«Невинность христиан»

32_2012_5_m
Авторы:

и


Блиц, Самое главное
Темы: , , , , , , .

«Блиц» снова поразил нас разнообразием ответов. Мы спросили:

1. Задевают ли Вас, как члена Церкви, нападки на неё или обвинения в адрес некоторых священников и иерархов в неблаговидных поступках? Как Вы это переживаете?

2. Сталкиваясь с неправедными делами чиновников, представителей государства, общественных структур, занимаете ли Вы активную позицию или считаете, что православный христианин не должен вмешиваться в мирскую жизнь?

 

Не могу простить и полюбить 

Дарья ВАСИЛЬЕВА, студентка 2-го курса Инженерно-технического института СВФУ.

Dasha_Vasilieva1. Переживаю довольно болезненно. Конечно, скрываю это от нецерковных людей, могу даже поговорить, хотя… чаще по своей трусости стараюсь уйти от разговора. Если честно, боюсь, что не найду нужных слов, не смогу ответить убедительно, защитить свою веру и свою Церковь. Долго обдумываю, что бы сказать, веду внутренние диалоги, споры с оппонентами. Но ничего не получается. Я не знаю, как им объяснить, что такое православие на самом деле.

А с близкими людьми, особенно с единоверцами, мы обсуждаем проблемы, нередко впадая в грех осуждения и, если не злобы, то возмущения и негодования. Большинство из нас думает примерно одинаково: хочется, чтобы обидчики понесли заслуженное наказание, чтобы неповадно было им и другим! Но не верится, что правда восторжествует: «мир во зле лежит».

Почему-то нападки в основном происходят на православие. Возможно, это просто мне так кажется. Но в нашей Якутии, в которой сроду не было никого, кроме язычников и православных, строятся мечети, синагоги, католические храмы, молитвенные дома протестантов. Сектанты ходят по домам, хватают за рукава на улицах. Сайентологи, запрещённые во многих странах мира, встретили радушный приём. Ни о ком из них ничего плохого не говорят, хотя, понятно же, что среди тех, кто обживает наши края, отнюдь не все «ангелы»… Мусульмане семьями заселяют правый берег Лены и чувствуют себя на улицах Якутска в религиозных одеждах увереннее, чем мы сами. Толерантность царствует везде и по отношению ко всему… кроме православия!

И в то же время жалко тех, кто злобствует против Церкви. Ведь души свои губят! Трудно объяснить неверующему человеку, падкому на обличительные сенсации о попах (реальные или вымышленные), что греховность человеческой природы столь же присуща священнику, как и нам с вами, трудно объяснить благодатность самого чина священства.

С каким недоверием тебя слушают, когда говоришь, что у нас на приходе такая тесная связь между священниками и прихожанами, такая любовь, что от одной мысли о соборе сердце радуется!

Вот часто старушек ругают, говорят, что все они в храмах злющие. А наши бабушки-прихожанки, геройские женщины, в большинстве своём кроткие и любвеобильные, не только пронёсшие свою веру через страшные годы гонений, но и пришедшие к Богу под старость лет, своими руками помогавшие восстанавливать церкви из руин, и сейчас, несмотря на возраст и болезни, стоят на службах, как часовые, молясь обо всех нас.

А уж без молитв замечательных священников, без их сердечного слова, которое так жадно слушают и люди средних лет, и молодёжь, даже не знаю, где мы были бы все, чем жили? Как объяснить всё это? Только примером, а вот с этим, признаюсь, плохо…

Порой хочется отгородиться от внешнего мира, чтобы не слышать необоснованных оскорблений в адрес веры, её служителей и вообще всего, касающегося православия. Но нельзя жить в обществе и быть свободным от него.

Все христиане знают, что за обидчиков нужно молиться, прощать их и даже любить. Но если обижают тебя самого, можно даже поблагодарить Бога за посланное испытание, а когда нападают на Церковь, то словно обижают и хулят твоих родителей: гораздо больнее. Честно скажу: сейчас я не могу простить и полюбить участниц панк-группы или людей, открыто глумящихся над православием на страницах газет или в интернете. Пытаюсь, но плохо получается. Может, когда-нибудь Господь пошлёт мне милость в сердце.

 

2. Пока я не встречалась с неправедными делами чиновников и не могу заранее ответить, как я поведу себя, если эта проблема коснётся лично меня. Но мне кажется, что православный человек, если он, конечно, не монах, должен занимать активную позицию, ведь мы же часть общества, и от нас зависит, каким оно будет.

 

Нет дыма без огня 

Анастасия ПОСТНИКОВА, юрист, менеджер госуправления, г. Якутск.

Anastasia_Postnikova1. Когда 21 февраля 2012 года в Храме Христа Спасителя произошёл «панк-молебен», я восприняла его как нечто закономерное, как то, к чему вела обстановка последнего времени и в Церкви, и в обществе.

Мне кажется, ситуация эта была во многом спровоцирована самим государством, точнее, чиновниками, которые сегодня у власти. Сначала они дали крупную денежную премию группе «Война» за безобразную и оскорбительную акцию на Литейном мосту, потом спустили с рук мерзость в Биологическом музее, затем «не заметили» множества антирелигиозных «художественных» выставок, а когда, после провокации в главном храме страны, о которой стало известно, «благодаря» СМИ, в обществе поднялась волна протеста, власти вдруг вспомнили о правосудии.

Рассмотрение дела, по-моему, сознательно затягивалось, чтобы накалить градус общественного кипения и направить негодование граждан, возмущённых слишком суровыми мерами в отношении девушек, против Церкви. Если бы в ситуации отсутствия чётко прописанных норм в связи с подобными преступлениями (только в конце сентября в Думу был внесён законопроект о противодействии оскорблению религиозных чувств граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания. Раньше такого закона просто не было!), суд проявил больше гуманности, репутация Церкви так не пострадала бы. Но требовалось отвлечь внимание народа от того беззакония, которое сегодня происходит в сфере государственного управления. И это было успешно сделано.

Однако нет дыма без огня. Мы сами даём повод к недовольству, претензиям, критике. И вместо того, чтобы трезвым взглядом оценить имеющиеся недостатки, признать их, начать с ними беспощадную борьбу, мы по привычке принялись оправдываться и обороняться. Часто некорректными способами. Сколько злобы было выплеснуто православными в адрес тех же девушек из панк-группы! Причём, я думаю, все эти благочестивые христиане в быту, в обычной жизни вовсе не склонны к жестокости. Уверена: эту волну агрессии тоже сознательно спровоцировали. А в итоге всё внутреннее зло, которое верующими подавлялось, но ещё не было побеждено, вырвалось наружу плохо сдерживаемым потоком!

У меня есть друзья, принадлежащие к различным субкультурам. В большинстве своём это люди думающие, ищущие, яркие. И им очень даже не чужды дела любви. Взаимопомощь, дружеское соучастие – нормы жизни в этой среде. Панк может отдать последнюю рубашку, накормить друга, не задумываясь о том, что он сам завтра будет есть. Неформальная молодёжь разбирается в политике и, не желая повиноваться системе, уходит от неё.

Панки вовсе не ненавидят Церковь и общество, наоборот, если бы им не было больно за то, что с нами всеми творится, они бы не протестовали. Многие из них верят в Бога, просто, в отличие от нас, они ещё не ощутили благодать Божию в Церкви, не познали её сердцем, не почувствовали в Таинствах, и поэтому их восприятие божественной и церковной реальности искажено. Это можно исправить! Но только любовью – нашей с вами.

Мне кажется, что протест и негодование верующих вызывает неизвестное. Если бы мы не бросались осуждать, а пытались понять тех, кто думает и верит иначе, мы не боялись бы их так. Страх рождает ненависть. Только когда смотришь на людей и явления не сквозь призму личных обид и оскорблённые чувства, возможно разглядеть то, что Бог хочет нам показать.

Конечно, я переживаю за всё, происходящее и в обществе, и в Церкви, ведь я часть того и другого! Но как? Больше – за тех, кто, соблазнившись, начинает творить бесчинства. И за людей, отвернувшихся от Церкви, на которую они прежде хоть одним глазом всё же поглядывали. И за единоверцев, которые, попав в информационную волну, распаляются и заражаются агрессией. Эта скорбь преобладает. А Бог поругаем не бывает.

 

2. Я занимаю активную позицию сама и убеждаю поступать так же сомневающихся православных. Чем больше людей перестанут быть равнодушными, тем быстрее и очевиднее будет происходить эволюция системы государственного управления, развернуть которую лицом к человеку – актуальная задача каждого из нас.

Если рассматривать вопрос шире, с точки зрения защиты гражданских прав, то именно здесь христианин может проявить себя и как гражданин, и как сын Церкви. Я неоднократно обращалась за судебной защитой и помогала в этом своим друзьям, представляя их интересы. Однако в подавляющем большинстве случаев удаётся решать вопросы в досудебном порядке.

Например, мы смогли вернуть муниципальный маршрут автобуса в микрорайон, коллективно добиться ремонта крыши дома. Почти всегда удаётся возместить незаконно взысканные денежные средства (этим грешат банки, управляющие компании, медицинские учреждения). Всё, начиная от малого – возвращения незаконно отнятого номера телефона, заканчивая крупным – защитой права на приватизацию жилья одинокой женщины с ребёнком, можно решить. Часто по результатам проверок юридические лица, допустившие нарушения, привлекаются к административной ответственности.

К сожалению, среди моих братьев и сестёр во Христе распространено ложное смирение. Многие воспринимают всё, что с ними происходит, как волю Божию. Но разве есть воля Божия на беззакония? Вот и получается, что, когда надо отстаивать свои и чужие права, многие православные опускают руки. А там, где следует положиться на правосудие, явив христианскую любовь и доверие суду – и человеческому, и Божьему, – находясь в толпе, они начинают бороться за свои оскорблённые чувства, зачастую отнюдь не христианскими способами.

 

Начиная с малого 

Олег ПИСАРЕВСКИЙ, старший референт Управления пресс-службы и информации Президента и Правительства Республики Саха (Якутия).

Pisarevsky1. Любые нападки в адрес Русской Православной Церкви и Якутской и Ленской епархии я воспринимаю в штыки. Разного рода провокации и выходки некоторых лиц даже возмущают. Но таково сегодняшнее общество, это реальность, от которой, к сожалению, никуда не деться. Тем не менее, когда появляются сомнительные сюжеты, публикации о нашей Церкви, на пустом месте пытаются раздуть скандал, бывает крайне неприятно.

По роду деятельности мне приходится читать много различных статей, аналитических материалов, новостных сообщений, просматривать комментарии людей, и довольно часто попадаются «чернушные» и откровенно заказные тексты. Кто-то целенаправленно устраивает травлю, кто-то просто занимает сторону провокаторов и получает при этом неплохие премиальные за свои шумные пиар-акции, а кому-то просто легче и проще принять мнение зомбированных масс.

И тут возникает вопрос: кто раздувает эти скандалы, кто нападает на Церковь? СМИ, изначально «заточенные» на скандал, жаждущие лёгкого для себя пиара, финансируемые различными радикально настроенными структурами. Такие организации, издания, телеканалы, журналистов я просто не воспринимаю всерьёз. Это как в басне про Моську и слона. Пусть себе говорят, пишут.

А вот когда речь идёт о простодушных читателях, верящих всему, что им пытаются внушить, безусловно, оставаться в стороне и не принимать никаких действий нельзя. Но самое главное в данном случае для меня лично – не осудить.

Если я могу как-то повлиять на ситуацию, то делаю всё, что в моих силах. Начиная с малого: не позволяю никому при мне пренебрежительно отзываться о Церкви, священниках, церковных мероприятиях.

Очень важно вести работу с людьми. Не ругать, не упрекать, не навязывать своё мнение. А просто всем своим отношением к вере, своими христианскими взглядами доказывать окружающим несостоятельность и ложность того или иного мнения или суждения о делах Церкви, о православии.

 

3. Трудно давать оценку делам чиновников, и уж, тем более, не мне их судить. Это было бы некорректно.

В Библии, в Нагорной проповеди, есть замечательные слова: «И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» Поэтому я не вмешиваюсь в поступки других людей, а стараюсь думать о своих.

Скажу лучше о том, что мне, как православному, большое удовлетворение приносят дела руководства республики. Добрые дела, которые в последние годы не заметить просто невозможно.

Трудясь в органах государственной власти Якутии несколько последних лет, я ни разу не видел какого-либо негативного отношения к Церкви, к нашей епархии. Наоборот, руководство республики предпринимает всё необходимое для укрепления православия в Якутии.

Прежний президент РС(Я) Вячеслав Анатольевич Штыров ещё при архиепископе Германе и епископе Зосиме многое сделал для восстановления и строительства церквей, часовен. При нём началось возведение Якутской духовной семинарии. Можно перечислять многое.

Нынешний президент Егор Афанасьевич Борисов ничуть не меньше уделяет внимания нуждам нашей епархии. Именно он в 2010 году со Святейшим Патриархом Кириллом подписал исторический, на мой взгляд, документ – «Соглашение между Республикой Саха (Якутия) и Русской Православной Церковью».

Егор Борисов регулярно встречается с владыкой Романом. Я был на недавней такой встрече и лично убедился, как Егор Афанасьевич пытается участвовать в жизни епархии, поддерживает все начинания, выспрашивает о проблемах. И пытается во многом помочь даже не как глава республики, а как человек, разделяющий идеи добра и милосердия, исходящие от Церкви.

 

Нападки – это хорошо! 

Екатерина СОФРОНЕЕВА, учитель английского языка в Якутском городском лицее.

Sofroneeva1. Подозреваю, что речь идёт прежде всего о нашумевшей акции «Pussy Riot». По моему мнению, крики типа «держите вора», «мы требуем наказания кощунников», «обеспечьте безопасность христиан в храмах» как-то странно слышать из уст самих христиан. Что-то тут не то. На мой взгляд, никакого кощунства в этих действиях не было. Иконы они не ломали, алтарь не оскверняли, Христа не хулили. В приговоре сказано, что это было хулиганство по мотивам религиозной ненависти и вражды. Не знаю… Мне так не показалось. Хулиганство – ладно, соглашусь.

А что, если б и вправду кощунство? Очень кстати сейчас вспомнить о реакции в исламском мире на американский фильм «Невинность мусульман». Кощунственный фильм о пророке вызвал акции протеста разной степени тяжести, вплоть до убийства. Ну и что, вот так нужно реагировать христианину?

По-моему, нападки, обвинения, клевета в адрес Церкви, иерархов, христиан – дело естественное, было бы хуже, если б светские издания и мир стали отзываться о нас исключительно положительно. Не думаю, что стоит пытаться кого-то оправдывать или оправдываться самим. Надо сосредоточиться на том, чтобы научиться любить людей. Вот чего нам всем не хватает. «Праведный» гнев с нами, современными христианами, ассоциируется, увы, больше.

 

2. Неправедные дела бывают разные. Если чиновник или публичный человек завёл любовницу, детей на стороне родил, так пусть его жена подаёт на развод, коли сочтёт нужным. Наше-то какое дело? Частная жизнь никого не касается. Не по-христиански нос совать в чужие грехи. Со своими бы разобраться. Всем перед Богом придётся держать ответ.

Если человек совершил, к примеру, хищение, дело полиции – разоблачать вора, а суда – выносить приговор. Правда, вопросы к правоохранительным органам всё-таки возникают: почему один олигарх в тюрьме, другой за границей, третий в Думе?.. И всё же, когда дело касается исполнения законов, у меня не появляется желания вмешиваться.

Страшно другое: когда нами пытаются манипулировать, использовать в своих интересах, как электорат, как послушное большинство, желающее, любящее, ненавидящее, презирающее то, что ему скажет власть. Если дело касается судьбы страны, огромных слоёв населения, если возникает угроза самому существованию Отечества, православный христианин должен проявить гражданскую активность.

А почему это кого-то смущает? Вспомните Смутное время. Власть была неспособна навести порядок, а рядовые российские граждане – православные, кстати – взяли инициативу на себя и отстояли интересы Родины. Думаю, все помнят реальную угрозу для России быть завоёванной Польшей: правление Лжедмитрия I, Лжедмитрия II… Тогда народное ополчение во главе с князем Дмитрием Пожарским отстояло независимость России. Нельзя забыть и о подвиге Ивана Сусанина.

То, что вера и молитва народа сыграли в этой победе одну из важнейших ролей – исторический факт. С другой стороны, монахи не ограничились молитвой, а оказали врагу упорное сопротивление. Пример Троице-Сергиевой Лавры, одержавшей победу в шестнадцатимесячной осаде, был одним из главных ориентиров для остальных граждан-патриотов. 4 ноября 1612 года – день освобождения Москвы от польских захватчиков (и праздник Казанской иконы Божией Матери). В нынешнем году отмечается 400-летие этого события.

Но не только от внешней агрессии приходится защищаться. В дозволенных юридическими нормами рамках можно и нужно отстаивать интересы граждан внутри государства. Мирный митинг – подходящая форма протеста против тех или иных действий власти, которые кажутся людям несправедливыми, непатриотичными, вредными для страны. При условии, конечно, что соблюдаются правила проведения подобных акций.

Хотя сама я ни разу участия в митингах не принимала. Наверное, это не моя форма выражения гражданского протеста. В Москве, гуляя мимо Чистых прудов, видела, как активисты выходили на митинг против вырубки леса, закрытия школ, раздавали листовки (парочка хранится у меня дома). В душе чувствовалась солидарность.

Один из допустимых вариантов протеста, считаю, – реакция общества в интернет-пространстве. Для меня, как для учителя в третьем поколении, особенно животрепещущей является тема реформирования системы образования, которая неразрывно связывается с западным Болонским процессом. В результате образование превращается в услугу, а тот, кто его получает – в потребителя.

Сейчас на форумах и в социальных сетях активно обсуждается бредовая ситуация со знаменитой физматшколой в новосибирском Академгородке, которая может закрыться из-за жалобы ученика-двоечника: «Роспотребнадзор заявил, что в школе не имеют права преподавать профессора из вуза. Это решение подтвердил суд: ФМШ теперь обязана выплатить штраф, уволить всех учёных и превратиться в обычную школу». Естественно, люди начали выдвигать инициативы по спасению уникального учебного заведения, писать письма. Если будет возможность, я обязательно подпишусь.

Ведь есть примеры, когда такие протесты хоть в небольшой мере, но влияли на принятие решений. Так, в январе 2011 года был организован сбор подписей под письмом общественности президенту России, в котором была проанализирована абсурдность новых образовательных стандартов. Подписались многие профессора и ректоры вузов, в результате правительство приняло наименее худший из предлагаемых вариантов. Это была маленькая, но победа.

 

Гневаясь, не согрешать 

Лидия СЕРГЕЕВА, учитель рисования Классической гимназии им. Иннокентия Московского.

Sergeeva1. «Скверна», по определению словаря Даля: «Мерзость, гадость, тление, пакость, всё гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно, нечистота, грязь и гниль, мертвечина;.. всё богопротивное». Может ли христианин терпимо относиться к осквернению храма? Думаю, что нет.

Как поступил Иисус Христос, когда нашёл, что в храме продавали волов, овец и голубей и сидели меновщики денег? Сделав из верёвок бич, Он выгнал оттуда всех торговцев, столы меновщиков опрокинул, деньги их рассыпал и говорил: «Написано, – дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников» (Мф 21, 12-13).

Поэтому надо быть бдительным в храме, ведь враг не дремлет, и строго пресекать попытки осквернения святого места. Ревность о вере предполагает готовность умереть за свои убеждения, в то же время с любовью и с жалостью отнестись к человеку согрешающему, заблуждающемуся.

Наказав молодых людей тюремным заключением за осквернение храма, следует не забывать о них молиться. Христос, наказав торгующих, наставлял их; также и мы должны – гневаясь, не согрешать.

 

2. Встречая в своей жизни непонимание, как человек эмоциональный, я обижаюсь, сетую и унываю. А как христианка, усилием воли прощаю. Но простить – это не значит забыть, надо любить человека, который тебе перечит, обижает, строит козни. А где найти этот кладезь любви, чтобы любить недругов? Конечно же, у Господа нашего Иисуса Христа.

Мне помогает отвлечься от конфликтных ситуаций и всё отдать на волю Божию история хождения Иисуса Христа по водам. В полночь ученики Спасителя в лодке на середине озера увидели, что к ним кто-то идёт по воде. Они испугались, подумали, что это привидение. Но, узнав в нём Иисуса, Пётр попросил разрешения пойти по воде навстречу Учителю. Христос сказал: «Иди!» Ученик, пока смотрел на Христа, шёл по воде, но когда отвлёкся, увидел сильное волнение, испугался и стал тонуть.

Так и мы на пути к спасению встречаем различные испытания и соблазны, готовые иногда нас ввергнуть в пучину погибели. Отчаиваться не следует. Нужно только с верой обратиться к Богу, Он подаст нам руку помощи.

 

Принять поношение, как помощь Божию 

Кевин РОБЕРТС, техник-технолог в кофейной компании Good Bean (Гуд Бин), чтец церкви свт. Иннокентия, обучается в Православной пастырской школе (The Orthodox Pastoral School), г. Рог Ривер, США.

Kevin1. Когда Церковь, или один из её членов, подвергается атаке – физической, духовной, политической, просто хулиганской – это прежде всего должно напоминать нам о молитве. Естественно, мы обязаны защищать нашу веру всеми возможными способами, только никакая оборона не будет успешной, если не начнётся с молитвы.

Если Церковь нуждается в нашей помощи, ни один христианин не может занимать позицию простого наблюдателя за происходящим. Каждый из нас должен найти силы, смелость и смирение для защиты Церкви, семьи, родины. И если мы молимся, Бог даёт благодать для облегчения физических и духовных страданий, причинённых нам.

Наверное, самое тяжёлое нападение, которое сложно перенести со смирением, – клевета и ложные обвинения. Но когда нас критикуют или упрекают в ошибках, это (пусть даже обвинитель не прав!) идёт нам только на пользу.

Если упрёки правдивы, а мы продолжаем прятать свою болезнь, то отказываемся от исцеления. А потому следует принять поношение, как помощь Божию, данную для того, чтобы мы смогли опомниться и покаяться. Если друг упрекнул нас в чём-то по ошибке, по незнанию, то, возможно, польза здесь состоит в том, что мы можем объяснить ему истину. Когда обвинения бросает недруг, то, если дело касается нас лично, полезнее бывает молчаливая защита и раздумье над тем, почему наши действия были неправильно истолкованы. Это научит в дальнейшем поступать более осмотрительно и очистит наши намерения. Тому, кто доверится Богу и сохранит молчание, Господь обязательно поможет – откроет правду и направит конфликт к миру.

Когда же болезненные разоблачения выходят за рамки личных отношений и касаются, например, неблаговидных поступков иерархов, это является двойным напоминанием молиться и быть осторожными. Как правило, мы не имеем полной и достоверной информации, а потому просто не можем выносить верные суждения. В этом случае, опять-таки, очень важно молиться о раскаянии иерарха (если хоть капля правды есть в обвинениях), а также о вразумлении обвинителя и о правосудии.

Надо понимать, что никто не застрахован от падения в цепкие когти дьявола: ни епископ, ни бармен, ни президент, ни студент. Но как же часто мы судим поверхностно и поспешно, а потому неправедно! Нужно быть предельно осторожными особенно в осуждении священнослужителей, понимая, что за это Господь взыщет с нас особо. И ещё: наши внутренние разборки никогда не должны становиться достоянием публики!

Если мы научимся молиться с осознанием собственной греховности и болью в сердце, особенно за наших врагов, наши прошения к Богу достигнут намного большего, чем рациональная и хорошо организованная защита.

 

2. Пусть в этом вопросе примерами нам будут святые.

Согласно Евангелию, Иоанн Креститель смело обличал царя Ирода «за Иродиаду, жену брата своего, и за всё, что сделал Ирод худого». Его сначала бросили в тюрьму, а потом отрубили ему голову.

Епископ Амвросий, проповедник и гимнограф, после того, как император Феодосий жестоко расправился с восставшими фессалоникийцами, наложил на правителя епитимию, отлучил от Причастия и потребовал публичного покаяния. Император подчинился святителю.

Архиепископ Константинопольский Иоанн Златоуст смело разоблачал как священнослужителей, так и богачей за их нехристианское поведение. Когда Евдоксия, жена императора Аркадия, распорядилась конфисковать собственность у вдовы и детей опального вельможи, святитель Иоанн встал на их защиту. После того, как и без того разгневанной императрице донесли, что архиепископ говорил о ней в своём поучении о суетных женщинах, архипастыря отдали под суд. Иерархи, прежде обличаемые Иоанном Златоустом, постановили предать его казни. Император Аркадий заменил её изгнанием, которое было недолгим, но за протест против сооружения памятника Евдоксии возле храма святитель был снова сослан и умер в пути.

Александр Шморель стал первым человеком, канонизированным Зарубежной и Русской Православными Церквями за христианское служение во время Второй мировой войны. Немец российского происхождения был одним из основателей студенческой антифашистской группы «Белая Роза» в Третьем рейхе. С мая 1942 года по всему Мюнхену стали расклеиваться и посылаться по почте листовки, призывавшие жителей Германии к сопротивлению правительству Гитлера и саботажу всех нацистских мероприятий. Христианские ценности и культура противопоставлялись здесь языческому нацизму. Листки обличали «предающуюся сомнительным влечениям клику властителей» и призывали к обновлению «тяжело раненного немецкого духа изнутри». Никому и в голову не могло прийти, что непримиримую войну Гитлеру объявили студенты университета. Святой Александр Мюнхенский был казнён.

Все эти святые мудро обличали пороки и преступления правителей с готовностью пострадать за это даже до смерти, ставя превыше всего правду Божью. Не случайно в службе праздника Воздвижения Животворящего Креста Господня говорится, что Крест Господень – «спасительное Древо – оружие мира, непобедимый знак победы».

 

Тени на Церкви 

Пётр ГУЛЯЕВ, журналист, директор ООО «Пресса».

Guliaev1. Конечно! Церковь для меня – не безликий образ в святочном обрамлении, не учреждение с чиновниками в красивых одеждах, не просто вера… Это и символы её – храмы, священные тексты, духовная музыка и, непременно, люди, призванные быть моими проводниками, собратьями и духовниками. Пусть не сразу, но к искренне верующему человеку обязательно приходит чувство единения со всем богатым миром православия.

Когда общество мусолит тему стоимости часов Патриарха, марки автомашин иерархов или ДТП с участием священнослужителя, значит, именно это интересно обывателям. Тот факт, что с помощью СМИ нам навязана определённая эстетика и нормы, и доказывает любовь большей, увы, части наших сограждан к скандалам, подглядыванию, смакованию не лучших подробностей жизни людей, так или иначе оказавшихся в центре какого-нибудь события.

Но мало кто знает, что где-то в заповедной глуши усилиями никому не известного священника возник храм, под благодатной сенью которого укрылся детский дом для сирот-инвалидов, что в России большинство хосписов для стариков и бездомных появилось по инициативе и при непосредственном участии Церкви и т.д. Таких примеров много, кто-то пытается рассказать об этом, но, видимо, иная духовная пища нужна людям…

Мне часто возражают: мол, скандальные подробности, касающиеся личной жизни или поведения священнослужителей, появляются всё чаще. Как ответить на это: священники тоже люди? Ничто мирское им не чуждо? Может, согласиться с некоторыми адептами, что на Церковь «началось наступление»? Вряд ли это так.

Тень отбрасывается не только от человека, но и от его поступков. Во все времена подобные «тени» падали и на Церковь. Но верующим хватало и смелости, и мудрости перебороть себя и победить.

А тут ещё и государство иной раз так «помогает», что стыдно становится… Та же дискуссия вокруг панк-группы успела обрасти изрядным количеством мифов. Их пора развеять и самой Церкви, не оставаясь так долго в позе обиженной – иначе правильное отношение к происходящему сформировать не удастся.

Главный миф состоит в том, что осуждённые девушки якобы пали жертвами агрессивного наступления православной Церкви на общество. Но ведь на самом деле её роль здесь была и остаётся минимальной. Арест, обвинение, приговор – всё это дело рук репрессивной государственной машины. Только вот обозначить меру участия как-то не получилось, отсюда у многих неверное представление о том, кто был инициатором «гонений»…

 

2. Ремесло журналиста так или иначе предполагает наличие собственного мнения, личной позиции. И суть профессии состоит как раз в том, чтобы донести это «своё» до публики. К сожалению, сегодня журналистская позиция – часто лишь формальность, заключённая в дипломе или удостоверении.

Что же касается вопроса… Наверное, жизнь христианина не может, не должна делиться на «мирские» и «религиозные» сферы. Нельзя быть «верующим в личной жизни», а на работе – сотрудником светской организации, который как одежду снимает с себя своё христианство. Если журналист – православный, тогда и то, как он пишет, и то, о чём говорит, так или иначе должно способствовать моральному очищению общества. Здесь невозможно занимать какую-то «нейтральную» позицию.

Некоторые говорят: «Задача журналиста – просто объективно освещать информацию». Конечно, нужно стараться не искажать факты, представлять сведения максимально правдиво. Но если этим хотят сказать, что журналист должен занимать некую нейтральную позицию по отношению к действительности, это неверно.

 

Сила в Правде 

Екатерина АПРОСИМОВА, доцент горного факультета СВФУ.

Aprosimova1. Как человек воцерковлённый, я очень переживаю, когда слышу что-то плохое о наших иерархах и священниках. Мне, например, с упрёком говорили: «Владыка Герман слишком строгий» или, наоборот: «Владыка Зосима слишком добрый!» То есть на людей не угодишь, они просто не понимают, что и то и другое – и строгость и доброта – лишь разное проявление любви. А любви разве может быть слишком много?

Как правило, люди пользуются недостоверными слухами или судят предвзято только по внешним проявлениям характера и поступков, не задумываясь о том, что за этим стоит. В некоторых случаях, если речь идёт только о неверном мнении какого-либо прихожанина, если я лично знакома со священником и точно знаю, что на самом деле батюшка вовсе не такой, как о нём думают, стараюсь переубедить, рассказать хорошее: то, что вовсе не очевидно для окружающих, чего часто люди не знают.

Протоиереи Никольской церкви стояли у истоков возрождения веры в Якутии, они местные и, к моей радости, имеют большой пастырский опыт. У северян ценность взаимоотношений всегда была выше материальной составляющей. А уж священники не ради же корысти несут своё тяжелейшее служение и не только среди нас, добропорядочных прихожан, но и в зонах.

 

2. И святой князь Александр Невский, и замечательный кинорежиссёр Сергей Бодров (фильм «Брат») говорили, что сила в Правде. Считаю, что справедливость – это Правда. Поэтому, сталкиваясь с несправедливостью, стараюсь её устранить. И в этом меня поддержал в своё время Преосвященный Зосима.

Был случай, когда один известный в Якутии общественный деятель попросил меня стать его доверенным лицом, чтобы получить большой кредит для решения вопросов защиты прав малочисленных народов Севера. Ради такого доброго дела я, конечно, согласилась.

Но через некоторое время меня поставили в известность, что человек этот не выплачивает кредит. Вместо того, чтобы помогать людям, он (якобы для этих целей) проводил сборы средств с жителей улусов, пострадавших от наводнения, и получил кредиты в других банках.

Я пришла к епископу Зосиме, чтобы посоветоваться с ним. И архиерей благословил меня судиться, хотя бы для того, чтобы показать пример сельчанам, которые часто боятся за себя постоять. Тем более, что, как показывает опыт, безнаказанность и попустительство ведут к ещё большим злоупотреблениям.

С помощью владыки и других добрых людей я нашла хорошего адвоката. О суде стало известно многим. Адвокат оказался совсем молоденьким, но, к радости, дело было выиграно! Мы смогли показать, что справедливость существует. Пусть другие пострадавшие люди, не боясь должностей и положения, добиваются правды.

 

Штурмовать Небеса молитвами! 

Кристина ПОЛЯКОВА, спортивный журналист, модератор православного книжного клуба издательства Сретенского монастыря, студентка 5 курса Российского православного университета им. св. И. Богослова, г. Москва.

Kristina_Polyakova1. Безусловно, каждым христианином эта боль воспринимается как своя. Потому что все мы частицы общего, единого, соборного организма – человечества. Болеет один член – болит всё тело. Но чужие грехи или заблуждения не должны волновать нас до такой степени, что мы начнём кричать в лицо друг другу, осуждать духовенство и мирян, которые, возможно, запутались, смалодушничали. Начать стоит, прежде всего, с себя!

В Церкви немало проблем, и некоторые обвинения иногда бывают справедливыми. Невоцерковлённые люди часто спрашивают: «Зачем нам ходить к попам, которые ведут себя неправедно!» Я пытаюсь объяснить, что Церковь – это БОГ. И идём мы к Нему, а не к батюшкам, которые бывают разными. Лично меня не задевают чужие грехи, потому что моё дело – себя хоть немного в человека превратить с Божьей помощью.

Больно за Церковь, но, значит, нужно и скорби потерпеть на пути к Богу. Время такое, что даже в монастыри приходят послушники, не понимающие, что такое монашество. Да, это соблазн для мира, для тех, кто не знает, не понимает и не хочет понимать, что такое Церковь. Но дальше будет ещё хуже! На мой взгляд, с православных сейчас спрос во стократ выше, чем когда-либо. В том числе за свою Церковь.

Самая верная помощь ей – это молитва о наших братьях и сёстрах во Христе. Только так мы можем помочь им и Церкви, а вовсе не хождением на митинги, где подчас теряется человеческое лицо. И тогда все наши благие намерения разбиваются о нарушение заповедей Христа: «Не суди, да не судим будешь».

Гонения на Церковь начались с самого начала её существования. И православные понимают истинный их смысл в свете происходящих апокалипсических событий. Но наш долг – нести в мир проповедь Христа. Если мы предпочитаем промолчать, переживая происходящее в своей скорлупе, замкнувшись внутри общины, прихода, то предаём нашу веру, самого Спасителя. Только во всём обязательно должны быть мера, рассудительность, здравомыслие. Проповедь, миссионерство, трезвение, бодрствование, молитва, пост, духовное возрастание, исправление своей жизни – вот наши мечи, защищающие от нападок гонителей христианства.

Злоба их направлена, в первую очередь, на самое дорогое для страны – молодёжь и детей. Молодому поколению России необходимо объединиться во имя веры дедов, прийти в храмы, встряхнуться от парализующей сознание и волю пропаганды Запада, внедряющей в неокрепшие умы искажённое, ложное понимание смысла бытия, под лозунгом «Бери от жизни всё!»

Святейший Патриарх Кирилл сказал: «Только осознанное восприятие веры, которое невозможно без длительного процесса катехизации, только доброе отношение к ближним, которое невозможно без ежедневной социальной заботы, без дел милосердия, только знакомство наших сограждан с верой отцов, которое невозможно без миссионерских инициатив, только участие в жизни молодёжи, которое невозможно без регулярного с ней взаимодействия, способны растопить лёд отчуждения, который сегодня если не сковывает всех нас, то, по крайней мере, уже в какой-то прибрежной полосе образовался. По крайней мере, в нескольких случаях акты вандализма совершались молодыми людьми. Либо эти люди озлоблены на Церковь, её представителей, либо являются инструментом в руках тех, кто осознанно и по убеждениям противится Христу и христианской проповеди».

Мы не должны быть теплохладными, сторонними наблюдателями. Возможно, в силу ослабления христиан в молитве, излишней успокоенности и надежды на Бога в данный момент человеческой истории мы и переживаем тяжёлые времена. А ведь ответственность христианина – в непрестанной духовной борьбе, победа в которой силою даётся. Помоги нам Бог!

 

2. Мы живём в мире, который пусть и лежит во зле, но доверен нам Господом, и каждый из нас несёт ответственность за то, что с ним происходит.

На мой взгляд, христианин не должен излишне эмоционально реагировать на искушения, с которыми приходится сталкиваться. Надо уметь контролировать себя и свои реакции, даже если нас откровенно провоцируют. С неправедными делами чиновников, представителей государства должен разбираться гражданский суд. Дело христианина – молиться за оступившихся, просить Господа вразумить этих людей.

Другое дело, что крайне необходимо активно разоблачать в СМИ секты, культы и иные вредоносные программы по закабалению личности. Вот это считаю самым важным долгом православных – обязанностью даже. Конечно, нужно штурмовать Небеса молитвами! Но нельзя забывать и о личном долге каждого человека нести Слово Божие в мир.

 

Идёт проверка нашей веры 

Андрей СОРОКИН, фотограф пресс-службы Нерюнгринской районной администрации.

Sorokin1. Конечно, задевают! Особенно последнее громкое событие с неформальной панк-группой и последствия разбирательств. Реакция общества была, как взрыв ядерной бомбы: с одной стороны – негодование верующих, а с другой – возмущение защитников панкушек, за которых горой встали даже звёзды мирового масштаба и политики. Если бы их веру так обидели, я посмотрел бы, как бы они тогда заговорили! Очень неприятно стало на душе от всего этого.

Я не хочу обидеть людей, состоящих в неформальных организациях, но не укладывается в голове, как можно было совершить такое безумие! Есть же занятия поважнее: играть в рок-команде, учиться, работать, заниматься деятельностью на благо общества.

Верно сказал Святейший Патриарх Кирилл: «Сейчас идёт проверка нашей веры – насколько она крепка». Действительно, нас проверяют. Проверяют точечными ударами. Задевая людей по самому дорогому: ведь у миллионов людей в стране на основе веры православной зиждутся все главные ценности жизни, в первую очередь – семейные. Представляю, какую боль им пришлось пережить! Не удивительно, что это кощунство и клевета вызвали столь сильное негодование.

На интернет-форумах и верующие, и их противники постоянно обсуждают действия Церкви. Я считаю, что мы, её чада, вправе отстаивать своё понимание ситуации, говорить своё слово. Не хочу обидеть другие религии или атеистов, ну просто не понятно мне: почему у них такие мысли ужасные, оскорбляющие православие, ведь мы же все люди и должны понимать друг друга, сочувствовать, сопереживать, хотя бы стараться это делать.

Про обвинения могу сказать одно: часто они бездоказательны. Кто-то запустит ложь, а люди повторяют её, не задумываясь о последствиях.

  1. Да, встречаются особы, сильно «зазвездившиеся»: «Я власть, а ты никто», но есть и нормальные чиновники, готовые помочь. Всегда можно найти компромисс в решении проблем. Люди разные, и не стоит об этом забывать.

Я со школьного возраста общественник. У меня, наверное, в крови – работать не только на себя, но и на благо окружающих. Думаю, каждый православный может занимать активную гражданскую позицию, на этом и держится общество, помимо религии.

 

Нечего обижаться! 

Людмила ШАДРИНА, выпускница Финансово-экономического института Северо-Восточного федерального университета.

Shadrina1. Критике сегодня подвергается всё и вся. На мой взгляд, тут нечего обижаться. Хотя, безусловно, большинство верующих принимают подобные вещи очень близко к сердцу.

Всё зависит от общего отношения к явлениям, происходящим в социуме, от того, насколько человек внешние события «пропускает через себя». Я считаю, что критика и нападки очень субъективны и предвзяты. Гораздо важнее фундаментальная роль Церкви в жизни каждого православного человека.

Люди не понимают, сколько хорошего, вечного, светлого несёт Церковь в мир, оставляя отклик в сердцах прихожан. Многие не знают, сколько добра делается священнослужителями и верующими в мире (ведь это не афишируется и даже скрывается). Но мы, прихожане, видим, что представители Церкви в большинстве своём самозабвенно отдают себя делу служения Богу, трудятся, не считаясь со временем, силами, здоровьем.

А те или иные ошибки и даже проступки неизбежны, ведь священники такие же люди! Но грехи отдельных пастырей несопоставимы с пользой от того праведного, что несёт Церковь.

 

2. На мой взгляд, религиозная принадлежность здесь не имеет значения, важен социальный выбор человека. Всё индивидуально: активность зависит от жизненной позиции конкретной личности. Если человек убеждён, что именно он несёт ответственность за свою жизнь, за те реалии, в которых существует, то он и политикой будет заниматься, и в правозащитном движении участвовать.

К примеру, на Западе молодые люди очень рьяно отстаивают свою точку зрения на ту или иную реформу, обсуждают поступки крупных общественных деятелей, защищают свои права, принимают участие в антиглобалистском движении. Это часто приводит к тому, что тот или иной важный вопрос пересматривается, мнение людей учитывается и в законодательные акты вносятся различные корректировки. У нас молодёжь гораздо более пассивна в этом отношении.

Про себя же скажу, что в настоящий момент я сосредоточена на «персональной» жизни. Естественно, имею своё видение различных ситуаций, и мои близкие о нём знают, но к активной деятельности, чувствую, не готова.

 

Скрытая война 

Ирина ТЮМЕНЦЕВА, завуч по учебно-воспитательной работе Классической гимназии им. Иннокентия Московского.

Tyumentseva1. Раньше меня задевали и нападки, и обвинения – всё, что шло против Церкви. Я не могла понять: как люди не видят очевидных вещей, не ощущают Божие присутствие и Божий промысел во всём! Очень переживала за обижающих, жалела их.

Но вот прошло какое-то время и моё отношение к обвинениям и неблаговидным поступкам по отношению к православию изменилось. Я стала думать: на всё воля Божия и, значит, тем, кто выступает против Церкви, нужно через это пройти, и нам, христианам это нужно… Хотя людей по-прежнему жаль, ведь они не ведают, что творят! Думаю, их действиями руководит нечистая сила, в которую не хотят верить наши современники.

Сейчас идёт невидимая брань за душу каждого человека. Святой Серафим Вырицкий в годы Великой Отечественной войны говорил своим духовным чадам, что придёт время, когда будут открыты храмы, семинарии, начнут выходить православные газеты, но враг рода человеческого загубит больше душ, чем в советское время. Потому что богоборчество открытое сменится скрытым, а потому более опасным.

Когда меня спрашивают, я стараюсь это объяснить. Чтобы быть убедительной, привожу выдержки из Священного писания, патерика или высказывания святых отцов.

 

2. К сожалению, мне приходилось сталкиваться с неправедными делами чиновников и общественных структур. Конечно, в момент обиды бывает больно, но я не считаю себя достойной учить кого-то, обличать.

Правда, иногда, когда позволяют обстоятельства, пытаюсь объяснить, что человек поступает неправедно, чтобы он это знал. Ведь часто люди губят свои души, даже не ведая об этом. Думаю, православному христианину нужно вмешиваться в мирскую жизнь, а вдруг его слова кого-то спасут!

 

«Гнев человека не творит правды Божией» 

Священник Владимир СЕВРЮКОВ, благочинный Мирнинского округа, настоятель Свято-Троицкого прихода, г. Мирный.

Sevryukov1. Христианина любые нападки не должны особо задевать. Подобная позиция рождается из понимания сущности и природы Церкви, а также тайны страданий и смерти Христа. Помните, как Господь жёстко осадил апостола Петра, который чисто по-человечески пытался пожалеть Его: «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф 16, 23). Мне кажется, и за призывами наказать кощунников и недругов Церкви стоит сугубо человеческая позиция, которую некогда Господь осудил.

Церковь – не просто организация, объединяющая людей, одинаково верящих, это Богочеловеческий организм, тело, Главой которого является Христос. И основали её не последователи Сына Божия, а Он Сам: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф 16, 18). Мы, члены этого организма, чада Церкви, должны пройти путь за своим Спасителем, Который предупреждал: «…Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин 15, 20). Апостол Павел подтвердил: «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим 3, 12).

Поэтому ничего нового в последних событиях я не вижу. Есть силы, которым Церковь невыносима и всегда будет чёрный глаз слепить. Но не стоит, мне кажется, искать какую-то мистическую подоплёку. Тут чистой воды грязная политика, и бедные дурёхи, устроившие пляску на амвоне Храма Христа Спасителя, сами того не понимая, явились пушечным мясом в чьей-то жёсткой и циничной игре.

С другой стороны, нужно иметь мужество быть предельно честным перед Богом и перед самим собой. Если нападки на духовенство имеют под собой почву, если изобличаемые неблаговидные поступки действительно имели место быть – то вот это я переживаю с прискорбием по отношению к падающему брату. А встречаясь с клеветой, призванной через человека, пусть и иерарха, опорочить Церковь, поступаю согласно русской народной пословице: «Собака лает, караван идёт».

Я против того, чтобы подобные акции оставлять без ответа, христианин должен защищать свои святыни, но вот методы защиты мы должны искать не в язычестве, не в исламе или иудаизме, а в Евангелии. И Бог нам всем в помощь!

 

2. Православный христианин обязан в своей жизни занимать активную позицию. Вопрос: в чём это должно выражаться? Можно, конечно, выйти на Болотную и во всё горло обвинять всех и вся. Но, как показывает история, придя к власти, подобные горлопаны становятся ничем не лучше своих предшественников, а порой и значительно хуже.

На мой взгляд, помимо традиционных христианских обязанностей: молитвы и убеждения словом, мы должны прибегать ко всем законным методам, чтобы помочь страждущему и обиженному, ведь к этому нас призывает наш Бог: «Научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис 1, 17).

С другой стороны, есть огромная опасность, встав на этот путь, потерять внутренний мир, озлобиться на нерадивых чиновников, воспылать праведным гневом, и весь остаток жизни провести, выковыривая сучок из глаза брата своего. А «гнев человека не творит правды Божией» (Иак 1, 20). Поэтому, помогая другим людям бороться с несправедливостью и обманом, мы ни в коем случае не должны озлобляться против творящих неправду и беззаконие, понуждая себя отделять грех от самого человека.

 

Подготовили Марина ГОРИНОВА

и Полина ЕМЕЛЬЯНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *