Пётр и Феврония Муромские: семейное счастье возможно

22_2008_8_m
Авторы:


Небесное отечество, Самое главное
Темы: , , , , , , , , , .
«Ударим по ихней эротике нашими православными семейными ценностями?! Это что, наш ответ дню святого Валентина?» – возмущалась в интернете одна молодая гражданка по поводу нового российского праздника. Вы о таком не слышали? Сообщаем: 8 июля 2008 года россияне впервые отметили День любви, семьи и верности. По православному календарю это день памяти святых Петра и Февронии Муромских, чьи любовь и супружеская верность вошли в легенды.

 

У влюблённых и любимых разные покровители

Как бы ни критиковали день святого Валентина за то, что это всего лишь удачный маркетинговый ход, поднимающий продажи всякой ненужной чепухи до заоблачных пределов, что это искусственный праздник, не имеющий никакого отношения ни к святости, пусть даже особой – католической, ни к святому, именем которого он зовётся, молодой человек эры потребления от него не откажется. Оно и понятно.

Непонятно другое: почему День семьи, посвящённый памяти святых Петра и Февронии Муромских, которые в православной традиции считаются покровителями супружеской верности, любви и семейного счастья, вызывает такое резкое неприятие. Ведь в отличие от придуманного совсем недавно на Западе Валентинова дня, новорождённый российский праздник уже имеет историю длиной в 780 лет.

«14 февраля – День влюблённых, но влюблённость – вовсе не гарантия любви, семьи, а тем более верности, – сказал митрополит Калининградский и Смоленский Кирилл. – Когда на Межконфессиональном совете встал вопрос, нужен ли России такой праздник, его одобрили представители всех религий. В любой религии есть легенды о любви и верности – ведь это не просто красивые слова, а духовная потребность каждого человека».

Это верно, иначе как объяснить тот факт, что новый праздник, хотя он не имеет пока статуса государственного, прошёл так широко и грандиозно. Размаху торжеств, пожалуй, могли бы позавидовать «красные» даты, уже ставшие привычными. А Оргкомитет Дня семьи, любви и верности возглавляла супруга президента Светлана Медведева.

 

Как бороться с «не хочу жениться»

Мы не станем подробно пересказывать «Повесть о Петре и Февронии Муромских», их житие включает множество фольклорных сюжетов, что, на наш взгляд, вполне естественно для того времени. Важно другое: в жизни святых было много созвучного с временем нашим.

Благоверный князь Пётр, второй сын Муромского князя Юрия Владимировича, вступил на престол в 1203 году. За несколько лет до этого он заболел проказой и никак не мог вылечиться. В сонном видении князю было открыто, что его может исцелить дочь пчеловода благочестивая дева Феврония, крестьянка деревни Ласковой в Рязанской земле. Святой Пётр послал туда своих людей.

Феврония пообещала вылечить князя, но с условием, что он возьмёт её себе в жёны. Круто! Для чего, интересно? Чтобы обрести власть и богатство? Нет, как показала жизнь, она готова была разделить с мужем иную долю. Любила, не видя, не зная? Видимо, ведала что-то такое о нём и о себе, чего не знали остальные, чего не знаем мы. Святая!

22_2008_8_2

Даже в наши дни это условие кажется дерзостью. Представьте: какая-нибудь бедная  студентка из захолустья требует от сына мэра или губернатора, чтобы за баночку привезённого из деревни мёда он вступил с ней в законный брак! Какая наглость, не правда ли? А тогда!..

Вот и Пётр, несмотря на явную симпатию к девушке, подумал: «Ну как это можно – князю дочь древолаза взять себе в жёны!» Однако обещание дал. И обманул, что в наши дни тоже случается. Святая Феврония вылечила суженого, но жениться тот отказался, хотя устроил девице серьёзное испытание и убедился в её изумительной мудрости. Болезнь вернулась к Петру Муромскому, и он, в конце концов, выполнил данный Февронии обет, о чём не пожалел, несмотря на всё случившееся вскорости после свадьбы. А случилось, в общем, дело обычное.

 

Жизнь и смерть – одна на двоих

Бояре, наущаемые жёнами, невзлюбили княгиню Февронию, потому что стала она княгиней не по происхождению. «Из грязи – в князи», видишь ли! Городская элита Мурома предложила правителю выбор – отречение от своего звания (а значит, изгнание и бедность) или расторжение брака: «Если хочешь оставаться самодержцем, пусть будет у тебя другая княгиня. Феврония же, взяв богатства, сколько пожелает, пусть уходит куда захочет!» Но благоверный Пётр пренебрёг княжением своим, чтобы заповеди Божьей не нарушить. Вместе с женой он добровольно отправился в ссылку. На ладье супругов отправили по Оке прочь из Мурома. Святая Феврония, как могла, поддерживала и утешала мужа в трудных испытаниях.

Однако вскоре (как это нам знакомо!) в городе началась борьба боярских кланов за политическое влияние. Понимая, что это может кончиться смутой и гражданской войной, руководящая элита Мурома призвала князя обратно.

А вот дальше произошло, по нынешним меркам, невероятное. Князь Пётр и княгиня Феврония возвратились в город свой и правили там, «соблюдая все заповеди и наставления Господние безупречно, молясь беспрестанно и милостыню творя всем людям, находившимся под их властью, как чадолюбивые отец и мать. Ко всем питали они равную любовь, не любили жестокости и стяжательства, не жалели тленного богатства, но богатели Божьим богатством. И были они для своего города истинными пастырями, а не как наёмники. А городом своим управляли со справедливостью и кротостью, а не с яростью».

Святые супруги пронесли любовь друг к другу через все испытания и прославились благочестием и милосердием. В старости они ушли в монастырь, чтобы подготовиться к вечности и встрече с Тем, Кому оба были обязаны своим счастьем. И Господь послал им в ответ, пожалуй, главную милость, о которой могут мечтать два любящих человека: прожив вместе долгую жизнь, Пётр и Феврония умерли в один день и час.

Они завещали похоронить себя в одном гробу. Однако люди решили, что нельзя положить вместе иноков, и подготовили усопших к погребению отдельно друг от друга, в разных храмах. Но уже утром благоверные Пётр и Феврония чудесным образом оказались рядом, в том самом приготовленном заранее гробу – одном на двоих.

С тех пор святые супруги мирно почивают в усыпальнице Свято-Троицкого женского монастыря в городе Муроме. И даже якутяне приезжают к ним, чтобы поклониться, попросить благословение на брак или молитвенной помощи.

 

Ирина ДМИТРИЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *