Благодатный огонь в Якутске

Благодатный огонь
Авторы:

и


Со-бытие
Темы: , , , .
Мы уже успели привыкнуть к тому, что наши якутские паломники отправляются по святым местам, молятся там о земляках, о родной республике, привозят иконы, святыни, фотографии. А тогда, весной 2002 года у жителей Якутска впервые появилась фантастическая возможность увидеть своими глазами Благодатный Огонь, который каждый год много столетий подряд в Великую субботу под православную Пасху сходит на Гроб Господень в Иерусалиме. Тогда вообще впервые в истории паломники привезли на землю Саха святой Огонь, чудесным образом сошедший на ложе воскресшего Христа. 

Свидетели этого события – Геннадий Афанасьевич КАРБУШЕВ, прораб строительного комитета Якутской и Ленской епархии, его супруга Раиса Васильевна и Виктор Юрьевич ГРИГОРЬЕВ, электрик, – рассказали о своих впечатлениях редактору «Логоса» и радиожурналисту Татьяне Анатольевне СЕРДЦЕВОЙ.

 И.Д.: Как вы попали на Святую Землю? Где жили?

 Г.К.: Всё получилось по Промыслу Божию. Владыка Герман благословил, и обстоятельства как бы сами собой сложились.

 В.Г.: Жили мы в русском женском Горненском монастыре, в Иерусалиме. Спали четыре часа, ведь жизнь монастырская начинается в четыре утра, а заканчивается после полуночи.

 

Г.К.: Там созданы все условия не только для проживания, но и для духовного возрастания паломников. Гостиница, большая трапезная, храм, свой священник, много литературы. За каждой группой закрепляются гиды из монахинь. Они очень эрудированны, прекрасно знают и Старый, и Новый Завет, историю, сам город. В Иерусалиме что ни дом, что ни камень – святыня, исторический памятник.

Программа была насыщена не только экскурсиями. Часто проходили богослужения, молебны. Все мы по три-четыре раза исповедовались и причащались, в том числе в храме Воскресения Христова. Поэтому каждый из нас испытывал необыкновенный духовный подъём. Трудно выразить, какое действие оказывает на душу христианина прикосновение к таким святыням. Но апогеем всего было схождение Благодатного Огня и Пасхальные торжества.

И.Д.: Как вам удалось попасть в храм?

Г.К.: Так мы чуть не за сутки там были. Огонь всегда сходит в субботу днём, около часа, а мы зашли в храм Гроба Господня в пятницу вечером, пробыли там всю ночь и потом ждали до обеда. Вообще-то на ночь храм закрывается. Но они тоже понимают, что люди из такого далека приехали, и нас оставили в храме.

 И.Д.: Много вас было?

 Г.К.: Да, около тысячи человек. Кроме нас были паломники из Петропавловска-Камчатского, Магадана, Воркуты и, конечно, из Центральной России, а также православные из Греции и Румынии.

 И.Д.: Как же вы эту ночь провели?

 Якутяне в Иерусалиме

Г.К.: Промолились. Там же в храме столько святынь – и Голгофа, и Гроб Господень, и Камень Помазания, и много икон красивых, чудотворных. Камень Помазания, на котором тело Спасителя было подготовлено к погребению, покрыт миром благоухающим. Там такой аромат стоит непередаваемый, что кажется, дышал бы им вечность.

Рядом находится Голгофа – скала, на которой стояло три креста. Это как бы верхний храм, в глубине северной части которого высится Распятие. К лобному месту ведут 17 ступеней. Под престолом – отверстие в природной скале, где был водружён Крест Христов.

  В.Г.: Главное место – Гроб Господень – смертное ложе Воскресшего Христа. Мы туда много раз подходили. А ещё во время молебна мироточили две иконы, от мира остаются следы и необыкновенный запах на весь храм.

 Г.К.: Там переживания особые и молитвы особые, но трудно это даже объяснить, потому что у каждого – своё. Насколько человек духовно подготовлен, настолько он и переживает. Насколько готов вместить благодать, настолько она ему и даётся.

 Т.С.: А храм преогромный?

 Г.К.: Да, в период сошествия Огня в нём было несколько тысяч человек. Он круглой формы, под огромным куполом, внутри него находится центральный храм Воскресения Господня, принадлежащий православным грекам, а вокруг масса приделов, часовен, которыми владеют разные христианские церкви – коптская, армянская, католическая, сирийская и другие. Сам Гроб Господень находится в пещерке, которую покрывает часовня, называемая кувуклией.

 Т.С.: Вы, наверное, волновались, ведь это место, где Христос в плащанице погребальной лежал…

 благоданый огонь в храме

Г.К.: Когда представляешь, что вот это – тот самый камень, на котором лежал Иисус Христос, чувства переполняют. Люди молятся, плачут. Пасхальные традиции – особые. В предыдущие дни мы проследовали крестным ходом, возглавляемым Патриархом Иерусалимским Иринеем, по пути, которым шёл Спаситель к месту Своей казни. Видели, как перед храмом Гроба Господня Патриарх, по примеру Христа, омывал ноги всему священству. Наконец, стали свидетелями сошествия Благодатного Огня.

 И.Д.: И как всё это происходит?

 Г.К.: В Великую субботу перед сходом Благодатного Огня в Воскресенском греческом храме прошла служба. Наверное, более двух часов Патриарх Иерусалимский Ириней молился в алтаре.

 И.Д.: На каком языке?

 Г.К.: Все основные святые места в храме Гроба Господня принадлежат православным грекам. Поэтому служба идёт на греческом языке, но нам почти всё было понятно, мы ведь знаем богослужение. И пока греческий Патриарх молится в алтаре, по традиции, представители тех церквей, которые несколько в оппозиции находятся к православной, проверяют, нет ли огня в кувуклии.

 12_2005_3_8_klintsov

И.Д.: Католическое духовенство принимает в этом участие?

 Г.К.: Нет, они это событие стараются не замечать. Даже уходят, чтобы его не видеть. Их храм был в это время пустой, и его заняли паломники.

И вот после того, как проверяющие убеждаются, что в кувуклии все огни потушены, дверь в неё закрывается и запечатывается огромной восковой печатью, а Патриархи ставят на ней свои печати.

И.Д.: А что в это время происходит вокруг, в самом храме?

 Г.К.: В храме тоже все лампады и свечи были потушены. Часа за полтора до схождения Огня появились первые вспышки, как от фотоаппарата, только гигантские. Храм, наверное, метров пятьдесят-шестьдесят высотой, и вот под куполом и на стенах на огромной высоте стали видны голубоватые всполохи.

 Р.К.: Это похоже на северное сияние. Будто свет играет.

Г.К.: Постепенно всеобщее волнение нарастает. Вдруг среди множества скученного народа появляются сирийцы. Молодые люди сидят друг у друга на плечах, машут руками, хлопают в ладоши, бьют в барабаны, громко кричат, поют.

 12_2005_3_9_klintsov

И.Д.: Наверное, наших российских паломников это шокирует?

 Г.К.: Конечно, для нас такое поведение в храме кажется ненормальным. Но молодёжь поёт по-арабски: «Наша вера правая! Вера православная!» Это молитвы, распетые в духовном торжестве. В то время, когда Иерусалим находился под британским мандатом, английский губернатор запретил эти «дикарские» пляски. Патриарх молился два часа, но Огонь не появлялся. Он сошёл только тогда, когда впустили арабов, и они пропели хвалу Господу в своей экспрессивной восточной манере.

 И.Д.: Внешняя форма выражения Православия может быть разной, главное, чтобы была истинная вера?

 Г.К.: Да. И арабы со своими барабанами, криками и пением, оказывается, тоже необходимое условие того, чтобы сошёл Благодатный Огонь. Их не так уж много, причём они терпят от арабов-мусульман серьёзные гонения. Так вот, когда появилась арабская молодёжь, поднялся шум, гвалт, музыка зазвучала, и наступил тот момент, когда люди начали видеть нерукотворный Огонь.

И.Д.: Огонь сходит не только в кувуклии, но и в храме?

 Г.К.: Все видят схождение святого Огня по-разному. Кому как Господь открывает. Я стоял метрах в пятнадцати от входа в кувуклию, и вот над входом, на большой высоте (четыре-пять метров) примерно пятьдесят лампад висели гирляндой (чтобы затушить огонь, их специально опускали). И вдруг я увидел множество бело-голубых и красноватых искр, как бы наполнивших объёмное пространство. Облаком не назовёшь, словно клубок искр крутится. Воздух замерцал множеством мельчайших огоньков. То одна лампадка загорится и потухнет, то другая.

 Лампады в Храме Гроба Господня

И.Д.: Виктор Юрьевич, а вы что видели?

 В.Г.: Видел туманный непрозрачный световой луч. Он сходил сверху, с купола и был направлен прямо в алтарь греческого храма. Я стоял в Воскресенском храме далеко от кувуклии (в 30-40 метрах) и смотрел на лампадки. Отвернулся на одно мгновение, глянул, а они уже горят. Лампадки висели на очень большой высоте. У некоторых людей свечи начинали дымиться, а потом загорались. А сверкание было по всему храму. Молнии всё озаряли.

 Р.К.: Храм Гроба Господня с открытым стеклянным куполом – небо видно. Наверху – окна. Я видела луч, нисходящий через окно. И меня больше всего поразил этот луч. Такого на земле нет. Он как от реактивного самолета след, только ровный, очерченный. Всего было два луча. Один был направлен прямо на православный алтарь Воскресенского храма. И стоял до самого конца, пока мы не ушли. Я бы сказала «Божье око».

 Г.К.: Ближе к часу Иерусалимский Патриарх в сопровождении духовенства выходит из алтаря, и вся процессия направляется ко Гробу Господню. Святейшего Патриарха разоблачают, и он остаётся в одном белом хитоне (длинной рубашке); его осматривают священнослужители других конфессий. Только после этого снимают печать со входа в Гроб Господень, и в одной рубахе Патриарх входит в кувуклию. Двери за ним закрываются.

 И.Д.: Этот обряд связан с тем, что турки в древности православных подозревали в мошенничестве, насколько я знаю.

 Г.К.: Да, даже обыскивали раньше, чтобы убедиться, что у Патриарха нет с собой ни спичек, ни зажигалки. Войдя в кувуклию, он молится до тех пор, пока не сойдёт Благодатный Огонь.

 Лина Лахмостова

И.Д.: Как это происходит?

 Г.К.: На Гробе Господнем раскладывают кусочки ватки. После сошествия благодатной росы она даже пахнет по-особому. Её, как и кусочки печати раздают паломникам. Благодатный Огонь сходит по-разному: бывает – мелкими бусинками, которые голубым пламенем покрывают ватку, бывает – змейками, бывает – всполохами.

Говорят, бывало, до восьми часов продолжались молитвы. Но нынче святой Огонь сошёл в течение нескольких минут. Видимо, Патриарх Ириней настолько был угоден Богу, что мне показалось, как только он зашёл в часовню, сразу же в ней Огонь и вспыхнул. Огня ещё не было, но вся она уже была освещена.

Затем Патриарх зажёг от горящей голубым огнём ватки пучок из 33 свечей, по числу лет земной жизни Спасителя, и передал их молящимся из кувуклии через круглое окошечко.

Когда распахнулась дверь, в сасовне всё пылало, всё бело было внутри. В тот момент, когда Патриарх Ириней вышел из кувуклии, облако искр стало настолько плотным, что все лампадки вспыхнули и загорелись. Он начал подавать свои свечи людям. Молящиеся зажигали от них связки своих свечей. Пламя распространилось с молниеносной быстротой по всему храму – от свечи к свече. В несколько минут весь храм наполнился святым Огнем. Тысячи людей стояли вплотную и держали по два пучка свечей, горящих бело-голубым пламенем. Храм в такие минуты весь огнём горит, но пожара не было никогда.

 Т.С.: А правда, что Небесный Огонь не жжётся?

Благодтный огонь горит

 Г.К.: Совершенно не жжётся. Все стараются в этом убедиться: руками к нему прикасаются, лица купают, крестятся. Мужчины бороды свои палят, а они не палятся. Женщины к волосам Огонь подносят.

 В.Г.: Монахиня Ирина сказала, что Огонь не жжёт то время, за которое можно прочитать сорок раз «Господи, помилуй!»

 Г.К.: И тут началось всеобщее ликование. Люди благодарят Бога, свой восторг изливают. Радость такая, что невозможно передать.

 И.Д.: В Интернете сообщалось, что Армянский Патриарх попытался вырвать из рук Иерусалимского предстоятеля горящие свечи, чтобы первым раздать Огонь народу, и полиция выдворила его за пределы храма. Это правда?

Г.К.: Не знаю. По-моему, он не мог. Вообще, Армянская Церковь очень близка к православной, а Армянский Католикос – важнейшая фигура всех празднеств. Он постоянно следует за православным Патриархом и, хотя не подходит к Гробу Господню, остаётся в Пределе Ангела (первом по входе в кувуклию), откуда наблюдает за священнодейством Греческого Патриарха.

 И.Д.: История повторилась в виде фарса?

 Г.К.: Да. Однажды, во времена турецкого владычества в 1580 году христиане, принадлежавшие к Армянской церкви, подкупив власти, владевшие этой святыней, захотели, чтобы их первосвященник получил Благодатный Огонь. Они выгнали всех православных из храма. Патриарх Армянский очень долго и упорно молился, но Огонь не сходил. Зато снаружи, где стояли и молились греки, в том месте, где находился Православный Патриарх, прямо из каменной колонны храма вырвался Благодатный Огонь. Колонна, как бы распоротая огнём, обугленная, и поныне напоминает об этом событии. С тех пор больше никаких попыток получить Благодатный Огонь в нарушение традиции не было. Хотим мы этого или не хотим, но Огонь сходит только по молитвам православных христиан.

 И.Д.: А что вы чувствовали в тот момент?

Благодатный огонь в лампаде

Благодатный огонь в лампаде

 Р.К.: Мы, можно сказать, купались в благодати, в Божией любви. У Патриарха слёзы в глазах стояли.

 Г.К.: Говорят, что видение благодати, схождения Огня даётся маловерам. У кого вера есть, что ему показывать? А если веры мало, так сходи да посмотри – вот он, святой Огонь. Я себя верующим человеком считал, но у меня после этого всё в душе перевернулось. Думаю, у всех это внутреннее перерождение происходит – укрепляется вера. Ощущение такое, что Огонь, который не обжигает тело, жжёт сердце – радостью о Воскресшем Господе, о том православном братстве, в котором здесь и сейчас совершается наша Пасха. Сам Небесный Огонь подтверждает священную истинность православной веры. Каких доказательств нам ещё надо?

 И.Д.: И что же было потом?

 Г.К. А потом все понесли святой Огонь в свой дом, в свой храм.

 Т.С. Но как Вам удалось довезти Огонь до Якутска?

 Г.К. Лина Николаевна Лахмостова в Москве купила два специальных фонарика, в которых от ветра огонь не тушится. Мы их Благодатным Огнём подожгли. Через границу Огонь попал с помощью эконома Троице-Сергиевой Лавры. А из Москвы мы сами его везли. Это стало возможно благодаря поддержке генерального представителя Московского представительства Национальной авиакомпании «Саха-Авиа» Ивана Семёновича Гаврилова. Мы остались у него в кабинете, а Иван Семёнович понёс Огонь в самолёт, нужно ведь было согласие экипажа. Мы очень волновались, но командир корабля Николай Пастухов и старшая стюардесса Ирина Нагайцева тоже с пониманием отнеслись к нашей миссии. Очень бы хотелось всех их поблагодарить, весь экипаж и особенно Ивана Семёновича. Я прошёл на регистрацию, поднялся в самолёт, там, в первом салоне, меня ждал Благодатный Огонь.

Виктор Григорьев

Виктор Григорьев

Т.С.: Как же Вас встретили в Якутске?

 Г.К.: Отец Игорь Золотухин, церковнослужители и прихожане встретили Огонь в Преображенском храме. Все лампады были потушены. И вот батюшка говорит: «Зажигай». Я лампадочки зажёг, фонарик поставили рядом с аналоем, и священник с певчими отслужили молебен. Все мы помолились.

 И.Д.: Знаете, Вас ведь в храме ещё моя подруга встречала, Люба Циммер. Семь с половиной лет назад она уехала в Израиль. Всё это время тосковала. Как только денег насобирала, приехала на родину погостить. Утром пришла в храм, свечки поставила, помолилась и уже хотела уходить, а её остановили: «Подождите, сейчас Благодатный Огонь привезут». Она говорит: «Нет, ты представляешь, мне нужно было в Якутск из Израиля приехать, чтобы это чудо Божие увидеть. Почему так?» А потому что она человек светлый, а в Израиле у неё такой возможности не было.

 Г.К.: Да, неисповедимы пути Господни!

 И.Д.: В первый раз Благодатный Огонь попал в Якутию. Это же не может быть случайно?

 Г.К.: На этот вопрос мне трудно ответить. Потому Огонь Благодатным и называется, что он передаёт благодать – на паству, на край, на землю. Для Якутии это событие не должно пройти бесследно.

 Т.С.: Спаси Вас Господи, Геннадий Афанасьевич!

 Г.К.: Не меня надо благодарить, а нашего архиепископа, спонсоров (без них ничего не могло произойти) и компанию «Саха-Авиа». Люди от чистого сердца стремились помочь, поэтому, я думаю, всем, кто принимал участие в этой акции, воздастся добром.

Ирина ДМИТРИЕВА,
Татьяна СЕРДЦЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *