Карта боевых действий

Ирина Галкина
Авторы:


Облако свидетелей
Темы: , , , .

Здравствуйте, Ирина!

Прочитав вашу газету, мы обсудили кое-что из неё и на работе, и в храме. И я решила написать вам о том, как вернулась «домой», то есть в православную Церковь. Мне 45 лет и я активная прихожанка с небольшим стажем, а до этого где же только моя бедная душа не скиталась, в каких только религиях не искала Бога…

В глубоко атеистическом детстве, проезжая мимо церкви, я испытывала жгучее любопытство, смешанное со страхом. В моём классе училась девочка из семьи ВЕРУЮЩИХ (кажется, это были евангелисты), с ней никто не общался, и потом она просто исчезла. В юности было категорически не до верований, хотя опыт общения с православным священником всё же имелся.

Ирина Галкина в лесу

Году в 1987 я работала в г. Ачинск Красноярского края продавцом в отделе электротоваров. Ко мне подошёл «мужик» с бородой, стал договариваться о возможности приобретения сразу десятка дефицитных люстр, и вот когда он сказал, что это для церкви… шок был немалый. Он оставил телефон, когда люстры появились, ему позвонили. За заказом пришёл ПОП В РЯСЕ! Это было круто (правда, раньше как-то по-другому выражались подобные эмоции).

В процессе проверки электроприборов на исправность мы с напарницей каким-то образом договорились с ним насчёт «в гости зайти». Помню, когда поднимались по ступенькам особнячка, стоящего рядом с церковью, нас охватил тихий ужас до дрожи в коленках. Позвонили, дверь открыла женщина:

– Заходите, заходите. БАТЮШКА сейчас выйдет.

И выходит знакомый нам ПОП В РЯСЕ. В обстановке комнаты резко выделялся молитвенный угол со множеством икон и горящей лампадой. Нас усадили за стол. И… оказалось, что разговаривать нам абсолютно не о чем. Никаких вопросов о том, почему мы не ходим в церковь или почему не верим, не было. Самое яркое впечатление – какой-то журнал, а на фотографии в нём – официальный приём иностранной делегации и в кадре – Пимен (сана я не запомнила) с генеральным секретарём ЦК КПСС. Восторженный ужас – Брежнев с ПОПОМ! Визит наш быстренько закруглился, и больше мы ни разу не встречались, хотя церковь была совсем рядом.

Через десять лет вся наша семья была вовлечена в истории с «Бхагават-Гитой» и кришнаизмом. Мои младшие брат и сестра, которые, как оказалось, стали наркоманами (страшное потрясение!), ушли к «Кришне». Были книги с яркими картинками, песни и танцы под барабан с колокольчиками и мамины слова:

– Я любому богу буду молиться, лишь бы он моих детей от наркотиков спас!

Господь, действительно, спас – там дело до тюрьмы дошло и до больницы. Вся семья активно сочувствовала. И я три года поддерживала стопроцентное вегетарианство. Ни грамма мяса или рыбы, ни грамма алкоголя. Вот с чтением толстенных книг никак не получалось – сказки и только. Тем более что я со своей семьёй (муж и трое детей) жила на «северах», а родители и «кришнаиты наши» – в Киргизии. Контроль с их стороны над моей верой от отпуска до отпуска ослабевал. Закончилось и вегетарианство. Но слова мамины не забылись. Помнилась и бабушка, иногда осенявшая себя крестным знамением и любившая перебирать листочки с рукописными молитвами (некоторые из них, посвящённые борьбе с пьянством, я и сейчас храню – муж мой злоупотреблял).

дверь в храм

Что было потом… Изучение лазаревской «Диагностики кармы», землячка из «Свидетелей Иеговы», чтение их журналов и посещение нескольких собраний – везде ссылки на Иисуса Христа и Бога. Ещё три тома «Откровений ангелов хранителей», закрученная семейная ситуация с дочкиным замужеством и оставлением сыном учебы…

Всё. Всё плохо. В голове – туман, в душе – пусто, сердце на клочки разрывается.

И вот тут-то Господь достучался до меня через Любовь Петровну Макарову, нашего программиста (10 лет православного «стажа», необыкновенно чуткая, добрейшая и такая СВЕТЛАЯ). Была совместная командировка в Мирный, поход там в храм Святой Троицы… И вошли в душу и сердце мои тревога и растерянность – КАК я живу? ЧТО я делаю? И собрались в единую картинку все мои скудные знания о Боге. И не картинка это получилась, а карта боевых действий. Тут и пост Великий на пороге, и я в рядах айхальских прихожан вышла на борьбу со своими грехами – на исповедь, за Божьей благодатью – на Причастие.

Ушёл туман из головы, душа успокоилась, а сердце заболело о другом – Боже, Боже, сколько же грехов, как же с ними быть-то? Как же всем рассказать о том, что после первой исповеди и Причастия, как на крыльях летишь, а потом вся чернота «маленьких» грехов камнем на дно тянет, и после каждой исповеди их всё больше и больше, но с каждым Причастием грех уныния всё меньше и меньше. Мир не без добрых людей – посоветовали читать митрополита Антония Сурожского! Я не знаю, можно ли заочно выбирать духовного отца, тем более, что владыка уже отошёл ко Господу (Царствие ему Небесное!), – но вот где руководство к житию на каждый день и каждый случай!

Ещё четыре месяца назад я не представляла себя в церкви возле иконы или в молитве на коленях, а теперь это ПОТРЕБНОСТЬ. Но трудно вычитывать с ЧУВСТВОМ утреннее и вечернее правила, трудно вникнуть в каждый абзац канонов ко святому Причащению. Ещё труднее избавиться от греха осуждения и раздражительности, практически невозможно жить хоть без малой, но лжи, невозможно не гневаться на людей, особенно на близких,  которые не понимают, что только у Бога их спасение во всех несчастьях. Трудно передать мысли о том, что смерть не страшна и не будет ни капельки мучительной, если жить и молиться по Евангелию. Все знают, как по-разному умирают люди: кто-то во сне, а кто-то в долгих муках. И часто даже поверхностный просмотр их жизней даёт объяснение этому.

На пороге храма

А как близки и понятны все слова из акафистов святым, читаемые по случаю очередной житейской проблемы, а сколько вдохновения и восторга от чтения жития святых. Сколько оптимизма в молитве оптинских старцев на каждый день – на всё воля Божья! Дай мне, Господи, сил и смирения, любви и смирения, смирения, смирения и смирения. Это не значит, что надо опускать руки, погружаясь в испытания и проблемы, а просто принимать их как то, что ТЕБЕ даётся Богом для ТВОЕГО спасения. Чем ближе к сердцу, без возмущения – а за что мне это? – принимаешь проблему, чем больше полагаешься на волю Бога, тем быстрее она «рассасывается», а часто даже, видя только твою готовность принять эту ситуацию, Господь, как на экзамене, говорит:

– Достаточно. Знаешь, можешь.

И проблемы нет. А сколько драгоценных минут общения совершенно на другом уровне появляется в семье, когда подкрадёшься к родным со «своей очередной Божеской темой». То папа расскажет, как его отец на войне сидел с четырьмя однополчанами в окопе и вёл разговор на тему: «Есть ли Бог?» Он с ещё одним солдатиком не отвергал существования Господа, а трое других, горячих атеистов отчаянно доказывали иное. Через минуту все они погибли от разрыва снаряда, а дед Вася прожил ещё 52 года с осколком в голове, от которого по всем понятиям должен был погибнуть. Остался жив и тот, другой верующий солдат. А то мы все вместе вспоминаем и радостно рассказываем друг другу о «чудесах», которые произошли уже с нами – Бог помог и на контрольной; и спас от слепоты; и дочка старшая, долго молчавшая, после молитвы «вдруг» позвонила, и всё у неё хорошо; и сын женился на чудесной девушке, и у них родился ребёнок… За всё слава Богу!

Так радостно и тревожно жить! Радостно, что я открыла свои двери Богу, и теперь под Его неусыпной защитой – только попроси. А тревожно от того, что если что-то по инерции сотворишь, как раньше, то обдаст тебя холодом – грех! Стыдно и горько… И именно на тебя с иконы Иисус Христос смотрит с грустью, но и с готовностью простить – только не делай так больше! И шаг за шагом твоя жизнь становится чище и светлее.

Я вернулась домой и навожу в своём доме порядок, где за время долгого моего отсутствия столько накопилось!

Ирина ГАЛКИНА, Айхал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *