Дорога добрых дел «Бахсы»,

Или Чурапчинский храм – связь времён

21_2008_5_m
Авторы:


Самое главное, Якутия христианская
Темы: , , , , , , .

Можно ли спасти человека, который опустил руки, и ему кажется, что в его жизни ничего уже к лучшему изменить нельзя? Кто пробовал, знает, как это трудно.

А можно ли силами отдельных энтузиастов, пусть и обеспеченных, пусть и при должностях находящихся, поднять, спасти от разрушения, возродить целый наслег? «Невероятно», – скажут многие. И я бы ответила подобным образом, если бы в 2008 году мне в руки не попал отчёт о деятельности общества «Бахсы»: «Десять лет по дороге добрых дел».

За 10 лет членам общества вместе с жителями Бахсытского наслега Чурапчинского улуса удалось многое: в селе были построены клуб, детский сад, каменная школа, жилой дом для учителей, здание наслежной администрации, начато восстановление Бахсытской Покровской церкви.

Вот это и подкупало – что сами! На свои деньги, своими силами. Ведь и из других улусов вышло немало высокопоставленных, успешных в бизнесе людей, но только и слышишь со всех сторон, как тяжело в деревне – упадок, пьянство, безработица… Пройдут отдельные благотворительные акции перед выборами и… тишина. А у бахсытцев получается! Поэтому мне захотелось встретиться с одним из активистов общества, заслуженным геологом РС(Я) Тимофеем Тимофеевичем Егоровым, чтобы спросить, в чём секрет успеха.

 

«Мукуимеющие» Бахсытцы

— Может быть, об успехах говорить рано, но результаты есть. Главное, что время развала совхозной системы, безработицы, мы помогли землякам пережить без больших потерь.

Всё связано с нашими родителями. Они жили и работали ради людей. Мой отец, Тимофей Николаевич Егоров, был председателем колхоза в Бахсытском наслеге в самые тяжёлые годы засухи и войны.

21_2008_5_4

— Сейчас мало кто об этом времени знает…

— Отец рассказывал, что в 1939 году в Чурапчинском районе началась страшная засуха. Сенокосные угодья, аласы и реки пересохли. Постоянно дули сильные ветры, стояла иссушающая жара, серая саранча выедала с корнем кое-где пробивавшуюся траву и набрасывалась даже на леса. Ничего не оставалось скоту. Аласы были чёрные, будто выжженные пожаром. Земля так растрескивалась, что в неё проваливались телята, коровы ломали ноги.

Наступил голод. Люди погибали целыми семьями. Василий Васильевич Верховцев, соратник и друг отца, вспоминал: «Для жителей Чурапчинского района, в том числе Бахсы, которые избежали переселения, главным было, как остаться в живых. Если говорить честно, жителей наслега ожидала страшная судьба. Большинство было обречено на голодную смерть! На счастье, у них оказался Тимофей Николаевич и им удалось выжить».

Все родители активистов «Бахсы» были известными людьми в Якутии. Например, отец Петра Даниловича Барашкова – Данил Григорьевич – видный государственный деятель Якутии, работал 1-м заместителем председателя Совета Министров ЯАССР, долгое время руководил «Холбосом». Отец Вячеслава Егоровича Попова – фронтовик, орденоносец, многие годы возглавлял колхозы района. Отец Гаврила Гавриловича Турантаева – тоже фронтовик, был председателем сельсовета. Большинство членов «Бахсы» сами родились в Якутске, но, почитая родителей, решили оказать помощь малой родине.

— А как всё начиналось?

— Когда в 1997-м Дмитрий Филиппович Барашков, тогдашний руководитель Бахсытского наслега, нас собрал, мы увидели, в каком плачевном состоянии оказался край, до революции считавшийся одним из самых зажиточных. В наслеге проживало 1300 человек. Испокон веков он славился умелыми и работящими людьми. Не зря за его жителями закрепилось прозвище «Бурдуктаах Бахсылар (Мукуимеющие Бахсытцы)». Благодаря этому неплохо жили они и в советское время.

В нашем наслеге, одном из первых в Чурапчинском районе, провели электричество и радио. В начале 50-х годов мы имели своё небольшое мукомольное производство и обеспечивали потребности близлежащих хозяйств трёх соседних районов. Если бы не политика укрупнения колхозов, начатая генеральным секретарём ЦК КПСС Никитой Хрущёвым в начале 1960-х, наслег наш был бы процветающим. Но тогда окраины районов признали неперспективными, и с этого времени до развала СССР Бахсытский наслег жил в режиме ликвидации – его перевели в разряд производственного участка, закрыли школу. За 50 лет, кроме коровников, ничего не построили.

В селе с населением около 400 человек не осталось ни клуба, ни детского сада; здание школы, которую ещё мой отец построил, развалилось. Дети учились в неприспособленных домах. Что делать? В те годы на государство надежды не было, поэтому мы решили объединиться и что-то изменить в меру наших сил. За эти годы нам кое-что удалось. В отличие от тех, кто использовал свои связи и материальные возможности для развития личного бизнеса, большинство членов общества «Бахсы» бескорыстно пожертвовали собственные средства и силы для помощи землякам.

 

Не всем, но миром…

— Наверное, поэтому за вами пошли люди, поверили. Меня поразило, что в отчёте среди жертвователей упоминаются даже те, кто вносил по 50 – 100 руб.

— На строительстве клуба, первого нашего объекта, проработало почти всё мужское население. Он открылся в 2001 году и получил статус культурно-спортивного центра. Для этого мы и свои средства вкладывали, и благотворительный концерт провели. В знак уважения к своим коллегам, выходцам из Бахсы, и Аизе Петровне Решетниковой, взявшей на себя всю организацию, в нём приняли участие наши знаменитые артисты Марина Попова, Иван Степанов, Альбина Борисова, Мария Николаева, Анна Дьячковская, Александр Самсонов и другие. Спонсоров, конечно, пришлось привлекать, но всё же основные работы и затраты взяли на себя жители наслега.

Потом построили каменную школу на 100 учащихся в с. Толон. Бахсытцы внесли более 200 тысяч рублей. Строительство шло шесть долгих лет в условиях крайне недостаточного финансирования. Завершить его удалось только благодаря нашему подрядчику ООО «Бэксэк». Зато как все были счастливы, когда в 2004-м школа открыла двери!

21_2008_5_3

— Кто-то из сельчан последовал вашему примеру?

— Первым наш порыв поддержал бригадир строителей Василий Павлович Васильев. Он один из тех, кого я с восхищением называю «ненормальными». Исключительно из патриотических чувств этот человек, известный удачливостью на весь улус, бросил очень выгодное коммерческое предприятие и начал все свои деньги вкладывать в строительство социальных объектов. Детский сад на 40 мест он построил почти полностью на собственные средства. Мы помогли, конечно, но главная заслуга – его. До сих пор Василий Павлович шефствует над детским садом, проводит ремонт и т.д. Жилой двухквартирный дом для учителей – тоже его инициатива. Мы считаем, что он совершил гражданский подвиг. Сейчас бригада Васильева восстанавливает православный храм. Побольше бы таких героев нашему времени!

 

Восстановить то, что сохранилось

— А как вы пришли к мысли о необходимости возрождения храма?

— Был среди нас замечательный человек – Иннокентий Алексеевич Слепцов, известнейший архитектор Якутии. Он очень дорожил храмом Покрова Пресвятой Богородицы, расположенным в местности Томтор Бахсытского наслега и всё время «жужжал» мне о том, что это уникальный объект архитектуры и его надо сохранить. Я сам неверующий, но тоже загорелся. Раньше, проходя мимо, как-то не замечал красоты храма, а когда рассказал мне о нём знающий человек, я совсем другими глазами увидел. На самом деле, это – архитектурная и инженерная ценность всей республики. Удивляюсь: церковь до сих пор в хорошем состоянии. Только из-за того, что брёвна снизу стали подгнивать, здание дало осадку в одну сторону. Мы его в 2003 году подняли и поставили на железобетонный ленточный фундамент. Оказалось, что «родной» фундамент внутри в прекрасном состоянии. А как крыша сделана! Какие обвязки!

Ещё одним импульсом стал приезд к нам архиепископа Якутского и Ленского Германа. Он постоянно объезжал церкви, знакомился с их состоянием. И остался очень доволен сохранностью нашего храма. Даже молебен в нём отслужил. Когда я об этом узнал, напросился к Владыке на приём, и он очень поддержал идею восстановления Покровской церкви. Так всё и началось, как бы полустихийно. Архиерей благословил нас на сбор спонсорской помощи от своего Высокопреосвященного имени. Благодаря его энергичной поддержке возрождение храма шло без особых осложнений.

В 2008 году перед Великим постом к нам приезжал епископ Якутский и Ленский Зосима. На границе Бахсытского наслега владыку встретили главы улуса и наслега, С.И. Яковлев и С.С. Пестрякова, и активисты. Под сводами ещё пустого, промёрзшего храма архиерей со священником Сергием Клинцовым отслужили молебен. Преосвященный Зосима сказал: «Возрождение храма – свидетельство долгой памяти о людях, живших здесь до нас, того, что они не забыты перед Богом… Они молились о нас с вами, и мы молимся о том, чтобы из рода в род передавалось всё доброе, что хранится в народе, всё святое, что помогает нам сохранить себя… Для того и строятся храмы, чтобы в нашей жизни было больше радости и света». Эти его слова стали для нас напутствием, мы все будем помнить их, пока живы.

— Но Вы сами – человек неверующий…

— Я в душе верую, но был воспитан в духе враждебного, агрессивного отношения к Церкви. Мы же всех верующих считали врагами человечества, народа, государства. Боюсь, я никогда не дойду до того, что начну верить в Бога, до такой степени я зомбирован, до такой степени у меня всё выбито. И не я один – целое поколение. Но сегодня, хотя мы не верим, всё же понимаем: вера в Бога – это важно, мы поддерживаем Церковь. Хорошо уже то, что одна часть населения прекратила воевать с другой, никто верующих не шпыняет, не репрессирует. Мы перестали относиться к ним, как к «больным». Но наше поколение, мне кажется, пропащее, потерянное для Бога.

— Нет, нет, что Вы, Тимофей Тимофеевич! Для Бога пропащих нет. Мама моя в 68 лет крещение приняла. А академик Раушенбах – в 82 года!

— Я думаю, человек начинает понимать необходимость приближения к Богу, когда чувствует, что вот-вот уйдёт в мир иной, каким бы чекистом-коммунистом он ни был. И, стесняясь того, что ему всю жизнь внушали, ищет подходы к Богу. Многие старики ко мне подходили и шёпотом спрашивали: «Когда церковь построишь?»

Религии разные есть, но весь мир верит в Бога. Из шести миллиардов человек, живущих на Земле, всего 140 миллионов неверующие – это мы, бывшие советские граждане… Я вижу, что люди стали ходить в храм, креститься, грехи свои замаливать. Только, по-моему, человек должен сначала заработать веру. А не так: я деньги отдал, покрестился – мне грехи списали.

— Но это вовсе не наша вера! Православие требует не денег и не формального исполнения обрядов, а покаяния, то есть перемены.

— Измениться из страшной боязни оказаться в аду?..

— Вы верите, что из страха можно стать лучше, научиться любить? Человек меняется не от ужаса, а от любви к Богу, от желания стать ближе к Нему.

— Недостаточно просто понимать, что есть Бог! Веру надо заслужить, чтобы Бог тебя принял.

— Поэтому храм строите?

— Я подхожу к этому практически – возрождаю то, что есть. Хотя меня и ругают сторонники якутской веры – почему я, якут, русскую церковь восстанавливаю.

— Разве русские её строили, русские в неё ходили?

— 375 лет мы живём с русскими, с православной Церковью, и вот, имея от неё отрыв всего в семьдесят лет, и то христианство забыли. Что говорить о якутской языческой вере, которая была четыре века назад?! Мы о ней просто ничего не знаем. А православие, хоть и было разрушено, но сохранилось. Восстановить можно только то, что есть.

 

Под покровом Богородицы

— Помогают вам люди в восстановлении храма?

— Да, конечно! Без спонсоров нам его не поднять. То, что люди строят почти бесплатно, – одно дело, но материалы-то купить надо. Лес, системы отопления, колокола пора отливать, иконостас уже надо делать. Кто нам всё это даром даст? Предстоят очень большие расходы.

Меня удивляют москвичи. Они больше склонны оказывать помощь в восстановлении церквей. Руководитель одной компании (просил его имя не называть) выделил нам 600 тыс руб, причём не из бюджета предприятия – из своего кармана!

21_2008_5_2

— Может, у нас тоже такие меценаты появятся?

— Надеюсь. В Якутии есть и богатые предприятия, и люди, но вокруг них крутится масса просителей. Например, в ОАО «Алмазы Анабара» в прошлом году примерно полторы тысячи человек обратилось с письмами. Если каждому дать хотя бы по тысяче… А мы ведь больше просим. Генеральный директор Матвей Николаевич Евсеев и Олёкминский храм восстановил, и нам помогает. Весь пиломатериал для церкви на сумму более миллиона рублей выделил он. От этого же Евсеев ничего не будет иметь, кроме благодарности – моей и жителей Бахсытского наслега, и то не от всех.

— Не согласна с Вами, Тимофей Тимофеевич: все православные люди, особенно якутяне, не просто благодарны благотворителям, мы же молимся о них.  А чувствуете ли Вы помощь Божию?

— В 2008 году в ОАО «Алмазы Анабара» из-за волокиты конкретных исполнителей пиломатериалы выделили 25 мая, когда Лена фактически закрылась. Представьте моё положение. Я должен был этот лес на другую сторону переправить. А уже не то что на машине, пешком человеку нельзя реку перейти. Но нашлось предприятие (ООО «Бэксэк»), которое машину выделило, нашлись водитель и организация, взявшаяся оплатить транспортировку. Ночью 28 мая (!) лес перевезли через Лену с Божией помощью. Я не спал, дрожал, мало ли что – 12 кубов досок, человек за рулём, если бы всё под лёд ушло?! Риск был огромный.

— Шофёр-то какой молодец! Как его зовут?

— Роман. Он жизнью своей рисковал, а я ведь когда машину искал, водители-частники просили до 100 тысяч за эту услугу. Так что люди помогают… и, наверное, Бог.

Был ещё такой случай. Когда в 2005 году колокольню поставили, сделали купол титановый, и надо было на него крест установить. Но днём постоянно ветра дули, а купол скользкий, высоко, опасно. Решили работать ночью, благо, они у нас в эту пору белые. И вот в два часа, когда один из рабочих укрепил крест, на него с неба упал луч. Ночью-то! И это чудо сфотографировали!

 

УЧЕНЬЕ – СВЕТ, или СВЕТ УЧЕНЬЯ

— А население как отнеслось к вашему начинанию?

— Поскольку у нас своя церковь имелась, народ в духовном отношении намного ближе к православию, чем в тех местах, где храма не было. Мы выросли хотя бы с видом на эту церковь, играли вокруг неё. Старшее поколение вообще о вере память сохранило.

Благодаря церковно-приходской школе в нашем наслеге имелось много образованных людей. Её выпускники основали якутский театр. Первый профессиональный артист Якутии Тарас Местников долгое время, пока его не репрессировали, был директором театра. Первый артист, снявшийся в кино, – Пётр Решетников. Оба они народные артисты РСФСР и ЯАССР. Династия Слепцовых – сплошные артисты, их считать не пересчитать.

Более сорока выходцев из Бахсы пошли в культуру, не считая других, которые работали в науке, архитектуре, стали партийными и советскими руководителями. Небольшое село дало республике столько замечательных людей! Наши земляки имели хорошее образование, основой которого была церковь.

— На Ваш взгляд, есть у наслега перспективы?

— В начале ХХ века знаменитый провидец Эдгар Кейс сказал: «Из России в мир придёт надежда – не от коммунистов, не от большевиков, а из свободной России! Пройдут годы, прежде чем это случится, но именно религиозное развитие России и даст миру надежду». То, что происходит сегодня в нашей стране, в Якутии, позволяет надеяться.

Сейчас младшее поколение спасать надо. Поэтому и строим православный храм. Детей надо туда водить, чтобы они Бога душой почувствовали. Взрослым это трудно. Взять, к примеру, оперу – красивое искусство, но мы не научены его воспринимать. Человек с малых лет должен воспитываться в вере, с молоком матери её впитать и жить ею всю жизнь…

— Если Кейс прав и всему миру придёт надежда из верующей России, то я надеюсь, что и наслег ваш возродится вместе с православным храмом. Думаю, все читатели «Логоса» вам этого пожелают.

— Да, я верю, что с восстановлением храма постепенно вернётся к нам всё то доброе и прекрасное, что оставлено было предками и, казалось, утрачено навсегда.

 

Беседу вела Ирина Дмитриева

Строительство Бахсытской Покровской церкви было начато в 1905 г. на средства жителей Бахсытского наслега Мегинского улуса и завершилось в 1908 г. В 1913 г. её освятил Преосвященный епископ Мелетий (Заборовский).

Здание деревянное, однопрестольное, на деревянном фундаменте, с колокольней, крыша покрыта железными листами. При церкви имелась библиотека духовно-нравственной литературы.

Службу нёс один состав причта – священник и псаломщик. В октябре 1911 г. землемером Рудаковым по приговору прихожан была отмежёвана церковная земля в размере 36,5 десятин. Причт располагал домами, построенными для него верующими. Рядом с церковью находилась старая, полуразрушенная часовня.

В 1911 г. в приходе насчитывалось 1650 прихожан Бахсытского наслега Мегинского улуса, а также Курбусахского, 1-го и 2-го Ольгетских наслегов Борогонского улуса.

В 1930 г. при массовом стечении жителей всех близлежащих сёл, собравшихся на ысыах, с церкви были сброшены наземь кресты и колокола. В годы Великой Отечественной войны два колокола сдали в Фонд Победы. В 1941-1945 гг. в перестроенном здании церкви была размещена колхозная школа, а затем детский сад. Одно время в ней располагался медпункт, а в 1935 г. открылась больница.