С благочестивой свирепостью

Священник Роман МАТЮКОВ
Авторы:


Самое главное, Справочник неофита
Темы: , , , , , , , , , , , .

Наверное, многим из нас знакомо чувство неизъяснимого трепета, когда мы впервые в жизни осознанно переступаем порог храма. Потом уже будут первые исповеди, первое Причастие и первый осмысленный пост, первые искушения в вере и падения. Всё это со временем придёт, но ощущение обретённого Дома будет всегда сопровождать христианина на его духовном пути. Этот момент начала является одним из самых важных в становлении «внутреннего человека во Христе».

В Евангелии от Луки есть замечательная притча о мытаре и фарисее (Гл.18). В ней говорится:

«10…Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. 11 Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: 12 пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. 13 Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! 14 Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится».

Все мы, впервые переступив порог храма, чувствовали себя мытарями, но так уж устроен человек, что очень быстро привыкает как к плохому, так и к хорошему. Поначалу сама возможность посещать церковь кажется нам великим счастьем. Однако проходит некоторое время, выучиваются первые молитвы, появляются знакомые прихожане, немного понятнее становится богослужение, и вот то, что совсем недавно казалось «подарком небес», как-то незаметно оказывается обыденным.

В обыденности этой кроется огромная опасность: то, что принадлежит исключительно Богу, человек начинает считать своим. Если он не замечает этой перемены в себе и сознательно не противостоит ей, то приобретает некий «налёт церковности»: своё место в храме, своё послушание, церковные привычки и т.д.

папа, икона, малыш

Фото Леонида Шеметова

Избавиться от этого бывает чрезвычайно трудно. Наверное, все мы хотя бы раз сталкивались с грубостью в церкви, с резкими замечаниями злобных бабушек, но мало кто догадывается, что самим превратиться в этакого «церковного Цербера» можно за считанные недели. А причина – в неумении совместить фарисейское (тоже, конечно, необходимое) знание церковно-богослужебного устава с духовностью мытаря.

Мы часто начинаем считать себя воцерковлёнными, потому что вместо «спасибо» стали говорить «спаси Господи», вместо «приятного аппетита» – «ангела за трапезой», а вместо простого человеческого «я» – «многогрешный раб Божий Имярек». Знания по обрядовым вопросам приобретаются очень быстро, достаточно несколько недель походить на службы, да прочитать одну-две брошюрки.

Но ведь совсем не это определяет меру духовности человека, а присутствие в нём Духа Божия. «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его» (Рим. 8, 9). Присутствие же Духа Святого познается по плодам. «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5, 22-23). Это и есть мерило воцерковления человека, проще говоря – мера его христианства. Беда состоит в том, что, не достигнув и начала этой меры, человек считает возможным учить других. Это касается не только внутрихрамовых отношений, но ещё больше – семейных.

Как писал иеромонах Серафим (Роуз): «Чем ниже степень богопознания, тем выше пророческий зуд». Именно для неофитов, не стяжавших ещё должного понимания своей немощи, характерны поучения других, ссоры в семье на религиозной почве, переживание себя как носителя истины, нездоровое желание проповедовать и т.д. Как говорится в известной шутке: «Я стал православным, а моя семья мучениками».

Обычно в представлении людей нецерковных существуют два мнения относительно тех, кто ходит в храм. Первое: «Там все святые!» Второе: «Туда идут одни грешники да бездельники!» Бывает очень трудно объяснить, что в храм ходят обычные люди. Работают они на тех же предприятиях, учатся в тех же институтах, преподают в тех же школах. Да, они такие же грешные. Отличие заключается только в том, что христиане хотят видеть свои грехи и бороться с ними, а не «жить как все».

Объяснить это бывает трудно именно потому, что в нас самих часто не видно искреннего желания признать свой грех и свою неправоту, обрадоваться истине, даже если она не на нашей стороне.

В основе всех этих явлений лежит гордыня… от обретения истины! Потому Господь и указывает в притче о мытаре и фарисее на самую главную составляющую истинной духовной жизни – смирение от видения своих грехов. Потому и многоопытный апостол Иаков писал: «Братия мои! не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению, ибо все мы много согрешаем».

Вполне понятно желание неофитов-родителей (чаще родителя) привести к Богу и своих детей. Только надо постараться сделать это не советскими «добровольно-принудительными» методами, а всё тем же смирением и «добрым поведением с мудрою кротостью» (Иак. 3, 13). Сами будучи в вере ещё младенцами, родители часто, по меткому выражению свяшенника Артемия Владимирова, «с благочестивой свирепостью» пытаются научить любви к храму и богослужению своих чад. Результаты этого бывают всегда обратные.

Необходимо помнить, что у Бога нет внуков, у Него все – дети, и ваш ребёнок перед Христом точно такая же свободная личность, как и вы сами. Уважайте чужую свободу, даже если она кажется вам опасной! Только если ваши близкие увидят добрые перемены в вашем нраве и в отношении к ним, они захотят обратиться к Господу. Помоги нам в этом Бог!

Священник Роман МАТЮКОВ