Наука как послушание

24_2009_22_m
Авторы:


Чело века
Темы: , , , , .

Большую часть своей жизни доктор биологических наук, профессор Валентина Ильинична Пузик трудилась в науке, будучи… тайной монахиней.

Главным событием, определившим всю последующую жизнь студентки физико-математического (впоследствии – биологического) факультета МГУ, стала «совершенно случайная» исповедь перед собственным днём Ангела в Высоко-Петровском монастыре у архимандрита Агафона (Лебедева), в прошлом – насельника Свято-Смоленской Зосимовой пустыни, перебравшегося в Москву после закрытия родной обители. Произошло это в феврале 1924 г.

С того времени она стала прихожанкой монастыря и духовной дочерью отца Агафона (в схиме Игнатия), вокруг которого начинала складываться духовная семья. Причем часть её членов совершенно очевидно тяготела к монашескому пути. Зосимовцы считали, что, несмотря на гонения, монашество не должно угаснуть. Главное – сохранить духовную жизнь, культуру православного монашества: молитву, старческое руководство, общинную жизнь. А частности могут меняться: пусть это будет монашество без монастырских стен и одежды, пусть вместо монастырского послушания будет светская работа, лишь бы исполняли её новые иноки «со всей ответственностью, со всей любовью».

1913

Братия Высоко-Петровского монастыря незаметно для большинства молящихся стала пополняться иноками и инокинями – юношами и девушками, постригаемыми уже тайно. Они оставались на своей мирской, «советской» работе или учёбе и одновременно под руководством старцев постигали основы духовной жизни. Так Высоко-Петровский монастырь стал «пустыней в столице».

В 1928 г. архимандрит Агафон совершил тайный постриг Валентины Пузик в рясофор с именем Варсонофия – в честь святителя Варсонофия Казанского. В начале 1939 г., уже после гибели в лагерях своего духовного отца, она приняла постриг в мантию от руки одного из наставников Зосимовой пустыни – архимандрита Зосимы (Нилова). Новое имя ей было дано в память о её старце – в честь священномученика Игнатия Богоносца.

Всё это время по благословению духовного отца мать Игнатия продолжала работать по специальности. Научно-исследовательская деятельность на долгие годы стала неотъемлемой частью её монашеского делания. 29 лет она успешно руководила патоморфологической лабораторией ЦНИИТ. К 1974 г., когда она завершила свою профессиональную деятельность, ею были написаны более 200 научных работ в разных областях медицины, в том числе семь монографий. Многие из них признаны крупными теоретическими трудами.

Как учёный В.И.Пузик вырастила не одно поколение исследователей. Под её руководством было выполнено 22 докторских и 47 кандидатских диссертаций, а список фундаментальных трудов учеников занимает не один десяток страниц. Фактически она стала основателем собственной школы патологов-фтизиатров, которые работают на всей территории бывшего Советского Союза. За свой вклад в науку Валентина Ильинична была удостоена Ордена Трудового Красного Знамени, девяти медалей, звания «Заслуженный работник медицины».

30115

Даже если бы монахиня Игнатия была только крупным учёным, это уже поставило бы её в один ряд с такими церковными деятелями ХХ века, как святитель Лука (Войно-Ясенецкий), митрополит Иоанн (Вендланд), протоиерей Глеб Каледа. Однако её служение Богу и Церкви не ограничилось наукой-послушанием.

С середины 1940-х годов научная деятельность монахини Игнатии дополнялась литературным трудом. В 1945-м появилась первая её книга – жизнеописание духовного отца. Ещё через семь лет, осмысляя свой путь и опыт свидетельства, она написала о детище отца Игнатия – созданной им монашеской общине. Образ духовного отца, наставника и новомученика, до конца свидетельствовавшего о Христовой любви, стал ответом обезумевшему от боли миру, а «летопись» его дела, его духовной семьи, созданной и живущей вопреки его смерти, вопреки гонениям и утратам – её посланием современному российскому монашеству.

Позднее были и другие книги – своего рода дневники-размышления о жизни Церкви, её истории, о действиях Промысла Божия в современном мире и в жизни современного человека, казалось бы, окончательно покинутого благодатью.

С начала 1980-х годов монахиня Игнатия начала пробовать свои силы в гимнографическом творчестве. Часть созданных ею служб вошла в богослужебный обиход Русской Православной Церкви. Одновременно она работала над серией статей по православной гимнографии (преподобные Андрей Критский, Иоанн Дамаскин, Косьма Маюмский, Иосиф Песнописец, Феодор Студит, святитель Герман Константинопольский, инокиня Кассия и др.), которые публиковались в «Богословских трудах» и позднее в журнале «Альфа и Омега».

В 1990-е годы она снова вернулась к свидетельству о подвиге своих духовных наставников – старцев Зосимовой пустыни, новомучеников и исповедников российских. Без преувеличения можно сказать, что именно благодаря её трудам в декабре 2000 года в лике святых был прославлен преподобномученик Игнатий (Лебедев), духовный отец монахини Игнатии.

12009

Она воистину стала одним из звеньев золотой цепи, которую, по словам Симеона Нового Богослова, составляют «святые, приходящие из рода в род», и «которая не может быть легко разорвана».

24 апреля 2003 года, в Великий четверг, она была пострижена в великую схиму с сохранением имени, но теперь её небесным покровителем стал недавно прославленный преподобномученик Игнатий – духовный отец. Важно, что постриг был совершён духовенством храма преподобного Сергия Радонежского в Высоко-Петровском монастыре.

Круг общения матери Игнатии и в последние годы был исключительно широк. В её дом на Беговой улице приходили и маститые учёные, коллеги по институту, и совсем юные ученики воскресной школы, где она вопреки немощам и благоразумным увещеваниям считала долгом преподавать. Среди гостей уже почти не было сверстников – все были младше неё в два, в три, а то и в пять раз, но по свежести восприятия жизни и ясности ума хозяйка ничуть не уступала молодым.

Её земная жизнь окончилась на 102-м году, 76 лет из которых было  прожито в монашестве.

Тамара РОМАНОВА