Бизнес – «за», но не «вместо»

21_2008_9_m
Авторы:


,
Блиц, Самое главное
Темы: , , , .

Радость человеку – благотворительность его…
Книга Притчей Соломоновых, гл. 19, 22

 

1. Благотворительность – дело бизнесмена или социальной сферой надлежит заниматься только государству?

2. Должен ли бизнес помогать Церкви и в каких случаях?

 

Хочется предупредить читателей «Логоса»: все, кто участвовал в этом блице, занимаются благотворительностью, что бы они на себя ни наговаривали. К сожалению, многие бизнесмены категорически отказались отвечать на наши вопросы, потому что не хотят, чтобы люди знали об их добрых делах. Остальных пришлось долго убеждать, а порой и шантажировать, давя на жалость: дескать, как же тогда номер делать, если никто не хочет помогать? Мы просим у тех, кто поддался на наши уговоры, прощения и очень их благодарим.

 

Не в деньгах счастье

 Андрей Литвинов, руководитель физкультурно-оздоровительного центра «Кинезис», г. Якутск.

litvinov

Андрей Литвинов

1. Конечно! Если у человека есть всё, и даже больше, он лишним просто обязан поделиться с теми, кто не имеет даже необходимого. Но и государство с себя не должно на наши плечи полностью скидывать помощь людям. Это общее дело. Если у предпринимателя совесть есть, он будет помогать. Не обязательно финансами – кто-то материалами, кто-то услугами… И вообще, лучше деньги не давать. Деньги – соблазн великий для людей. Просят на лекарство – купи, просят на ремонт – сделай или стройматериалы выдели, просят детей накормить – привези детское питание…

Мы пока не можем большую помощь оказывать, ещё с долгами не расплатились, но скидки пациентам малоимущим стараемся делать, при возможности. Только вот бесплатно норовят полечиться в основном богатые. А бедные и со скидкой еле-еле деньги наскребают. Жаль их, и очень надеюсь, что, когда на ноги встану, у меня будет возможность больше людям помогать. Я думаю об этом.

Когда сделаешь хорошее дело, самому же радостно. Видишь, что пациент исцеляется, что ему лучше становится, – и такая радость! И когда можешь материально поддержать, самому приятно. Не в деньгах счастье-то наше! Отношение людей, которым смог помочь, их благодарность ни за какие деньги не купишь. Но и это не главное – лучше, чтобы даже не знали о твоей благотворительности. Не нужно свои добрые дела афишировать. Это уже не благотворительность – ты не благо, а славу себе творишь. Можешь – иди тихонько сделай, без шумихи.

 

2. Если человек верующий, душа его скажет: «Да, ты должен помочь Церкви». В этом – благодарность Богу за то, что Он дал тебе работу, способности, успех. Многие предприниматели не сразу разбогатели, ломало их, они снова поднимались. Наверное, Бог их испытывал, учил чему-то, может, чтобы они не забывали, как в бедности тяжело. И вот когда думаешь, почему не у другого, а у меня получилось, понимаешь, что всё не случайно. Я знаю, молятся обо мне люди в этом храме, как же я не помогу ему, если есть чем? А потом я фондам всяким не верю. Если не знаешь, кому и как помочь, лучше в храм отнеси – на доброе дело пойдёт твоя лепта.

Надо, чтобы и тебе жилось хорошо, и детям твоим, и чтобы ты мог помочь людям. Абрамович миллионы долларов за «Челси» отдал, а сколько можно было бы на эти деньги больниц построить, лекарств купить, детей от смерти спасти? Благотворительность должна быть разумной: важно самому не разориться, других лёгкими деньгами не развратить и направить средства на благо людям, а не на развлечение.

 

Дело души 

Наталья Ерастова, директор муниципально-унитарного предприятия «Айхал-партнёр», п. Айхал.

erastova

Наталья Ерастова

1. Я считаю, что благотворительность – это дело каждого человека, дело бизнеса любого уровня. Государство вообще благотворительностью не занимается, оно просто выполняет свои обязанности. Как деятельность бизнесмена состоит в том, чтобы создавать прибыль, так деятельность государства – реализовывать социальные программы, заботиться о своих гражданах.

Невозможно, на мой взгляд, работать только ради денег, у каждого бизнесмена должна быть моральная ответственность перед обществом, в котором он хорошо живёт. Да, он такой способный, умеет заниматься делом, приносящим прибыль, но есть множество людей, которые попадают в трудные ситуации или хорошо умеют делать то, что не приносит дохода. Поэтому предприниматель в той мере, в какой ему позволяет его бизнес, всегда какой-то суммой может поделиться с ближними своими. Голое зарабатывание денег не приносит морального удовлетворения. А для меня, например, этот аспект намного важнее, чем просто финансовый успех. Благотворительность – дело души. И заниматься ею надо обязательно.

 

2. Церковь, по моему разумению, – это место, где душа может найти равновесие. Различные жизненные ситуации выбивают человека из колеи. И можно, наверное, искать возвращения душевного мира по-разному, но именно в храме душа обретает гармонию, без которой не может жить. Я говорю не об успокоении, а о порядке душевном. Причём не только бизнесмены оказываются в трудных жизненных обстоятельствах, все люди попадают в такие ситуации, из которых порой не видят выхода. Многих Церковь спасает от самоубийства, от тяжёлых депрессий, алкоголизма. Потому что нигде так, как в храме, не учат терпеть.

Конечно, многие вещи можно купить за деньги, и успешным предпринимателям, может быть, проще преодолевать трудности житейские, которые для других часто оказываются безвыходными. Но и бизнесмен, когда хочет восстановить силу духа, идёт в храм. Поэтому он обязательно должен помогать Церкви. В каких случаях? А тогда, когда ему выпадает такое счастье. Ведь часто священник не просит: «Дайте нам!» Ты сам можешь прийти, спросить, в чём нужда, предложить поддержку. Никто не скажет, что ты мало сделал или мало денег дал, – тебе будут рады и благодарны. Это ведь тоже, в конечном счёте, помощь людям.

 

С миру по нитке 

Татьяна Попцова, инвалид 1 группы, индивидуальный предприниматель, г. Якутск.

poptsova

Татьяна Попцова

1. Снимая с себя ответственность перед теми, кто нуждается в нашем участии и помощи, можно долго перекладывать её с государства на представителей бизнеса и обратно. Можно долго тешиться мыслью, что всегда найдется кто-то другой, более богатый и более успешный, чем я. Но все мы вместе и есть – наше государство, и благотворительность всё-таки дело каждого. Не зря пословица гласит: «С миру по нитке – голому рубаха». Готовность отдавать – даже просто тепло своих сердец – зависит не от степени материального благополучия, а от щедрости наших душ…

Обычно благотворительностью занимаются фонды и богатые спонсоры, а объектом их участия являются, как правило, люди нездоровые. Но не всегда так. Меня растрогал телесюжет про молодого человека Алексея Налогина, который с тринадцати лет из-за саркомы позвоночника, облучения, нескольких неудачно проведённых операций прикован к постели. Без мощного корсета он не может сидеть даже в инвалидной коляске. И вот Алексей создал благотворительный сайт, запустил проект «Помогите спасти детей!», благодаря которому число спасённых детских жизней исчисляется уже сотнями. Именно с него началась история интернет-благотворительности в России. Кроме того, он основал благотворительную баннерную сеть CBN, работает с представительством Британского благотворительного фонда, причём все расходы по содержанию проектов несёт сам. Алексей создал ортопедическую систему «Доспехи», позволяющую самостоятельно передвигаться людям с парализованными ногами, но поскольку это приспособление мало кому из инвалидов по средствам, он порой вкладывает свои личные деньги.

Мне радостно, что и среди моих приятелей-«колясочников» есть те, кто не замкнулся на своём недуге. Одни – муж и жена – взяли на воспитание брошенную девочку, другой молодой человек, несмотря на все препятствия, существующие в нашем городе для человека на инвалидной коляске, регулярно навещает ребятишек в Детском доме и обитателей Дома инвалидов в Капитоновке. Мы так часто забываем в суете своих проблем, что, помогая другим, на самом деле помогаем себе, спасению души своей – через любовь к ближнему, даже если он от нас далеко… не по расстоянию, а по жизни.

 

2. Церковь у нас отделена от государства, и основные статьи её доходов – пожертвования прихожан, в том числе, на свечи, церковные книги, обряды. А между тем, храмы не только сами порой с трудом выживают в нынешних тяжёлых обстоятельствах, но ещё и стараются заниматься благотворительной деятельностью. Поэтому финансовая поддержка Церкви со стороны коммерческих структур сегодня просто необходима. Нужна она для воздвижения храмов, их реконструкции, для создания условий паломничества, организации материальной, юридической, психологической и пастырской помощи многодетным семьям, семьям с тяжелобольными детьми, инвалидам, помощи людям, оказавшимся в кризисной ситуации…

VIII Всемирный русский православный собор предложил российскому бизнесу жить по новому этическому кодексу. Он принял Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании. Первый же его пункт гласит: «Не забывая о хлебе насущном, нужно помнить о духовном смысле жизни. Не забывая о личном благе, нужно заботиться о благе ближнего, благе общества и Отчизны». Будет ли услышан этот призыв?

 

Право выбора лепты

Роберт (Порфирий) Дрелингас, предприниматель, г. Ленск.

Роберт Дрелингас

Роберт Дрелингас

1. В моём представлении благотворительность – это когда люди на свои ЛИЧНЫЕ деньги строят школы, приюты, храмы – как в старые времена купцы или в наше время крупные предприниматели. Может быть, я не прав, интересно было бы узнать мнение духовных лиц на этот счёт. У меня нет бизнеса такого масштаба, поэтому я не занимаюсь благотворительностью.

Несложно говорить, что творить благие дела нужно. Можно сетовать на то, что это невыгодно из-за несовершенства системы налогообложения. Только тратить деньги, к примеру, на развлечения – тоже НЕВЫГОДНО. Ведь мы же тратим! Я мог бы средства, израсходованные на кино, кафе, компьютерные игры, отдать в качестве помощи нуждающимся. Но это выше моих сил. Слава Богу, я не встречал ни одного священника, который требовал бы оказать помощь кому-либо, и никогда осуждения не слышал. В Церкви есть понимание, что до любой добродетели надо ещё дорасти.

Соревноваться в благотворительности тоже не стоит. И хорошо бы научиться помогать так, чтобы правая рука не знала, что делает левая. Очень сложно преодолеть в себе желание получить благодарность от людей, которым ты оказал помощь. Легко помогать тому, кого считаем этого «достойным», к примеру, знакомому священнику. Гораздо труднее – людям, которых в силу разных обстоятельств мы недолюбливаем или просто не знаем.

 

2. Опять же легче говорить, чем делать. Мы знаем, что должны отдавать ДЕСЯТУЮ часть Церкви. Но на практике это очень трудно. Иногда приходит мысль: «Будь я богаче, тогда бы так помогал! Просто мне сейчас нужны деньги на продолжение бизнеса, на покупку вещей для дома, на отдых…» Но чем богаче становится человек, тем более возрастают его потребности. И нет этому предела. Скорее всего, выход здесь в общении с людьми духовно более зрелыми и со священником того храма, который человек считает «своим».

Конечно, мы, православные, должны постараться внести свой вклад в сохранение, в том числе и материальное, нашей Церкви. Секты отлично финансируются такими же людьми, как мы. Но они более активны и даже яростны в своём подходе. Православная Церковь, как наиболее свободная, даёт нам право выбора своей лепты.

Надеюсь, с помощью «Логоса» многие задумаются над этой проблемой. Может быть, создание такой газеты, мытьё полов в храмах и уборка снега на территории своего прихода – это и есть благотворительность? А дать деньги – не самая сложная штука.

 

Надо делиться 

Григорий Сальва, генеральный директор ОАО «Компания «Кран-сервис», г. Якутск.

Григорий Сальва

Григорий Сальва

1. Безусловно, социальной сферой должен заниматься и бизнес. Это общепринятая практика во всём мире. Надо делиться. Богатых не любят. Не только поэтому, конечно, просто надо делиться. Вот и всё.

Но, вообще, социально поддерживать бедных, больных, убогих ДОЛЖНО государство. Бизнес МОЖЕТ помогать, если есть на то добрая воля. А ещё государство должно создавать стимулы для того, чтобы не отбивать охоту у бизнесменов заниматься благотворительностью.

Я был в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, одном из крупнейших художественных музеев мира, так вот он существует в основном на средства меценатов и дарителей. Там есть целые залы с богатейшими коллекциями Моргана, Рокфеллера и т.д. Но они получали за это налоговые вычеты. А мы помогаем из прибыли и платим ещё на это налоги. То есть нам это дважды не выгодно. Получается, государство не только никак не стимулирует благотворительность, но и препятствует вовлечению в социальную деятельность промышленников.

И всё же мы стараемся помогать. Мы – компания, в которой я работаю. Но   помогаем персонально людям, которые в этом нуждаются. Поддерживаем детские коллективы, ансамбль «Русь» (всех не хотелось бы называть). Хотя я и состою в Попечительском совете школы №31, не люблю всякие там благотворительные фонды, общества, советы… Всегда сомнения появляются в чистосердечности тех, кто там работает. Я плохо верю в их бескорыстие.

 

2. Это должно делаться, думаю, по велению души. Если есть желание помочь. Оно исходит из внутреннего мира человека. Благотворительность – дело добровольное. Но если человек – христианин, то он должен помогать, наверное.

Приоритеты бизнеса складываются, в основном, в зависимости от убеждений руководителя компании. Если директор мусульманин, он будет больше помогать исламским проектам, если православный, католик или протестант, то своим конфессиям. Тут как душа велит. Слово «должен», думаю, не применимо. Если есть порыв – надо помогать. Но, как правило, это желание появляется у людей, которые достигают определённого возраста, когда они начинают осмысливать прожитую жизнь.

Разные стимулы бывают для благотворительности. Например, мы восстановили храм в Иркутской области, потому что в эту деревню сослали некогда моих предков и там в 1915 году крестили моего папу. Мне захотелось эту церковь сохранить, чтобы она не была разрушена. Её собирались разобрать и перевезти, потому что в деревне той оставался только один житель. Когда храм освятили, то лишили власть такой возможности.

Впервые эта церковь Архангела Михаила была освящена в 1908 году. Мне хотелось, чтобы она была действующей, потому что там, где храм стоит, жизнь восстанавливается. И в нашу деревню стали возвращаться люди, начали строиться, пошёл процесс обновления края. На освящение церкви приехало больше 100 человек. Старожилы такого количества людей не видели лет сорок, наверное. И всем было светло и радостно. Ради этого и стараемся.

 

Подготовила Ирина ДМИТРИЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *