Богу национальности не нужны

исповедь
Авторы:

и


Вопрос ребром, Самое главное
Темы: , , , , , , , .

На вопросы читателей отвечает священник Михаил ЗАЙЦЕВ

Священник Михаил Зайцев

Священник Михаил Зайцев

Выйти из тени – к Любви

– Если Бог такой хороший, почему в мире есть несправедливость и боль? Что человек должен знать о Всевышнем? В какого Бога верят христиане?

Михаил.

– На самом деле ответ христианина очень короткий: «Бог есть любовь». Понимаю, что человеку, задающему такой вопрос, этот ответ ничего не объяснит. Но говорить больше…

Я всегда чувствую, что любыми словами унижаю эту истину. Дело в том, что всякая попытка уточнить ответ искажает, ограничивает понятие Бога. Ну например, можно попытаться показать связь поступка и воздаяния: нагрешил – вот теперь расплачивайся болью, страданием, одиночеством… Но это же не любовь – справедливость, а значит, не правда о Боге. Справедливость – это другое. Любовь – выше. Можно свести всё к заботе Господа о нас: дескать, во всём Промысл Божий, так Господь заботится о человеке, но это тоже не то…

Любовь! А почему тогда мне больно, плохо и т.д. Да потому, что я сам из этого света любви ухожу. Я Богом и в Боге не живу! Ну, вот солнце светит, а я заперся в подвал, крышкой тяжёлой закрылся и удивляюсь – почему так темно, неуютно, промозгло, страшно. А ты выйди на свет, развернись к солнцу и сразу почувствуешь, как тепло, хорошо в его лучах, как всё ясно, просто, очевидно.

тень от храма

Представьте, покупаю я дорогую путёвку в хороший санаторий, еду на юг, на побережье Чёрного моря, и… целыми днями провожу в тени под зонтом, а потом возмущаюсь: «Этот хвалёный юг никакого загара не даёт! Меня предупреждали, что с непривычки, если неготовым вылезти под лучи южного солнца обгореть можно, а я белый, как поганка. Обманули – нет на юге никакого солнца, а если есть, то оно не греет». Ну, так кто же тебя заставляет в тени сидеть? Повернись ко Христу, выйди из тени, перестань от солнца прятаться.

Да, Бог есть Любовь, и только Любовь. Но когда человек уходит и уводит своих детей из этой области Любви, он попадает туда, где страдание, потому что Господь не насилует человеческой свободы. Каждый свободен развернуться и выйти из тени греха и страдания к Богу, почувствовать его Любовь, Его свет, Его радость, Его животворящее и исцеляющее тепло. А если не хочешь с Богом жить, тогда не у Него спрашивай: «За что?» Себя спроси: «Почему мне Христос не нужен, почему я заповедей Его даже не знаю?»

Зачем «приватизировать» Христа?

– Порой приходится сталкиваться с отождествлением православия и «русскости». Это напрягает. Вот говорят: «Стань русским, стань православным». А если я – якут? Мне что, тоже русским надо становиться?

Пётр.

– Пётр совершенно прав, это глубоко неправильно и противно духу святой, соборной, апостольской Церкви, в которую мы веруем.

Соборность означает единение всех и всего. И когда Церкви предлагают признать этнос, политическую структуру, социальный пласт и т.д. как одно из фундаментальных начал – это ересь. Её осудил Константинопольский собор в начале ХV века. Поэтому тот, кто сегодня говорит о русской, греческой, любой другой нации и православии как о вещах жёстко взаимосвязанных, он впадает в ересь. Церковь – надмирна, надчеловечна в плане этноса, национальности, цвета кожи, пола и т.д. Нет ни эллина, ни иудея, ни мужчины, ни женщины – есть новая тварь (творение) во Христе.

Подобного рода подходы говорят лишь о том, что человек очень узко смотрит на Евангелие, на Христа и на спасение в целом. Это непростительная деградация переживаний Церкви как единого организма, в котором каждая клеточка необходима и бесценна. Каждая веточка здесь привита не к нам – ко Христу.

Фото Леонида Шеметова

Фото Леонида Шеметова

Как это можно свести Спасителя, Который умер за весь мир, до уровня какой-то национальности?! Оставим высокое богословие, давайте логически проследим: какое мы имеем право «приватизировать» Христа? До нас были евреи, греки, потом ещё масса народов. Теперь русские, якуты. Судя по тому, что сейчас происходит, вполне возможно, что православие придёт к китайцам, а мы останемся на уровне нынешних греков, потому что подобное отношение к вере – это предательство Христа.

Богу национальности не нужны. Ему нужны вера, покаяние, верность. А национальность – светский вопрос или политический. Часто спекулируют на этих вещах. Для меня моя национальность и государственность важны, но вторичны, потому что всё это временно, всё это потеряет всякий смысл уже, может быть, завтра, если начнётся конец Света. Но есть Вечность, есть Церковь, есть Христос и есть, увы, ад. И делить нас будут не по тому, насколько я был привержен национальной идее, а насколько был верен Христу, и в первую очередь – в своём отношении к людям (независимо от их национальности).

Мы имеем дело с банальной подменой ценностей. Вспомним историю: греки ведь подобные же вещи говорили перед тем, как Господь попустил разбить сарацинам и крестоносцам Византийскую империю в пух и прах. Здесь – нездоровые амбиции, самость, гордость, в духовном смысле ничем не обоснованная. Господь покажет нам – кто мы и что мы. Недавно уже дал вкусить прелюдию 1917 года… Больше получим, если не одумаемся.

Эта проблема возникает из-за того, что мы живём не в Церкви, перед Христом, а в некоторых человеческих измерениях, импровизациях, желаниях. Мы пытаемся Бога втиснуть в наш тесный мирок. Не расширить Христом мир, а втиснуть Спасителя в тесный ящик, который называется государством, этносом, народом, образованием… Зачем?

Жаль, что у нас такое есть. Но и плоды всего этого налицо. Там, где подобные вещи заявлены как норма, мы не видим серьёзной жизни во Христе – есть исполнение обряда, политическое напряжение, но жизни в покаянии и любви нет.

На заставке фото Леонида Шеметова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *