Диалог с читателями

дети из детского дома "Берегиня"
Авторы:


Облако свидетелей
Темы: , , , .
Дорогие читатели, наша газета выходит очень редко, поэтому не удаётся опубликовать все присланные вами письма. Но, поверьте, каждое слово одобрения для всех, кто делает «Логос», дороже золота. Пишите нам, рассказывайте свои истории. Может быть, именно ваш опыт поможет кому-то преодолеть житейские и душевные трудности.

Лучшая проповедь о Христе – наша жизнь

Дорогая редакция, поклон вам из Верхневилюйска от православной Никольской общины. Мы очень рады, что появилась такая газета замечательная. Наконец-то!

От себя хочу просить доходчиво написать для простых людей о сектантах. Они бесплатно распространяют книги, листовки, морочат голову, стремятся попасть на телевидение, показывать там свои видеофильмы, но, слава Богу, люди здравомыслящие у нас, да и документы о законности своей деятельности они предоставить не могут. Про алданских сектантов два раза показывали фильм по телевизору. Неплохо было бы всем его показать.

Желаю успехов в вашей весьма полезной работе! Милость Божия с Вами.

Староста общины, Марина Николаевна Кетехова

Дорогая Марина Николаевна, нам в радость ваша радость! Просьбу вашу постараемся выполнить в одном из будущих номеров. Но лично я придерживаюсь мнения, что лучшая проповедь – не та, что «против», а та, что «за». Надо, конечно, раскрывать людям глаза на вредоносное действие сект, но гораздо важнее показать истинность и красоту православия, его преображающую силу, и здесь слова мало что могут. Потому что лучшая проповедь о Христе – наша жизнь. Будем же вместе стараться жить так, чтобы без стыда вспоминать слова Господа: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13. 35). Да поможет нам в этом Господь!

дети из детского дома Якутск

Фото протоиерея Сергия Клинцова

Путь к Богу – через приёмник-распределитель

Здравствуйте, редактор!

Первый раз я услышала о Боге в 1993 г. в Якутском детском приёмнике-распределителе. Сама я из Ленска. До этого жила с родителями и двумя сёстрами. Родители с нами не разговаривали ни о Христе, ни о храме, мы были далеки от этого. В распределитель приходили учителя, но в милицейской форме. В классе мы беседовали о Боге, читали Библию и учили молитву «Отче наш» (нас заставляли учить наизусть, как стихотворение, и спрашивали на следующем занятии). Вот она и осталась у меня в сердце. Смотрели видеокассету «Новый завет».

Оттуда нас отправили в Вилюйский детский дом. На этом «учение» наше кончилось. Но в трудные минуты я всегда вспоминала Бога, я знала, что Он есть. В Детском доме не было ни «учений» о Христе, ни просмотров фильмов. Сначала молитву Господню помнила хорошо. Даже старалась, ложась спать, молиться перед сном. Ещё, когда хотелось что-то натворить, я вспоминала, что это грех и старалась сдержаться. А если уж натворишь чего, всегда просила у Бога (своими словами) прощения. Ни с кем об этом я не разговаривала.

Выйдя из Детского дома в 16 лет, долгое время жила без Бога, без Церкви, только изредка вспоминала, когда было тяжело. Получила профессию. И уже в Ленске, после рождения сына в 2000 году, мы с мужем решили покреститься: сначала сами, потом через 10 месяцев – ребёнка. Муж часто посещал храм и приносил домой книги, которые читали вместе. Я редко ходила в церковь, да и то только после крещения сына, и долго не могла себя заставить принимать всё, как есть, ничего не понимая о христианской жизни. Было как-то не по себе.

Думала: да зачем мне это? Сердилась на мужа: ну вот ещё, суп без мяса свари, музыку не ту слушаешь и т.д. После литургии в храме весь день в голове были отдельные слова из молитв (я их ещё тогда не знала). Боялась сойти с ума. Постепенно стала читать книги, посещать храм. И сейчас это ничем не заменишь. Вот если бы к этому приучили с детства родители, то в жизни меньше было бы сделано тех грехов, которые сейчас человек считает обычным делом и говорит: «Хм, все же так делают».

Слава Богу за то, что Он привёл в Церковь меня и мужа. Сын тоже любит храм Божий, и учит креститься сестру, которой 1 год и 4 месяца.

Хорошо, что в детском приёмнике-распределителе мне встретились такие учителя. Один месяц пребывания там пошёл на пользу – было положено начало моей веры в Бога. Случались горькие дни в детдомовской жизни, но Господь помогал, останавливал, не давая совершать то, чего нельзя. Если бы и в Детском доме нам говорили о Боге, может, дети бы меньше воровали и дрались.

В моей семье (в Детском доме тоже семьи) были пожилые воспитатели, и это повлияло на дальнейшую жизнь. Слушая их, мы удерживались от вредных привычек и грехов. Дай Бог им здоровья и терпения. Они до сих пор работают, хотя некоторым пора на пенсию.

Наталья Дружинина, 1979 г.р. г. Ленск

Наталья, родная, если бы Вас УСЛЫШАЛИ те, кто так боится пускать Бога в школы, оберегая детскую «свободу» совести! Они охраняют право детей не знать, что есть Бог, что есть заповеди Божии, говорящие о том, как может и должен жить настоящий человек, что есть грех, расплата за который рано или поздно всё равно наступит. Конечно, можно сформировать совесть без Живого Бога (хотя какая же в этом ограничении свобода?), но совсем без бога – нельзя. Его место обязательно займёт какой-то авторитет (хорошо, если не криминальный), идея или идеология. Почему-то именно Бог-Любовь кажется нашим радетелям свободы самым опасным для детских душ явлением жизни.

Какое счастье, что Ваши дети, Наталья, узнают о Боге не в приёмнике-распределителе, а от любящих папы и мамы. Думаю, все читатели молитвенно пожелают добра Вам и вашей семье.

Ирина ДМИТРИЕВА