Красота – это страшная сила!

9_2004_1_m_shemetov
Авторы:


Прямая речь, Самое главное
Темы: , , , , , , , , .

Подарок или проклятие?

Помните сакраментальную фразочку из фильма «Весна»: «Красота – это страшная сила!»? С каким чувством произносит её, примеряя шляпку, великолепная (но совсем не вписывающаяся в каноны красоты) Фаина Раневская! Сколько видим эту сцену, столько смеёмся. И всё почему? Потому что бедная домработница не так хороша, как хозяйка? А если бы эту фразу Любовь Орлова, скажем, произнесла? Или Настасья Филипповна из «Идиота»… Или Елена Прекрасная, из-за которой Троянская война… Сколько же из-за этой самой красоты войн случилось на нашей земле, может, и кухонных, но не менее жарких и страшных по своим последствиям!

Да и самим красавицам – «мисскам» и «полумисскам» (так называла себя моя знакомая победительница конкурса красоты), ТОПающим моделям – что-то не больно комфортно. Не спасла красота нашу первую мисс (рванувшую в США) от депрессии и необходимости лечиться у психиатров. А другую красота не уберегла от пули киллера, «разбиравшегося» с её партнёром (не сказать же: «с любимым»), криминальным авторитетом. А третьей красавице, если помните, из ревности плеснули кислотой прямо в лицо и лишили её не только красоты, но и здоровья. Четвёртая впала в кому после попытки поддержать привлекательность оперативным путём. Несть им числа – тем, о ком мудрая пословица гласит: «Не родись красивой, а родись счастливой!»

Вот и отец Артемий Владимиров всё о том же: «Нам, священникам, изучающим жизнь во всех её проявлениях, известно, что красота – это такой же крест, как и внешнее неблагообразие. И, может быть, более тяжёлый, чем внешность обыденная, ничем к себе не привлекающая… Прежде всего, это испытание для самого человека, ибо миловидной лицом девушке гораздо труднее стяжать «душу живу», нежели обладательнице неяркой внешности. Сильно обольщение века сего – постоянно чувствуя взоры, устремлённые на себя, будучи предметом затаённых воздыханий и явного восхищения, красавица первого или второго разряда поневоле свыкается с той властью, силой обаянья, которая служит приманкой для падших душ».

Святой Димитрий Прилуцкий

Святой Димитрий Прилуцкий

Но красивым мужчинам не легче. Святой Димитрий Прилуцкий, например, был настолько красив, что ему приходилось закрывать лицо куском ткани, дабы не вводить в искушение случайно заходивших в монастырь женщин.

Я это вижу, а крокодил нет!

Почему же тогда большинству из нас так хочется быть красивыми?.. Зачем вся эта косметика, лифтинги, ботаксы, пластика? Каждый день во всех концах земли врезаются в здоровую плоть хирургические скальпели, чтобы явить миру «самую обворожительную попку» Дженифер Лопес, «поразительно истончившийся носик» Николь Кидман или подтянутый живот Бена Аффлека. «Но то Голливуд – жестокий мир, где своих героев встречают не только по лицу, но и, извините, по ягодицам», – замечает одна журналистка.

А у нас? Пожалуй, «звёзды» российской эстрады и шоу-бизнеса в этом (!) своим западным коллегам не уступают. Что ж… Красоты хотелось всем и всегда, сегодня только возможности новые появились.

Но почему мы вообще способны отличать красивое от безобразного? Откуда у нас, людей, любовь к красоте, потребность в прекрасном? Можете вы представить собачку, любующуюся закатом, или лошадь, упоённо внимающую звукам скрипки, или свинку, прихорашивающуюся перед зеркалом? Какой-то зародыш эстетического чувства у животных, очевидно, есть, только стихи они не пишут и красивы без каких бы то ни было усилий со своей стороны. Вот бабочка распахнула крылья – что это? Чудо! Случайно, в процессе эволюции сложившиеся клеточки? Но почему ТАК – прекрасно? И почему я это ВИЖУ, а крокодил – нет?

Иеромонах Серафим (Рошка) из Мирного как-то рассказал мне: «Однажды, придя из школы, я объявил отцу, что учительница нам всё объяснила: «Бога нет». Тогда папа взял со стола будильник, развинтил его, высыпал детали в таз и сказал: «Потряси его, пусть винтики соберутся так, чтобы получились часы». Будущий монах тазик трясти не стал, понял, что СЛУЧАЙНО что-то, подобным же образом сложно устроенное, получиться не может. А красивое?

Красивая невеста, цветы, счастье, красота

Фото Валерия Баева

Человек творит красоту, зарифмовывая слова, подбирая звуки и краски, но САМ он, творец, при этом – случайный продукт естественного отбора? Дело ведь не в том, что теория эволюции вовсе не противоречит Библии (и среди мирян, и среди священнослужителей есть эволюционисты). Нравится нам или нет, мы генетически связаны с обезьянами – это научный факт. Только что он объясняет? И как противоречит той простой идее, что мир наш создал Художник Изрядный (так именуется Бог в молитве, которую произносят во время Таинства Крещения), Творец неба и земли, с абсолютным вкусом и слухом, чувством формы и цвета? «И увидел Бог, что это хорошо», – любуется Создатель Своим творением. С этого начинается Священное Писание, утверждая, что всякая красота земная есть только продолжение Божественной.

Какой стишок прочесть террористам?

Есть такой миф гуманистический, в который почему-то многие склонны верить, несмотря на то, что действительность его постоянно опровергает. Считается, что если человек способен любить искусство, он не совершит ничего дурного: станем учить детей танцам и поэзии, водить в художественные музеи, и из них вырастут добрые люди…

Но вспомните, каким любителем изящного слыл знаменитый тиран император Нерон, Адольф Гитлер – несостоявшийся художник – обожал музыку Вагнера, не чужд искусству был и господин Ульянов, автор первых в России концлагерей. Примеров много.

Один студент Якутского университета, отвечая на вопрос нашей анкеты, заметил: «Пока красота будет спасать мир, уроды её погубят». Замечательный русский философ Семён Франк писал: «Так называемый культурный человек обнаружил себя неслыханно жестоким, морально слепым дикарём, культурность которого выразилась только в одном – в изысканности и усовершенствовании средств истязаний и убийства ближних».

Скажите, какую картину нужно было показать террористам, взявшим в заложники детей в Беслане, какую симфонию дать прослушать, какое стихотворение прочитать, чтобы они расхотели убивать детей? Это иллюзия, самообман: искусство, культура не может спасти человека. Культура может подвести человека к тому пути, на котором возможно спасение, а может и увести от него.

Впрочем, и на ведущем к погибели пути можно повторять, как заклинание, ставшую крылатой фразу из романа «Идиот» Фёдора Достоевского – если не понимаешь, что же на самом деле имел в виду писатель.

Гуманитарное студенчество – дурные «спасатели»

А.В. Соколов из Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов провёл на эту тему целое исследование: «Спасёт ли красота мир? (некоторые итоги изучения ценностных ориентаций постсоветского гуманитарного студенчества)». Он пришёл к наивному выводу, что решающая роль в преодолении экологического кризиса и угроз глобализма, вызванных разгулом аморального эгоизма, принадлежит гуманитарной интеллигенции.

Фото Сергея Долгих

Фото Сергея Долгих

Однако некоторые факты из его работы представляются заслуживающими внимания. Исследование в ряде петербургских вузов выявило, что активными альтруистами являются 10–15% студенчества; эгоцентристами – носителями рыночной психологии – 40–45%; конформистами – исполнителями – 45–50%. Для массы студентов характерны: религиозная индифферентность и дезориентация, пониженная этическая требовательность, слабая гуманитарная подготовка.

«Наши опросы показали, – пишет Соколов, – что в массе своей постсоветские студенты не очень увлечены духовными ценностями: непостижимым образом получилось так, что художественная литература не входит в их культурный кругозор в качестве приоритета (менее 5% постоянно читают толстые литературно-художественные журналы; одна десятая часть вообще ограничивается чтением только книг, рекомендованных преподавателями); из видов искусства предпочтение отдаётся музыке (37% неплохо в ней разбирается); четверть студентов относит себя к заядлым театралам; 12% посещает кинопремьеры и фестивали… Неудивительно, что студенческой массе не хватает критического мышления и художественного вкуса, даже простой начитанности; её знания мозаичны и поверхностны».

Свят! Свят! Свят! Можно ли рассчитывать на таких спасителей? «Красота должна спасти мир, но спасение нам не гарантировано», – к такому странному выводу приходит автор. А всё отчего? Оттого, что упустил самое важное. Мне кажется, к сути дела подошёл другой студент ЯГУ, который на вопрос нашей анкеты ответил вопросом: «Только вот от чего?..»

Что имел в виду Достоевский

От чего надо спасаться? Кажется, понятно – от зла и безобразия. Разве не все религии об этом? Да и безрелигиозная интуиция о красоте вроде бы всё та же. Но философ и богослов протодиакон Андрей Кураев постоянно подчёркивает, что если мы хотим понять суть той или иной религии, надо спрашивать не об этических заповедях (в таком случае трудно усмотреть разницу даже между атеизмом и христианством). Есть четыре вопроса, которые определяют лицо любой веры и конфессии, подчёркивает отец Андрей: что есть спасение? от чего спасается человек? что подлежит спасению? как совершается спасение?

Гилберт Честертон однажды подметил: вопреки убеждению, что все религии учат добру и любви, едины в своей духовной глубине и лишь в обрядах немного отличаются друг от друга, они, напротив, чрезвычайно похожи в своих обрядах и разительно непохожи в основах вероучений.

Давайте посмотрим, о чём же на самом деле говорил Достоевский. Ну, во-первых, писатель-христианин знал, что земная история кончится приходом антихриста и Страшным судом. Он верил в Воскресение «реальное, буквальное, личное», то есть в спасение от предельного зла – смерти. «Высшая идея на земле лишь одна, а именно – идея о бессмертии души человеческой…» По Достоевскому, только развитие, ведущее к Царству Божию и вечной совершенной жизни в нём, придаёт смысл всем земным страданиям и бедствиям человека.

Красота храма

Во-вторых, необходимо опровергнуть тезис господина Соколова, который почему-то утверждает, что великий писатель видел торжество Красоты в абсолютном альтруизме. Отнюдь, красота по Достоевскому – это вовсе не «гуманизм, гуманность, гуманитарность».

В записной тетради Фёдора Михайловича есть строчки: «Христос – 1) красота, 2) нет лучше, 3) если так, то чудо, вот и вся вера…» «Дух Святый, – пишет Достоевский в заметках к «Бесам», – есть непосредственное понимание красоты, пророческое сознание гармонии, а стало быть, неуклонное стремление к ней».

Стяжание Духа Святаго – это главная цель именно и ТОЛЬКО христианства. Причём Апостол Иоанн предупреждает: «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире» (1 Ин. 4, 1-3).

Очень важно понять, что Христос для Достоевского – это не просто абсолютный идеал. Спаситель становится главой Церкви, которая является центром Божественного плана спасения: «Зло эгоистического себялюбия так проникает всю природу падшего человека, что для избавления от него недостаточно иметь перед собою пример жизни Иисуса Христа; нужна ещё такая тесная связь природы Христа и мира, чтобы благодатная сила Христа сочеталась с силою человека, свободно и любовно стремящегося к добру, и совместно с ним осуществляла преображение человека… поэтому Второе Лицо св. Троицы, Логос, для благодатного сотрудничества с миром воплотился, усвоив себе человеческую природу…» «Христос и приходил за тем, чтобы человечество узнало, что природа духа человеческого может явиться в таком небесном блеске и во плоти, а не в одной только мечте и идеале. Последователи Христа, обоготворившие эту просиявшую плоть, засвидетельствовали в жесточайших муках, какое счастье носить в себе эту плоть, подражать совершенству этого образа и веровать в Него во плоти», – пишет человек, который причащается Плоти и Крови Христовой.

Но есть ещё один вопрос. Если храм для православных – это стены, выстроенные вокруг Таинства Причастия, то зачем нужно их так украшать? К чему тратить деньги на золотые купола, церковную утварь, одежды священнослужителей, иконы, пышные обряды и т.д.?

Красотой мы молимся Богу

А «мы ведь красотой воздаём Богу, красотой молимся, красотой жертвуем Господу», – говорит известный историк Н.Н. Лисовой.

президент Якутии в храме

Есть мудрые слова философа С.Н. Булгакова: «Все гонители традиционного обряда не замечают, что в действительности они вводят только… новый обряд; так квакеры, отвергавшие всякую внешность молитвы, фактически вводили ритуал голых стен молельни и «молчаливые митинги»; так протестантизм, подняв дерзновенную руку на вековой и эстетически прекрасный католический обряд, только заменил его другим, бедным и сухим, прозаичным обрядом, в пределах которого, однако, возможно быть старообрядцем нисколько не меньше, чем при самом широком ритуале; так наши сектанты божественную красоту православной литургики заменяют скучными и бездарными «псалмами», сухим протестантским обрядом».

Но есть ещё свидетельство жизни. Красота храма, икон, богослужения часто приводит людей к Богу. Так случилось, как свидетельствует «Повесть временных лет», с послами равноапостольного князя Владимира, которые, вернувшись из Константинополя, уверяли его, что во время литургии в храме святой Софии они не знали, где находились: на земле или на небе – настолько это было прекрасно. Так случилось с академиком Раушенбахом, который пришёл ко Христу через икону: пытаясь понять, почему иконописцы используют обратную перспективу, он открыл для себя внеземное измерение. Так случилось с Валентиной Романовой, одной из первых якуток, получивших благословение писать иконы; она рассказала (читайте подробнее в рубрике «Блиц»): «Когда я первый раз в храм пришла, для меня это был такой восторг! Сердце пело. Такую радость ощутила во время богослужения… Я Божию благодать через Божию красоту почувствовала».

«Красота, спасающая мир, – это красота небесного, понуждающая человека приводить свой собственный микрокосм в соответствие с распорядком Божественного космоса (слово «космос» в греческой культуре означало и порядок, и красоту, и гармонию)», – говорит искусствовед Г. Колпакова.

Господь ведёт нас к Себе, то есть спасает, по-разному. Иконописец Александр Белашов обращает внимание, что «на иконе «Неопалимая купина» вокруг Господа и Богородицы изображаются ангелы, которые человеку не дают упасть в геенну огненную, в ад. Есть, например, ангел, который подаёт чашу горестей и страданий, – когда человек нравственно, духовно расслабляется в жизни, ему через ангела даются страдания, чтобы он сумел вспомнить о Боге, внутренне собрался. Есть и другие, в числе их – ангел с зеркалом. Что это за ангел? Он изображает красоту Божиего создания в воспоминаниях будущего века – как в зеркале. Когда человеческая душа видит прекрасное, она представляет себе рай, восхищается, стремится к Богу… Часто представляется, что духовная жизнь – это что-то ужасное, непрерывная мука. На самом деле она сопряжена с созерцанием подлинной красоты».

Икона "Неопалимая купина"

Икона «Неопалимая купина»

Дай Бог, чтобы людей, умеющих видеть и слышать прекрасное, стало больше среди молодых, чтобы не пришлось им идти скорбным путём. Надо помнить, что ничто нечистое в Небесный Иерусалим не войдёт. Красив ты телом или нет, душа твоя должна быть ярче лучей солнечных – так говорят святые отцы. И Достоевский. Как будто для нас после какого-то бала он записал в своём дневнике: «Беда ваша в том, что вы сами не знаете, как вы прекрасны! Знаете ли, что даже каждый из вас, если б только хотел, то сейчас бы смог осчастливить всех?..»

Ирина ДМИТРИЕВА

На заставке фото Леонида Шеметова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *