Стрельба по своим

Священник и солдаты
Авторы:


Прямая речь, Самое главное
Темы: , , .
12 Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас.
13 Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.
Евангелие от Иоанна, гл. 15
12 Бу Мин эһиэхэ этэр кэс тылым: Мин эһигини таптыырым курдук, эһиги эмиэ бэйэ-бэйэҕитин таптааҥ.
13 Саамай улахан таптал – киһи доҕотторун туһугар олоҕун толук уурара.
Иоантан Сибэтиэй Евангелие. 15 түһ.

В окопах атеистов нет? Да неправда это! Пустил Уильям Каммингс вертящееся на языке у многих крылатое выражение, и оно облетело маленькую нашу изрытую, иссверленную, израненную бомбами и минами, испоганенную свалками землю, а потом сложило крылышки и опустилось хрупкими своими лапками в очередной, вырытый этими странными существами, которые именуют себя людьми, окоп. Огляделось. Прислушалось… «Господи, спаси и сохрани! Господи, за что! Куда же ты смотришь, Бог! Почему допускаешь такое?! Помилуй меня! Не дай погибнуть! Господи! Господи!» Мольбы и проклятия – всё вперемешку, не все читали Евангелие.

Но и Герберта Уэлса читали не все. Помнится, в одном из его фантастических романов герой спрашивает Бога: почему в мире так много зла?

– У нас на земле такие безобразия творятся – войны, мятежи, погромы, преступления, насилие…

– Вам, людям, это нравится? – спросил Господь.

– Конечно, нет!

– Ну, так не делайте этого, – ответил Он.

«Почему вы живёте не так, как прожил свой человеческий век Я? – спрашивает у каждого из нас Бог. – Почему вы не умеете любить и прощать? Почему ваш мир полон бездомных детей, притонов, тюрем и вполне благополучных на вид квартир, в которых кроме взаимной ненависти, зависти, жажды комфорта и денег ничто не живёт?»

«Почему мир зол, беспощаден, жесток, грязен? Почему люди делают всё это, зачем? К чему вся эта грязь? В чём смысл жизни? Чистоты хочу, чистоты», – писал погибший в Дагестане наш земляк Фёдор Авдеев.

Он-то нашёл эту чистоту. А мы найдём? Мы успеем?

Богослов и философ, протодиакон Андрей Кураев настаивает на одной истине Православия: НЕ ВСЁ, ЧТО ПРОИСХОДИТ В МИРЕ, ПРОИСХОДИТ ПО ВОЛЕ БОЖИЕЙ. У святых отцов очень тонкий язык, они различают «волю Божию» и «Божие попущение». Воля Божия состоит в том, чтобы «всяк человек в разум истины пришёл и спасся». Воля Божия в том, чтобы все люди жили в радости, в вечности, в счастье. Другое дело попущение Божие, когда Господь говорит нам: «Ну что ж, если вы ТАК желаете жить – попробуйте».

Зачем мы пробуем? Зачем творим то, что творим? Зачем убиваем друг друга?

Солдаты в церкви

Фото протоиерея Сергия Клинцова

Ну, мы-то тут при чём? Где те окопы, где те войны и где мы? Чечня, Ирак, Палестина… Нам-то до этого что?

Война вошла в дом каждого. Мы привыкли наблюдать горе в прямом эфире. Мы привыкли развлекаться войной – охая, причитая, возмущаясь и подливая чайку с бальзамом Биттнера в перерывах на рекламу того же Биттнера. Мы привыкли прыгать с канала на канал, чтобы увидеть побольше чужой беды и смерти, услышать, не пропустить чужие стоны и лихие, остроумные комментарии к ним. Нам-то до этого что…

Но почему же так больно, так невыносимо больно вдруг узнать, что парень из соседнего дома погиб под Бамутом? Почему так нестерпимо стыдно смотреть в глаза отцу и матери, жены, ребёнка погибшего? Может быть, потому, что «Молчание при виде греха – это тоже стрельба по своим, только из оружия с глушителем», как написал майор Виктор Николаев, автор книги «Живый в помощи. Записки «афганца».

А разве мы с вами не сидим в тех же окопах – в окопах равнодушия и эгоизма? Мы вырыли их, чтобы спастись от имеющих большой радиус действия бомб-дефолтов, от мин замедленного действия, заложенных в системы центрального отопления, несущих разрушающий здоровье холод, от перекрёстного огня бытовых и материальных проблем… А от огня совести? Нет? Разве не от этого огня прячемся мы, погружаясь в СВОИ проблемы? В этих окопах полно атеистов.

Я любила повторять (за кем-то), когда мы жили в период «развитого социализма»: «Жить, видеть всё и не пить нельзя». Много позднее дошло, что пресловутый строй не при чём и поносимый век не при чём, что жизнь просто другой не бывает, если ВСЁ видеть. Ну не пить (что же делать, если к алкоголю стойкое отвращение) – ЖИТЬ нельзя, не разлагаясь от стыда и безысходности, если не веришь. Не в победу коммунизма, разумеется, – в Высший смысл, в абсолютное Добро, в конечную справедливость (пусть самую последнюю), в то, что всё наше несовершенство, зло и растерянность перед ним покроет Любовь, если человек сам её от себя не оттолкнёт. Зачем мы пихаемся, зачем так яростно сучим кулачками, изгоняя из своей жизни Бога?

Вера – это не вместо водки. Вера – живая вода, которая почему-то вдруг фонтаном начинает бить посреди пустыни в том месте, где от взрыва беды образовалась воронка, или тонкой струйкой пробивается из закатанного под асфальт душевной мерзости чистого родника. Это она, вера, даёт силы подняться и выйти из окопов жизни, распрямить спину и спокойно пойти туда, где смерти нет, точно зная, что тебе теперь не страшны никакие дефолты, бомбы, стихии, потому что есть Бог.

В окопах атеисты есть. Но познавшие в окопах Бога, в них не остаются. Они не прячут головы от жизни, они верят, что смерти нет для тех, кто выбрал для себя Любовь. И «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». Даже атеисты верят в это.

Ирина ДМИТРИЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *