Диагноз: чудо

31_2012_3a_m
Авторы:


Самое главное, Спор-площадка
Темы: , , , , , , , , , , , , , , , , .

Право на аборт, контрацепция, искусственное оплодотворение, усыновление однополыми парами… На вопросы «Логоса» отвечает Роза Дмитриевна ФИЛИППОВА, директор Перинатального центра Республиканской больницы №1 – Национального центра медицины, доктор медицинских наук, зав. кафедрой акушерства и гинекологии Мединститута СВФУ.

Роза Дмитриевна ФИЛИППОВА

Роза Дмитриевна ФИЛИППОВА

– Известно, что бывший кандидат в президенты России Михаил Прохоров активно отстаивает право женщин на аборт. Согласны ли Вы с этой позицией?

Как врач, я считаю, что женщина сама вправе решать этот вопрос, в зависимости от состояния своего здоровья, а как человек, как мать, думаю, что никто не имеет права обрывать развивающуюся жизнь. Противоречие? Но мы, медики, в этом противоречии живём!

Понимаете, если лишить женщин возможности прерывать нежелательную беременность, то возникнет большая проблема криминальных абортов, а значит, появится угроза не только здоровью женскому – жизни! Я должна думать об этом. Разные ведь ситуации бывают. Иногда женщина планирует родить, а потом меняются обстоятельства и она вынуждена идти на прерывание беременности. Если ей не помочь в этот период, она может сделать с собой что угодно, чтобы избавиться от плода. И тут на одну чашу весов ложится жизнь женщины, а на другую – только зарождающегося человека. Конечно, всё равно это – жизнь! Но жизнь женщины для нас дороже. Мы, медики, вынуждены подобную позицию занимать. Хотя говорить так – кощунственно!

На те же вопросы отвечает священник Анатолий Астафьев, настоятель храма святителя Иннокентия г. Ленска, благочинный Ленского округа:

Описание изображения
На коленях перед каждой…

Аборт – всё равно детоубийство. Это я как акушер-гинеколог говорю. Мы сейчас занимаемся экстракорпоральным оплодотворением и видим своими глазами, как две клетки сливаются, как происходит зарождение новой жизни, как у плода появляются органы, ручки, ножки, формируется головка, глазки. Мы даже видим во время ультразвука, как ребёнок реагирует на те или иные вмешательства: он чувствует! Он маму чувствует, у него есть уже органы слуха и осязания. И вот это человеческое тельце при проведении медицинского аборта инструментами разрушается, вытаскивается по кусочкам! Страшно!

Кроме того, эта операция часто калечит и самих женщин, она проводится вслепую, поэтому может произойти повреждение матки, соседних органов, ранение мочевого пузыря, кровотечение… Очень большой процент воспалительных заболеваний, следствием которых часто является бесплодие. Но есть ещё один момент: после зачатия женский организм настраивается на беременность, изменяется его гормональный фон. Когда мы механически удаляем плодное яйцо, происходит резкий сброс всех гормонов – это большой стресс для организма. И воспалительные процессы, и гормональные сбои могут стать причиной бесплодия.

Аборт наносит ещё и психологическую травму. Женщины ведь всё равно думают о том, что сделали, переживают, и с возрастом всё острее, потому что лучше понимают, что совершили насилие над собой и собственным ребёнком. Со временем многие думают: моему ребёнку было бы сейчас столько-то лет, он уже закончил бы школу, поступил в институт. И эта память мучит их.

31_2012_2_Javiera-de-Aguirre

Аборт – ОЧЕНЬ тяжёлая процедура. Не только для женщины, в которой новая жизнь была зачата, но и для врача. Я, когда стала зрелой, когда сама родила, уже не могла делать аборты – по-человечески, психологически не могла, стала работать только в роддоме. Врачам тяжело идти на совершение аборта, но они вынуждены, такая профессия… Хотя мы лучше других понимаем, насколько это опасно и тяжело.

Есть высокоразвитые страны, в которых аборты запрещены, но там люди образованны, они могут предохраняться от нежелательной беременности. К сожалению, у нас в Российской Федерации с этим очень плохо: большинство не знает, как планировать беременность, в каком возрасте лучше рожать ребёнка, не знают о методах контрацепции.

– «Будь свободной и уверенной!» – призывает реклама контрацепции. Так ли всё однозначно?

– Думаю, это неправильное утверждение. Быть свободной от чего? Для чего себя от материнства освобождать? Чтобы сделать себе карьеру? Возможно… Но нельзя быть свободной от обязанностей, которые накладывает на нас сама природа! Ты родилась женщиной, значит, должна родить и воспитать детей, заботиться о своих ближних, быть продолжательницей рода, хранительницей домашнего очага. Всевышний так задумал! В этом наша радость, наше счастье.

Истинная женщина никогда не будет свободна от своего предназначения. Мы так устроены: даже если не можем родить, стремимся реализовать себя, заботясь о других. Потому что в нас заложен инстинкт материнства.

Главная задача женщины – родить ребёнка! Причём не одного! Я, как врач, утверждаю: должно быть минимум трое детей. Беременность и роды – это определённое биологическое состояние, когда происходят такие изменения в женском организме, которые несут ему благо. Конечно, при наличии заболевания беременность может быть тяжёлой. Но я всегда говорю: «Если здоровье позволяет, рожайте больше – и пять, и шесть, но трое – минимум!»

Это нужно не только для здоровья нашего организма, но и для создания полноценной семьи. Рожая одного ребёнка, мы его ущемляем: не имея братьев и сестёр, он вырастает одиноким, эгоистом. Необходимо, чтобы с детства у человека были обязанности перед близкими. Когда в семье много детей, они более ответственно относятся к жизни и друг к другу.

С возрастом понимаешь: когда есть родные – это очень большая помощь и утешение. Никакие друзья, коллеги, соратники не заменят родного по крови человека. Родной есть родной! Родственники от одного начала идут, и это такая связь – кровная, которой мы до конца не понимаем, но которая очень существенна.

Так что эта свобода эфемерная – свобода от предназначения, от полноты счастья!

Хотя, конечно, я контрацепцию не отвергаю. Женщина должна пользоваться ею в те моменты, когда зачать не позволяет здоровье, когда профессиональный, карьерный рост того требует. Лучше запланировать беременность, родить тогда, когда сможешь больше внимания уделить ребёнку, когда это будет соответствовать планам семейной жизни. Контрацепция должна быть. Она – защита от детоубийства. Некоторые женщины, к сожалению, регулируют количество детей в семье абортами, а это хуже всего.31_2012_2_4

– Есть средства, препятствующие зачатию, а есть – таблетки, которые принимаются в течение определённого времени после незащищённого секса, способного привести к беременности. Приемлем ли, по-Вашему, второй вариант?

– Человеческая жизнь зарождается, когда происходит слияние двух клеток. Но оплодотворённая яйцеклетка должна ещё внедриться в полость матки и там развиваться. А таблетки, которые принимаются после незащищённого полового акта, делают резкий сброс гормонов, и имплантации оплодотворённого яйца не происходит. Это всё же лучше, чем медицинский аборт. Но такие таблетки содержат очень высокие дозы гормонов, что с медицинской точки зрения крайне плохо для женщины. Однако, если философски подходить, это ещё и определённая разновидность прерывания беременности, пусть только-только зарождающейся.

– Часто на аборт женщину толкает мужчина, а расплачивается она одна! Или это не так?

– Проработав более 30 лет в акушерстве и гинекологии, я понимаю, что любое наше решение, любой поступок всё равно сказывается на последующей жизни. Если мужчина отказывается от ребёнка, это так или иначе отражается и на его семейных отношениях, и на отношениях с другими детьми, с другой женщиной. Его тоже может мучить память. Особенно если потом не складывается семья, не рождаются дети…

Мы все, так или иначе, расплачиваемся за свои поступки! Хотя женщины, конечно, страдают больше.

– В роддоме одной нашей многодетной прихожанке предложили перевязать маточные трубы. Имеют ли врачи моральное право на это?

– Думаю, имеют, поскольку это щадящий метод контрацепции. Иногда состояние здоровья матери таково, что ей трудно вынести следующую беременность. И чтобы ей не применять другие, более вредные методы или, не дай Бог, делать аборт, врач и предлагает этот способ предотвращения беременности. Женский век короток, у нас есть определённое возрастное окно, когда мы можем рожать живых, здоровых детей, с наименьшими потерями для своего здоровья: от 18 до 35 лет. После этого в организме появляется масса заболеваний. Клетки стареют, несут на себе груз всех тех проблем, которые порождают нарушение экологии, неправильное питание и т.д. Поэтому возрастает процент наследственных патологий, генетических болезней.

Если женщина здорова, пусть рожает! А если она родила шестерых детей и у неё появились серьёзные заболевания, зачем подвергать риску будущее потомство? Перевязка маточных труб никакого отрицательного влияния на женский организм не оказывает. Мы просто создаём сперматозоидам механическое препятствие, чтобы мать могла посвятить себя полностью воспитанию уже рождённых детей, не думать о контрацепции и не принимать гормональные таблетки.

Я понимаю, что по Закону Божьему любой ребёнок должен быть рождён, но мы – врачи и должны помогать людям сохранять здоровье. Медики не вправе выбирать – жить ли человеку, но должны предупредить женщину о высоком риске наследственной, хромосомной патологии. А она уже вправе выбирать.

31_2012_2_5

– Как Вы считаете, нужно ли стерилизовать алкоголичек, наркоманок, душевнобольных?

– Нельзя! Они такие же люди, как мы, только зависимые. К ним надо относиться, как к больным. Хотя у женщин такие заболевания лечатся очень трудно. Они беременеют, рожают и, к сожалению, оставляют детей в детском доме. У нас растёт число социальных сирот, не знающих материнской ласки. Однако это – недуг нашего общества, и государство обязано брать на себя заботу о таких семьях и их детях – лечить, реабилитировать, создавать рабочие места…

– Во время родов, если есть угроза жизни роженицы, у нас принято спасать мать, а не ребёнка. На Востоке часто наоборот. За чью жизнь надо бороться, с Вашей точки зрения?

– Медицина идёт вперёд, и мы стараемся не допускать таких ситуаций. Раньше –  да, выбирали жизнь матери. Сейчас спасаем обоих. Так что ставить этот вопрос в наше время уже некорректно. Мы выхаживаем совсем маленьких деток. Но иногда вынуждены идти на прерывание беременности, если стоит угроза жизни женщины. Выбираем жизнь матери, потому что ребёнок ещё нежизнеспособен.

– Беременность после изнасилования… Рожать?

– Очень сложный вопрос. Я думаю, многое зависит от самой женщины, от её характера. Здесь большая психологическая проблема: как она будет относиться к этому ребёнку? Есть женщины, которые могут простить и не перекладывать на безгрешное дитя вину за чужое преступление. Конечно, лучше родить, разве ребёнок виноват? Но ведь он станет постоянно напоминать о насилии, и не всякая мать сможет с этим жить. А ребёнку каково будет, если женщина не сможет его любить? Каким он вырастет? Здесь всё индивидуально.

– Искусственное оплодотворение – это благо?

– Для женщины, у которой нет возможности забеременеть естественным путём, – это большое благо. Вы не представляете, как страдают бесплодные, которые годами пытаются зачать ребёнка, и не получается! Это огромная психологическая травма! Мучается не только сама женщина, страдает муж, все родные, и в коллективе она чувствует свою ущербность. Для неё буквально всё становится напоминанием о том, что она не может родить. Такие женщины не могут смотреть передачи, в которых показывают детей, не могут слышать детский смех за стенкой, раздражаются, если ребёнок бегает наверху, увидели беременную – слёзы: «Почему не я?»…

А когда, благодаря экстракорпоральному оплодотворению, даёшь бесплодной паре радость материнства и отцовства – это благо. Я всегда говорю: беременность – счастье! Бог вселяет в женщину жизнь, и она должна только радоваться. Мы неправильно воспитаны, к сожалению. Молодёжь воспринимает беременность как последствие секса, а не как ниспосланную Богом благодать. Жизнь зародилась – это же чудо! Человек его повторить не может! Учёные придумали искусственное сердце, лёгкие, глаз, но новую жизнь невозможно произвести.

Мы, конечно, стараемся помочь бесплодным женщинам, но всегда говорим: «Если вам свыше будет суждено родить ребёнка, он обязательно появится на свет!» Всё в руках Божиих! С годами всё больше и больше веришь в те силы, которые сильнее нас, врачей, и которые помогают нам в определённой мере. А мы лишь помогаем Всевышнему. Поэтому и убеждаем наших женщин верить, что у них родится ребёнок, и эта вера настраивает эмоциональный и гормональный фон, необходимый для того, чтобы возникла беременность. Мы делаем всё, чтобы им помочь.

Те женщины, которые долго не могут зачать, настолько остро это переживают, что для них любой ребёнок становится радостью. Мы предупреждаем, что могут быть аномалии в развитии плода, что ребёнок, который при рождении весит меньше килограмма, будет инвалидом, а они говорят: «Мне любого ребёночка, лишь бы был».

И любовь делает порой большее, чем медицина. Мать занимается своим малышом, реабилитирует, и ребёнок начинает вовремя говорить, идёт в школу, а порой и опережает сверстников. Многое можно восполнить своей любовью. Женщина, которая так долго ждала своё дитя, делает всё возможное, чтобы ребёнок не чувствовал себя больным. И, как правило, они могут себе это позволить, поскольку есть такая закономерность: почему-то необеспеченные беременеют без проблем, а у людей состоятельных часто возникают с этим большие трудности. Наверное, Бог что-то даёт, а что-то отнимает. Если у человека есть благосостояние, он ущемляется в чём-то другом.

31_2012_2_2

– Усыновление, по-Вашему, больше решает проблемы родителей или детей?

– И тех, и других! Я уже говорила, что чаще всего бесплодные пары – это обеспеченные люди, но у них есть ещё и море нерастраченной любви, физические силы. Они ребёнку могут дать очень много! То, чего он не получит ни в одном, даже самом хорошем, детском доме. Каким бы государство ни было щедрым, оно не может дать любви, не может заменить папу с мамой! И для родителей это хорошо, потому что нереализованная потребность в материнстве и отцовстве выливается в другие проблемы – заболевания сердечно-сосудистой, нервной системы и т.д.

Экстракорпоральное оплодотворение не всем показано – это же большая нагрузка на организм. Женщина вынуждена принимать большое количество гормонов, и потом, все эти процедуры – и морально, и физически – очень тяжёлые. Не все по состоянию здоровья могут выносить беременность, и когда наши методы лечения бесплодного брака не помогают, мы советуем взять ребёнка на воспитание. У нас такие семьи были.

Лет через пять счастливые родители приходят к нам и говорят: «Смотрите: у сына мои глаза, нос!» Дети перенимают всё у своих родителей, всё копируют – взгляд, привычки, становятся похожи на маму и папу, которые вкладывают в них всю свою любовь. Бесплодная пара так реализует свои родительские чувства. Я думаю, это тоже благо.

– Сиротство или усыновление однополыми партнёрами, как это практикуется на Западе… Что бы Вы выбрали для ребёнка?

– Я отрицаю однополые семьи категорически. Новую жизнь сотворяют мужчина и женщина. И воспитывать детей они должны вместе – мама и папа. Я не понимаю молодых девушек, которые изначально идут на то, чтобы родить без отца. Семья, по возможности, должна быть полной. Во всяком случае, ребёнку необходимо общаться с отцом или с дедом, или с мужчиной, который заменит отца. Но лучше детский дом, чем однополые семьи. Нельзя идти против природы. В детском доме работают хорошие люди. Они всё, что возможно, детям дают. Не может быть полноценной однополой семьи, с моей точки зрения.

Природа женская и мужская очень разные. Понимаешь это, к сожалению, очень поздно. В молодости хранительница очага часто пытается перевоспитать мужчину, а они такие, какие есть, – ДРУГИЕ.

По идее, женщина должна быть матерью и заниматься воспитанием детей, а мужчина – содержать семью. Вот тогда у нас всё было бы хорошо. Мы же детей бросаем, их воспитывает телевизор, компьютер, улица, а потом пожинаем плоды. Удивляемся, почему молодые люди равнодушные? А потому, что они недополучили материнской ласки в детстве…

– Нужен ли священник в роддоме? А в абортарии?

– Нужен! В абортарии даже больше. Потому что туда женщины идут не от простой жизненной ситуации. Может быть, поговорив со священнослужителем, кто-то изменит своё решение. К сожалению, у врачей часто просто нет времени для того, чтобы поговорить со своими пациентками по душам. Но те, которых я отговорила от медицинского аборта, мне потом только спасибо сказали.

Там нужен человек, который найдёт путь к душе женщины, попытается вникнуть в её ситуацию, уберечь от этого шага. Нам и психологи нужны. Почему женщина идёт на аборт? Она не верит в себя, в свои возможности, в то, что сможет дать ребёнку всё необходимое, или находится в каком-то психологическом конфликте, например, её бросил молодой человек, или у неё нет средств, как ей кажется. Часто ей просто высказаться, выплакаться надо, и, выслушав добрый совет, почувствовав участие, она захочет сохранить ребёнка. Ведь бывает такое, что рядом близкого человека нет. Мы должны бороться за каждую жизнь.

Работая в роддоме, особенно понимаешь, какое это чудо, какое счастье – рождение человека!

 

Подготовила Ирина ДМИТРИЕВА

2 комментария

  1. Очень интересная статья! Роза Дмитриевна мудро и трезво отвечает на вопросы. Рада, что у нас такие хорошие врачи.

    • И правда, София! Тем более, что отнюдь не все коллеги Розы Дмитриевны нас так поддержали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *