Врученный Богом виноградник он возделывал неленостно

На вечере памяти владыки Зосимы зал стоя пел ему «Вечную память» и плакал

28_2011_17_m
Авторы:


Со-бытие
Темы: , , , , .

10 мая в зале Русского драматического театра им. А.С.Пушкина не было ни одного свободного места, включая приставные. Те, кому не досталось стульев и скамеек, сидели на ступеньках лестниц, а то и вовсе по-солдатски простояли все три с лишним часа. Пока длился вечер памяти епископа Зосимы (Давыдова).

 

Сколько за эти 200 минут прозвучало добрых, сердечных слов об ушедшем архиерее, сколько тёплых воспоминаний! Каждый выходивший на сцену и показанный во фрагментах документального фильма «Дарю вам жизнь…», делился своим, личным, добавляя штрихи к его портрету.

Епископ Якутский и Ленский Илия подметил: «Мать не знала, что родит святителя Божия…» Но Господь знал. И уже в младенческие лета старший из детей Давыдовых, словно стрелка компаса на север, поворачивался на Его зов. Мама и отец рассказывали с экрана, как однажды, приехав в Загорск, пятилетний Игорь всё никак не мог насмотреться на Троице-Сергиеву Лавру, а увидев монаха, пулей помчался за ним. Потом вцепился в   решётку, еле увели. Через много лет, когда выросший сын уже поступил в духовную семинарию, он напомнил родителям про тот случай: «Я тогда решил, что буду здесь учиться обязательно. Стану таким, как тот монах». И стал.

Иеромонах Михей (Гулевский), подаривший Духовно-просветительскому центру на память о делах владыки (которого знал ещё по духовной семинарии) портрет Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, подчеркнул, что будущий глава Якутской епархии уже в юности обладал даром духовничества. Был утешителем всех, кто в этом нуждался, поддерживал и укреплял веру, отгонял сомнения, подбирая для этого очень точные, единственно нужные слова.

28_2011_17_4

Монахиня Олимпиада (Шуртина), которая несла послушание на Святой земле, в Иерусалиме, в Русской духовной миссии в годы пастырского служения там иеромонаха Зосимы, вспоминала, как непросто ему приходилось в то время. Температура доходила до +60 в тени, кондиционеры отсутствовали, а он был после обширного инфаркта! Не говоря уже о колоссальном внутреннем напряжении в период конфликта с Зарубежной Церковью, не желавшей расставаться со своими владениями в Иерихоне, исторически принадлежавшими Русской духовной миссии. В этой сложнейшей ситуации иеромонах Зосима показал себя истинным миротворцем, несмотря на то, что сам одно время находился под арестом: ему не разрешалось не то что выходить из дома – даже на балкон!

Но и это время духовник миссии не терял даром – непрестанно молился, а ещё… учил арабский язык. Его по-настоящему христианское смирение, глубокая вера в то, что всё в жизни нам посылает Господь, дали свои плоды: с представителями Зарубежной Церкви удалось установить мирные, а с местным населением – даже доброжелательные отношения. Арабы, когда видели русских, всегда радостно их приветствовали: «О, москобия, москобия!»

В газете «Даниловцы» Московского Данилова монастыря, розданной всем присутствующим вместе с портретом владыки и фильмом о нём – «Но любовь из них больше…», монахиня Гавриила (Меркулова) описывает один эпизод из иерихонского периода служения иеромонаха Зосимы, показывающий, насколько нелегко приходилось послушникам первое время на Святой земле: «…Участок разделяла стена, мы с рабочими были на одной половине, а отец Зосима – на другой. Но вот подходит воскресенье, и отец Зосима говорит: «Сестры, в воскресенье надо молиться. А поскольку часовня закрыта (и ключи у властей города), давайте помолимся в моей келье».

28_2011_17_5

И вот мы отслужили всенощную. Настроение было радостное, приподнятое. Но на следующий день приходит начальник города Иерихона, с ним Дауд Матар, и говорят, что зарубежные сестры, жившие на той половине, на нас пожаловались за это богослужение. И что по этой причине богослужение нам запрещено».

Вкладыш с воспоминаниями подготовлен в газете специально к первой годовщине смерти владыки. Выступавший со сцены главный редактор издательства «Даниловский благовестник» Владимир Малягин пояснил, что сверстан он в точном соответствии с будущей книгой, которую даниловцы собираются издать к 27 сентября, к 7-й годовщине его хиротонии – если, конечно, будут собраны требуемые средства (SOS меценатам и благотворителям!).

«Такие вечера памяти очень теплы, сердечны, душевны, у них есть только один недостаток – они проходят, – продолжил Владимир Юрьевич. – А хотелось бы, чтобы о владыке осталась и вещественная память в виде книги, которую можно будет перелистывать, перечитывать… При этом на 60-70% она будет посвящена именно якутскому, епископскому периоду его служения – как самому важному и ответственному». В книгу войдут многие материалы спецвыпуска «Логоса», подготовленные к сороковинам со дня смерти владыки, как отметил В.А. Малягин, качественно написанные и безупречно литературно обработанные.

Настоящим украшением вечера стали выступления ансамблей «Даймонд» и «Русь», квартета «Скай», хоров Никольского и Преображенского храмов, талантливые импровизации на хомусе Ольги Подлужной, трогательный стихотворный выход малышей из православной гимназии – любимого детища архиерея…

28_2011_17_3

В память о владыке в канун первой годовщины со дня его смерти в гимназии прошёл конкурс поэзии,  победительница которого – Маша Мордвинова – также выступила в театре.

Певица Ольга Чемпосова, «по совместительству» – редактор «Простых истин» на НВК «Саха» и один из авторов документального фильма о Владыке, поведала, что он был духовником передачи и никогда не оставлял журналистов без внимания и своего пастырского благословения. Почившему архиерею она посвятила удивительную песню – про шум берёз, который навсегда остался в сердце. Исполнив её так, что даже мужчины, сидевшие в зале, не стесняясь, промокали глаза платком…

Второй раз слёзы текли по щекам, когда любимые песни епископа, с которым неоднократно бывали в миссионерских поездках, пели гости с Западной Украины – кобзарь Василий Жданкин с дочерью Анастасией. «Кто светел, тот и свят…» – шелестела над рядами тихонько подпеваемая залом строчка. Истинно про владыку…

И уж совершенно невозможно было удержаться от слёз, когда зал стоя многоголосо пел ему «Вечную память»…

Особую нотку в вечер воспоминаний внесло присутствие Андрея и Ирины Давыдовых (для которых старший, Игорь, был всем – любимым братом, лучшим другом, мудрым наставником), горячо поблагодаривших якутян за память о нём.

Мэр города Якутска Юрий Заболев рассказал, как поддерживал и наставлял его Владыка (советуя, в частности, прочесть письма Александра III к Николаю II, повествующие о нравственной стороне государственного служения); как много у них было совместных планов и какими потерянными были лица людей, узнавших о внезапной кончине епископа, ушедшего из жизни, словно солдат, – 9 мая…

С огромным уважением говорил о владыке руководитель Департамента по делам народов РС (Я) Афанасий Мигалкин, отмечая неоценимый вклад епископа Зосимы в дело духовного объединения народов республики: «Его усилиями возрождена Якутская духовная семинария, благодаря его стараниям в декабре 2007 года, в рамках празднования 375-летия вхождения Якутии в состав России, в главном храме страны – Христа Спасителя – была отслужена Божественная литургия, где некоторые молитвословия и песнопения исполнялись на якутском языке. Он и сам учил якутский, а ещё часто ездил в миссионерские поездки, много сил и энергии приложил для открытия на территории Якутии множества храмов, в т.ч. за Полярным кругом в г. Удачный».

28_2011_17_2

Александр Мигалкин вспомнил, как в позапрошлогоднем апреле обычно ровный, улыбчивый Владыка вдруг стал хмурым и пребывал в плохом настроении. День, другой, неделю… «Я спрашиваю: «Что случилось?» и слышу в ответ: «Мне надо ехать на Американское подворье, сослужить Патриарху Кириллу на службе» – «И почему же Вы печалитесь? Это же хорошо!» – «Потому что, когда такое случается, потом, как правило, отправляют служить за рубежом! А я не хочу, я Якутию  полюбил, епархию нашу!» К счастью, он вернулся. Чтобы, как оказалось, остаться здесь навсегда…»

О любви владыки к северному краю, ставшему для него второй родиной, говорилось на вечере много. Как и о его доброте, кротости, нестяжании («Сколько раз дарили ему унты, а он другим отдавал, сам же в старых ботинках ходил! Роскошное облачение, отцами преподнесённое, однажды только из благодарности, чтобы не обидеть, надел, больше не стал – не могу, нескромно!» – Галина Карасёва, режиссер; «Ни дом, ни дача, ни машина его никогда не интересовали. Ему деньги пожертвуют – он их тут же строителям раздаёт!» – трудник Вячеслав Дейнега, фрагмент из иерихонских съёмок для фильма)…

Нелицемерной и безгранично жертвенной была любовь архипастыря к людям и к матери-Церкви. Свой короткий крестный путь он, по словам митрополита Калужского и Боровского Климента, написавшего для газеты «Даниловцы» замечательные воспоминания, прошёл мужественно, смиренно и безропотно, с горящим любовью сердцем неленостно возделывая врученный ему Богом виноградник.

Вечная память Владыке Зосиме! Навсегда оставшемуся для всех нас образцом для подражания – как епископ, монах, христианин. Как человек.

 

   Татьяна ДАНИЛЕВСКАЯ