БЫЛО! Выстоял храм лихолетье, а в наше время застроили его серыми громадами и увидишь его только с ближайшего перекрестка. Почему не сделать было его доминантой, сохранить его белоснежное величие при застройке прилегающих районов?!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *