Путь в Город Золотой

Иван Крамской Христос в пустыне
Авторы:


Прямая речь, Самое главное
Темы: , , , , , , , , , , .
«Под небом голубым есть город золотой»… В середине 80-х годов прошлого века эта песня в исполнении «Аквариума» имела просто фантастическую популярность. Правда, почти никто не знал, что её автором был вовсе не Борис Гребенщиков и называлась она не «Город», да и в текст вкралась почти незаметная на слух, но принципиальная, метафизическая ошибка (подробнее об этом – в рубрике «Чистая вода»).

Пост – это путь

Почему нам пришла такая, на первый взгляд, странная идея – объединить темы современной культовой песни и Великого поста? А потому, что в этом номере мы попытались ответить на вопрос – как же войти в тот Небесный Град, о котором поётся на самом деле. В «рай» БГ – необычный, но всё же земной город, можно «въехать» широкими путями. А какая дорога ведёт в Царство Божие? «Уж не хотите ли вы сказать, – спросит читатель, – что достаточно несколько месяцев в году воздержаться от мяса, и всё – прописка в Золотом городе обеспечена?» – «Разве только во время поста человек может и должен думать о Боге, стремиться к Нему?» – Конечно, нет.

Вся жизнь христианина – это путь ко Христу, за Христом и со Христом. Иисус, призвав нас быть совершенными, как совершенен Отец Небесный (Мф 5, 48), сказал Фоме: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин 14. 6). Это самая высокая цель, которая когда-либо ставилась перед человеком – стать подобным Творцу, войти в Его Вечное Царство. Это такая духовная Джомолунгма, рядом с которой наши мирские «сверхзадачи» и всякие там идеи самосовершенствования – просто болотные кочки.

Разумеется, путь на вершину духа неимоверно сложен, чреват опасностями и падениями. Поэтому естественно для нас, отправляясь в духовное путешествие, полагаться на опыт тех, кто этой дорогой уже прошёл, кому известно обо всех трудностях и превратностях подъёма, о том, в каких случаях и как использовать страховку, – опыт тех, кто составляет Церковь.

Паломничество к Пасхе

Протопресвитер Александр Шмеман говорил, что в православной Церкви есть глубокое психологическое прозрение человеческой природы. Она знает нашу недостаточную сосредоточенность, непоследовательность, безволие, склонность к заблуждениям и увлечениям, стремление к лёгкости и комфорту, неспособность быстро изменяться, переходить от одного духовного переживания к другому. Она знает, что только первые шаги приближения к Богу бывают легки, что окрылённость и восторг неофита постепенно сменяются охлаждением и сомнениями. Она знает, что обычный человек просто не в силах карабкаться без отдыха и помощи по крутому склону, продираясь сквозь труднопроходимые дебри мирских соблазнов, своих страстей, духовных миражей, возникающих от усталости. Поэтому Церковь выработала для нас оптимальный духовный и физический режим восхождения к Богу. Он воплотился в жизни, строящейся вокруг богослужения.

А центр богослужебной жизни, её сердце, её вершина – Пасха. Причём Пасха – это нечто гораздо большее, чем просто ежегодное воспоминание о бывшем событии. Каждого из нас Господь сделал соучастником своего Воскресения, поэтому Пасху, по словам отца Александра Шмемана, мы празднуем как то, «что случилось и продолжает случаться с нами». В Светлое Христово Воскресенье нам «открывается дверь в сияние Царства Христова, нам даётся предвкушение вечной радости, ожидающей нас, славы и победы, невидимо уже наполняющих всю вселенную: «Смерти нет»… Поэтому литургический годовой круг, последовательность праздников и постов становится путешествием, паломничеством к Пасхе».

Каждый год православные христиане снова и снова отправляются в путь, чтобы возгореться духом, очиститься сердцем, просветлеть умом, чтобы встретить Пасху не как разрешение есть, пить и отдыхать, но как вступление в новую жизнь, как возвращение к Богу.

Мир всеми средствами призывает нас: будьте счастливы, живите беззаботно, широко, легко. Христос в Евангелии говорит другое: идите узким путём борьбы и страдания, несения своего креста – это единственная дорога к настоящему счастью. Мы можем прийти к Богу одним способом – стать в той или иной степени подобными Ему. Поэтому и пост для нас, христиан, означает участие в постном опыте Самого Христа. Цель Великого Поста как духовного странствия состоит не в том, чтобы принуждать нас к известным формальным обязательствам, но в том, чтобы «смягчить» наше сердце, сделать его способным ощутить скрытую до сих пор жажду общения с Богом.

Великий пост

Фото протоиерея Сергия Клинцова

Митрополит Антоний Сурожский говорил, что люди вступают в пост, как в старые времена они покидали страну, ставшую местом порабощения, и уходили в неведомые им края, чтобы обрести свободу. Мы идём «из густой тьмы в рассеивающийся полумрак, из полумрака в свет, с радостью и светом в сердце, отрясая прах земли с ног, сбрасывая все путы, держащие нас в плену у жадности, зависти, страха, ненависти, ревности, в плену взаимного непонимания, сосредоточенности на себе – потому что мы живём пленниками самих себя, тогда как призваны Богом быть свободными… На пути мы встретим Распятие; и в конце пути придёт день, и мы будем предстоять перед Божественной любовью в её трагическом совершенстве… Сначала – Страсти, сначала – Крест, а потом чудо Воскресения. Мы должны войти и в то, и в другое: войти в страсти Христовы вместе с Ним, и вместе с Ним войти в великий покой и ослепительный свет Воскресения».

Великий пост – это путь, духовное путешествие, совершаемое с целью приблизиться к Царствию Небесному.

Тебе не мешает рюкзак?

Но каждый год перед Великим постом мне звонит кто-то из друзей и говорит: «Хочу попоститься в первый раз. Чего нельзя есть?» И каждый раз приходится напоминать, что Сам Господь сказал: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что исходит из уст, оскверняет человека… Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф 15, 11-19). И каждый раз мне приходится спрашивать: «А зачем? Ради чего? С какой целью?»

Если вы не ответили для себя на эти вопросы, не надо даже начинать, чем кончится такой «пост» – известно: несколько дней перловой каши, затем проблемы с желудком и… конец постным подвигам. Или другой вариант – «вдруг» неизвестно откуда взявшееся раздражение, агрессия, ссоры с домашними, коллегами по работе и… падение такое, от которого трудно оправиться.

Конечно, те, кто уже понабрался церковного лексикона, начинают ссылаться на «искушения», происки бесов и т.д. И это, как учат святые отцы, тоже происходит. Ведь пост усиливает в нас дух. В посте человек выходит навстречу ангелам и бесам. И кто защитит нас от действия злых сил, если не Бог, до Которого нам нет дела, Которому мы не молимся, перед Которым не каемся, Тела и Крови Которого не причащаемся?

«Если дьявол искушал Самого Христа, когда Он постился, то у нас нет никакой возможности избежать искушения. Физический пост, как он ни важен, становится не только бессмысленным, но действительно опасным, если он не соединён с духовным усилием, молитвой, мыслью, сосредоточенной в Боге», – пишет отец Александр Шмеман. Вот почему очень важно сначала постараться понять учение Церкви о посте, а затем спросить себя, как мы можем применить это знание к своей жизни?

Кому-то может показаться, что я выступаю против ограничений в пище и соблюдения иных постных правил. Отнюдь. Всякий, кто хоть раз постился, на опыте знает, как важно воздержание тела для жизни души. Ну, в самом деле, кому легче взбираться в гору – тому ли, у кого тяжёлый рюкзак за плечами, или тому, у кого он лёгкий? Желудок – тот же рюкзак. В нём должно быть только самое главное – потребное. Мы же набиваем живот чем попало, суём в него всё подряд, а потом удивляемся, что нам так тяжело подниматься к вершине. Но какой смысл выгребать из рюкзака лишние вещи, если ты никуда не идёшь?

Самоог­раничение – это не цель, но одно из средств в деле нашего духовного преобразования. Как говорит Владыка Антоний Сурожский: «Мы должны поститься, не мучая наше тело, а оживляя нашу душу». Особый духовный режим, которому физический лишь способствует, связан, преж­де всего, с молитвой и покаянием. Пост имеет смысл лишь для того, кто стремится подчинить тело духу, кто жаждет приблизиться к Богу, кто встал на путь вос­хождения к Небесному Граду.

Идти к тому, чего не знаешь?

Икона "Лествица райская"

Икона «Лествица райская»

Но если человек желает поститься, будучи неверующим? Как стремиться к тому, чего не знаешь, любить и желать того, о чём не ведаешь? Как можно ставить выше всего на свете радость, которую ты ещё не вкусил? Как мы можем искать Царства, о котором не имеем понятия?

На самом деле о счастье мечтают все, и эта жажда радости, тепла, света и есть отголосок той духовной жажды, которая живёт на дне каждой души. Как изгнанники, тоскуем мы по родине нашей Небесной, по Золотому Граду. И Церковь через свою богослужебную жизнь открывает нам то, «чего не видел глаз, не слышало ухо и не приходило на сердце человеку… что приготовил Бог любящим Его» (1 Коp. 2, 9).

Сколько православных в нашей родной Якутии не имеют храмов, или имеют, но месяцами вынуждены ждать приезда священника, чтобы помолиться за Божественной литургией, исповедаться, причаститься! А сколько имеют, но проходят мимо – мимо чего-то самого главного в своей жизни.

В первые века христианства главной задачей поста было приготовление «оглашенных», т.е. новообращённых, к крещению. Сейчас такое время, что и многие крещёные люди, то есть те, кто уже принял в душу семя новой жизни, ещё не знают, что из него должно вырасти, и как нужно ухаживать за драгоценным даром, чтобы он не погиб. Мы не можем, конечно, дать читателям возможность побывать на экскурсии в Небесном Граде, но мы можем попытаться рассказать о пути, который туда ведёт.

Каждый, кто Великим постом попытается встать на этот спасительный путь и по нему пройти, непременно ощутит в себе золотое сияние райского Града. Когда мы только пускаемся в неизвестное путешествие, покидаем обжитое место, – учит митрополит Антоний Сурожский, – мы бываем полны прежних привычных чувств, воспоминаний, впечатлений, но потом они постепенно бледнеют, пока в нас не останется ничего, кроме устремлённости к цели нашего пути.

Попробуйте отправиться в великопостное путешествие вместе с теми, кто не хочет, чтобы жизнь превратилась в бессмысленное странствие к бессмысленному концу. Облегчим свой походный «рюкзак», усилим молитву, умножим милостыню, укротим страсти, примиримся с врагами, попытаемся проникнуться духом особого Великопостного богослужения. Кто знает, если мы отложим этот трудный, но прекрасный поход до «лучших» времён, превратив свою жизнь в один долгий привал, то успеем ли дойти до обетованного Града?

Ирина ДМИТРИЕВА

На заставке: Иван Крамской. Христос в пустыне. 1872

2 комментария

  1. Небесный Иерусалим – совершенен и нерукотворен, его создатель – Бог, жить в нем будут, не ведя ни печали, ни забот, ни смерти те, кто уверовал в Христа, потому что Небесный Иерусалим вечен.
    Но и земной Иерусалим до сих пор несет в себе отпечатки тех важнейших для всего человечества событий – люди едут поклониться святыням и помолиться там, где Иисус учил своих учеников, где был предан, взят под стражу, приговорен к казни, распят, воскрес, вознесся на небо, где явился своим ученикам, где было посвящение в апостолы…
    Иерусалим – это прежде всего стены. Как всякий древний город, он окружен стенами с воротами. Не зря одно из семидесяти названий города – «хомот» (ивр. «стены») длина стен 4 километра 325 метров. Но только о стенах Иерусалима поется в израильской песне: «Есть люди с сердцами из камня. Есть камни с сердцами людей»…

  2. Как замечательно Вы написали, Яна! Спасибо Вам! Наводит на размышления о собственном сердце: разве не каменное оно?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *