Требуются мамы и папы!

детдомовские дети на прогулке
Авторы:


Милость сердца
Темы: , , , .
Маша Софронеева и Люба

Фото Александра Захарова

Когда мне было 20 лет, меня впервые назвали «мамой»… сразу шестьдесят человек. Теперь я часто слышу слово «мама», когда бываю в детском доме «Берегиня».

Однажды я прочла в газете строки, которые очень задели: «Вы никогда не задумывались о том, что будет с вашим ребёнком, если, не дай Бог, вы умрёте? В автокатастрофе, в пожаре, от рака или инфарктов может погибнуть вся семья, а дальним родственникам и без вашего малыша хватает проблем. И вот, ваше любимое, ненаглядное чадо попадает из «тепличной» домашней обстановки в другой дом, детский. У вашего сына или дочки больше нет своей комнаты, компьютера, мобильного телефона и т.д. Нет своих игрушек. Одежда, сами понимаете, уже далеко не в вашем вкусе. Вместо маминого борщика и плюшек – столовка. Вечером вы уже не поговорите за чаем о школе, друзьях и первой любви – воспитатель, даже самый хороший, не заменит маму и папу. Ну, а в институт ребёнок уже явно не поступит – это просто смешно! Скорее всего, он закончит ПТУ…»

Мне стало так жаль этих детей… Хотелось им как-то помочь, но я не знала, к кому обратиться и с чего начать. И когда в молодёжном объединении при Преображенском храме наш руководитель, диакон Владимир Торгов, предложил опекать детей из детского дома, я сразу согласилась.

Как оказалось, детдомов и интернатов в нашем городе много. А людей, занимающихся ими, мало даже среди православной молодёжи. Поэтому мы с ребятами разделились на небольшие группы, чтобы охватить как можно больше детских учреждений.

В интернате для слабослышащих детей

Фото Николая Неустроева
В интернате для слабослышащих детей

Не знаю, как другим, а мне сначала было страшно. Ну, как, например, общаться с детками, которые тебя почти не слышат? Тем более, как рассказать им о Боге? Когда мы в первый раз приехали в интернат для слабослышащих (там живут как сироты, так и те, у кого есть родители), всех ребятишек от мала до велика, человек 30, собрали в спортзале. К нам вышел самый старший парень, который мог слышать нас и объяснять жестами другим. Сначала мы представились. Немного рассказали им о Церкви, но, наверное, детям было не очень понятно, ведь у нас не было опыта, а у них – ограниченный словарно-жестовый запас. Потом мы стали играть, что, конечно же, нравится любой детворе независимо от состояния здоровья. Просто для них не все игры подходят.

В дальнейшем стало гораздо легче. Они запомнили нас, мы – их. Некоторые ребята могут говорить. Не очень хорошо, но всё равно понятно. В следующие приезды уже мы просили их рассказать о себе. И постепенно учили их язык жестов. Детям это тоже было интересно. Ещё они жестами «пели» нам песни: «В траве сидел кузнечик…», «От улыбки станет всем светлей…», «Песенку мамонтёнка» и другие.

Старших и младших мы решили разделить. Но за один раз и тех, и других навестить не всегда получается. Чаще мы ходим к малышам. С ними, конечно, больше играем. На улице – в подвижные игры: «Цепи кованые», «Кошки-мышки», «Ручеёк». А дома мастерим всякие поделки, пытаемся украшать их комнатки или играем. Рассказывать про Бога им, конечно, трудно, но возможно. Просто нужно больше наглядного материала, искренности и игры, и 10-15 минут внимания вам обеспечены. Но всё же главное – это человеческое общение. Участие, доброта и любовь для них гораздо важнее.

Прощаясь, дети спрашивают: «Когда ещё придёте?» Воспитатели тоже просят навещать чаще. Говорят: «Им тут скучно. Сидят целый день перед телевизором». Видя радость ребятишек, хочется приходить снова и снова. Кажется, что с такими детьми трудно… Но на самом деле – нет, они такие же, как все. Просто, общаясь с ними, невольно сам начинаешь изъясняться жестами или громче говорить. Вот и всё.

В детский дом «Берегиня» я со своей сестрой и подругами стала ездить недавно. Там дети с 2 до 6 лет. Всего 4 группы по 15 человек. В первый раз мы приехали туда с плюшевым мишкой, который рассказывал сказки. Когда зашли в группу, к детям 2 – 4 лет, малыши закричали: «Гости пришли! К нам гости пришли!» Про все свои игрушки, книжки они сразу забыли. И всё внимание было направлено на нас.

Воспитатель усадила деток на стульчики. И я стала говорить: «Сейчас к вам приедет мишутка. Он хочет рассказать вам сказку». Мы завезли на санках плюшевого мишку и ребятишки с интересом уставились на него. Самые младшие воспринимали его как настоящего. Знакомясь и называя своё имя, они смущались, улыбались и тихо говорили: «Ваня, Юля, Таня, Айаал…» Потом мишка стал рассказывать сказку про колобка. А мы в это время показывали иллюстрации. Все очень тихо, внимательно слушали и смотрели.

Затем дети сели за столики и кто, как мог, начали рисовать кружочки с глазками – колобков. И вдруг я услышала: «Мама!» Это слово было обращено ко мне! «Я не умею. Нарисуйте мне». Здесь меня первый раз назвали мамой. Я нарисовала колобка, а рядом ещё и лису. Тут мальчик, сидевший возле меня, попросил нарисовать лису и ему. А потом и остальным захотелось: «Мама! И мне тоже лису! Нарисуйте лису!» Потом мы решили с малышами поиграть. Но это оказалось совсем непросто.

Детдомовские малыши ещё не привыкли к пасхальным подаркам

Фото Елены Бондарь
Детдомовские малыши ещё не привыкли к пасхальным подаркам

Они облепили нас со всех сторон, наперебой что-то говорили, кто-то просил поиграть в мяч, кто-то в машинки, кто-то просто просился на руки. Через пять минут я уже не видела, где мои подруги. Отказать деткам у меня не хватало воли. Я взяла одного ребёнка на руки и начала его крутить. Но тут же ко мне потянулись десяток ручонок, и послышались просьбы: «Меня тоже! Пожалуйста, возьмите меня!» Пытаясь успокоить, я по очереди брала на руки всех. В конце концов, воспитательница сказала, что гостям пора уходить. Так мы обошли четыре группы. С тех пор мы ездим к ним постоянно, хотя понимаем, что наши визиты не заменят им семейного общения.

Конечно, любому ребёнку плохо без родителей, даже если у него полно игрушек, в кармане сотовый телефон, а на тумбочке – компьютер в подарок от государства. Потому что государство не поцелует на ночь, на нём не повисишь мартышкой, оно не принесёт молочко с мёдом в кроватку, когда высокая температура и болит горло… А если у тебя нет компьютера и несколько игрушек на всю группу, то ведь ещё хуже. Легче не задумываться об этой проблеме. Чтобы думать, нужно определённое мужество. И ещё большее – чтобы что-то делать. Можно помочь детдому материально, но новые игрушки, увы, не заменят человеческого тепла.

А любить ведь не так уж сложно. Ничего тут уметь не надо. Помогать детям может любой человек, независимо от того, сколько ему лет, какое у него образование, кто он по профессии, верит он в Бога или нет. Однажды я рассказала о наших поездках своей однокурснице. Она обрадовалась: «Ой! Я всегда хотела принять участие в жизни таких ребят». И теперь помимо учёбы нас с Любой Жмыровой связывает общее дело.

Может быть, кто-то из молодых читателей «Логоса» тоже к нам присоединится? Если вы хотите делиться своим теплом с обездоленными детьми, но не знаете, как это сделать, приходите к нам. В здании епархиального управления каждое воскресенье в 18.00 собирается молодёжь.

Мы надеемся, что скоро нас станет больше. Ведь ребёнку, особенно брошенному, нужно всего лишь немного внимания. И он будет очень рад. А когда видишь радость в глазах малыша, появляется радость и в твоих. Как бы хотелось, чтобы этой радости было больше – и у них, и у нас!

Маша СОФРОНЕЕВА,
студентка 5-го курса энергетического факультета
горно-геологическго института ЯГУ