«Искатели Бога»

30_2012_1_m
Авторы:


Прямая речь, Самое главное
Темы: , , , , , , , , , , , , , , .

Все мы – верующие

Студент-«платник» далеко не престижного (мягко говоря) вуза с пренебрежением высказывается о религиозности выступающих перед ним на конференции верующих кандидатов и докторов наук… И что мне ему сказать? «Ушам своим не верю?»

Вера… А что это, собственно? Настолько же присущее человеческой природе свойство, как мышление, любовь и надежда? Тогда почему именно веру всё время противопоставляют разуму и науке? Никто не сравнивает таблицу умножения и способность любить, или надежду и теорию вероятности, тогда как вера противопоставляется научному знанию постоянно. Казалось бы, очевидно, что без веры в собственные способности, в свою интуицию, в принципиальную познаваемость мира, в конце концов, наука вообще невозможна. Без веры неосуществимо никакое познание. Не только научное. Сама жизнь невозможна! Но нет…

Объясняют свою упёртость тем, что вера – внутренняя субъективная уверенность, не нуждающаяся в доказательствах, тогда как наука на системе доказательств, на возможности верификации, на логике строится. И в обычной жизни мы ничего не принимаем на веру, без предварительной фактической или логической проверки, а доказать Бога ещё никому не удалось. Казалось бы, всё правильно… Но разве?

Человек ЗНАЕТ, что может в любой момент смертельно заболеть, попасть в аварию, сгинуть в развалинах разрушенного землетрясением дома, подвергнуться нападению хулиганов и т.д., но, вопреки здравому смыслу, верит в себя. Он зарабатывает кучу денег, добивается высокого положения в обществе, популярности, а потом ему ставят диагноз «рак»… Это видят миллиарды людей, но упрямо продолжают верить в собственные силы. Где логика?

Или другой пример. Казалось бы, кровавая история XIX и XX веков уже ни у кого не должна была бы оставить иллюзий по поводу утопических идей построения справедливого мира, всеобщего равенства и поголовного братства на земле, тем не менее, коммунистические лозунги не только живут, но привлекают всё новых и новых сторонников.

Мы верим! Верим, вот именно что своим ушам и глазам, верим в приметы, гадания, общественный прогресс, «волшебную силу искусства», научные гипотезы, идеологические доктрины, верим авторитетам, снам, новостям, прогнозам погоды… И постоянно обманываемся. Мы ошибаемся, разочаровываемся, заблуждаемся, и даже когда об этом порой узнаём, всё равно, вопреки здравому смыслу, не перестаём верить – клятвам неверных супругов, обещаниям лживых политиков, посулам экстрасенсов, да мало ли…

Тогда почему человек требует доказательств существования Бога (часто от Него самого), если доказать Его отсутствие в принципе невозможно (во всяком случае до сих пор это ещё никому не удалось). И в то же время сами учёные, даже великие, верят в Творца.

30_2012_1_2

Конечно, верить показаниям термометра, заверениям донжуана, аргументам в пользу теории эволюции или, напротив, креационизма, верить в светлое будущее человечества или загробную жизнь – не одно и то же. И дело не в том, что «умный» студент, в отличие от «глупых» преподавателей, верит в то, что можно потрогать руками, проверить на опыте. В конце концов, не только религия имеет дело с чем-то сверхчувственным, с чем-то, непосредственному восприятию органов человеческих чувств не доступным.

Но не будем вдаваться в философию, признаем только очевидный факт: вера – удел отнюдь не только невежественных, глупых, выживших из ума старух и слабых неудачников, нуждающихся в утешении. Ну просто надо же хотя бы иногда верить глазам! Более того, один и тот же человек в разное время своей жизни может верить в Бога, а может веровать в его отсутствие. И эта последняя вера бывает столь фанатичной, что ради неё приносятся великие жертвы – порой, человеческие.

 

Между крайностями 

А.П. Чехов писал: «Между “есть Бог” и “нет Бога” лежит громадное поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец. Русский же человек знает какую-нибудь одну из двух этих крайностей, середина же между ними ему неинтересна, и он обыкновенно не знает ничего или очень мало».

Увы, это так. Не знает и не желает знать, вот что печально. Но разве только русский? Да вы почитайте Евангелие! Спаситель кого в неверии и маловерии упрекает постоянно? Своих земляков! По неверию их Христос не совершил в отечестве своём многих чудес (Мф. 13, 57-58). Господь просто «дивился неверию их» (Мр. 6, 6). Более того, Он постоянно упрекал в неверии и маловерии своих ближайших учеников: «Но есть из вас некоторые неверующие» (Ин. 6, 64). «Что вы так боязливы, маловерные?» (Мф. 8, 26)…

Что же мешает нам поверить?

Способность к вере, по моему глубокому убеждению, как и любая другая, распределяется между людьми в разной мере. Есть гении веры, есть те, кто талантлив, способен более или менее, есть… бездари. Любой преподаватель музыки скажет вам, что даже, казалось бы, напрочь отсутствующие природные способности (слух, например) можно развить. Конечно, из ребёнка, которому медведь на ухо наступил, никогда не получится Моцарт, но открыть перед ним прекрасный мир музыки, научить слышать её и, возможно, даже самому музицировать – задача вполне реальная. То же самое с верой.

Многим (как мне) вера даётся с великим трудом: даже научившись слышать мелодию, они никак не могут точно её воспроизвести – перевирают. Наверное, о таких апостол сказал: «Вера от слышания, а слышание от слова Божия» (Рим. 10, 17). С другой стороны, кто сегодня на земле не слышал об Иисусе Христе? И что?

Но разве можно убедить верить? Объяснить Бога? Нет.

Отношения каждого человека с Господом – тайна. И мы не можем ни постичь её, ни отменить. Современный богослов, протодиакон Андрей Кураев, пишет: «Если вера христианская – благодатная, значит, в ней есть нечто, что не может быть произведено в человеческом мире и человеческими усилиями. «Закон ничего не довел до совершенства» (Евр. 7, 19) и никого. В мир благодати не может ввести ни честное исполнение законов научного мышления, ни совестная жизнь, ни жизненная воздержанность и аскетизм. Благодать не там, где честные и хорошие люди. Благодать там, где благодать. Она может войти в сердце, приуготовленное очищением и мудростью, а может посетить «изверга». Но «может» не значит «должна».

И всё же трудно представить, чтобы Господь остался равнодушным к искреннему поиску если не веры, то Истины, то есть Его Самого. Чаще всего верой вознаграждается тот, кто ищет Бога. Господь всегда выходит навстречу тому, кто желает пройти по этому полю сомнений.

Всё, что мы, христиане, можем и должны сделать, это рассказать правду о своей вере, разрушить ошибочные представления о Христе и Его Церкви, помочь избавиться от ложных верований относительно нашей веры. Мы можем рассеять некоторые сомнения и снять ложные ожидания, чтобы не было у окружающих нас людей несправедливых и напрасных претензий и разочарований. Мы можем помочь людям поверить в то, что можно проверить – по справочнику или на опыте. Мы можем попытаться поколебать их веру в собственное неверие.

И первое, что хотелось бы сделать, это разоблачить миф о том, что вера несовместима с сомнением. Страшно увязнуть в сомнениях, превратить их в особый род религии – сомневающийся, по словам апостола Иакова, «подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой» (Иак. 1, 6), – но я совершенно соглашусь с философом  И.А. Ильиным: «…Вера, прошедшая через религиозное сомнение, приобретает крепость несомненности после сомнения: она становится насыщенной удостоверением и приобщается к религиозному покою и религиозному равновесию достигшего духа. Такая вера не страшится ни слова, ни спора, ни критики, ни упрёка в «субъективизме», ибо она, пройдя путь предметного искания и нахождения, искусилась и в опыте и в «методе». И потому она встречает критику спокойным и благожелательным предложением: «Испытуем же Предмет ещё раз совместно!».

Мне хотелось бы призвать каждого, кто считает себя атеистом, язычником, православным, баптистом и т.д., сделать это – испытать предмет собственной веры, подвергнуть её сомнениям, спросить себя: а действительно ли я верю так? во что именно я верю? и почему? как моя вера согласуется с той, к которой я её отношу? Ну например, часто люди, называющие себя христианами, верят в свои выдумки о Христе, а вовсе не в того реального Спасителя, который предстаёт перед нами в Евангелии.

30_2012_1_3

Большинство, заметьте, апеллирует вовсе не к аргументам, а к взглядам на мир, характерным для их культуры или социальной среды. Например, у нас, в Якутии, многие уверены (то есть имеют такую веру), что язычество – это религия народов Севера, а православие – русских. И людям неважно, что эта их вера, эти их убеждения не соответствуют действительности: все народы мира (за исключением одного) в духовном детстве своём были язычниками, многие саха искренне и глубоко приняли православие, и не все русские – христиане в силу одной лишь религиозной традиции. Однако, вопреки реальности, вопреки фактам, вера в «религиозное распределение между нациями» живёт. Но дело даже не в шаткости и зыбкости её оснований.

Я вообще не стала бы называть подобный род религиозной самоидентификации верой. Я сказала бы, что это неосознанное согласие, внутренний договор человека с собой и обществом о том, что он «верит»» именно так, как это ПРИНЯТО в его окружении. Да, и язычники такие есть, и «православные», и атеисты – не по убеждению, а по традиции, но мы же не будем об этих играх говорить, правда?

Лучше спросим себя, что мешает разделить людям нашу веру? И окажется, что часто – мы сами. Мы и их ложные ожидания по поводу нас и нашего Бога.

 

«Ожидание шоколада» 

Непонятно, на чём основана вера людей в то, что христиане должны быть святыми и непорочными, если Господь призывает к Себе вовсе не праведников, а грешников, которые (и это очень важно!) захотели стать праведниками. Наш Бог никогда и нигде не обещал, что все, уверовавшие в Него, вдруг по волшебству превратятся в ангелов.

Подумайте сами, разве для того, чтобы стать великим певцом, достаточно одного желания? Путь к большой сцене бывает долог, труден, полон падений и искушений. И даже знаменитые оперные дивы не застрахованы от провалов. Это понятно? Почему же так трудно постигнуть, что спасение от грехов и исправление даётся нам, христианам, тяжко и медленно?

Да, конечно, – и это ещё одно ложное ожидание, – Бог мог бы «автоматом», во время Крещения, делать нас «правильными», но это означало бы, что Он лишил Своё творение свободы, а значит, способности любить. Кто-то хочет стать зомби, запрограммированным на добро? Не думаю. Мы, христиане, – обычные люди, пожелавшие воспользоваться своей свободой, чтобы стать подобными Богу, и только.

Одной из героинь «Блица» я ответила в личном письме: «Не глядите на нас. Не судите о православии по неудачникам. Смотрите на святых. Они почитали себя великими грешниками и всю свою жизнь полагали к ножкам ближних своих… Не ждите ничего ни от себя, ни тем более от других. Даже от тех, кто любит. Потому что никакая человеческая любовь не сравнится с Божией. Придите в храм ко Христу. Постарайтесь приблизиться к Нему, услышать Его».

Другой род ложных ожиданий также связан с Самим Богом. «Если есть Бог, почему Он допускает все эти бесконечные страдания, несправедливости, войны, болезни!» – вот то сомнение, которое было главным препятствием и для меня долгое время. Как Господь это допустил, лучше узнать из Священного Писания, но подумаем о такой вещи: если Бога нет, значит, зло неиссякаемо в нашем мире, оно имманентно ему присуще, а потому всегда было, есть и будет. Вы верите в это? Но разве такая вера более доказательна?

А вот ещё одно ожидание, для которого нет никаких оснований. «Почему же твой Бог тебя не вылечит, если Он такой хороший?!» – спрашивает меня знакомый и по этой причине отказывается верить. Но, минуточку, разве Бог ему или мне что-то подобное обещал? Нет! Многие скорби Он сулил, а ещё помощь Свою в несении жизненного креста. И в этом меня не обманул.

«Очевидно, что вера приносит многие блага уже в земной жизни, а послушание заповедям избавляет нас от скорбей, вызываемых нашим собственным безрассудным поведением, – пишет Сергей Худиев. – Многие христиане могут засвидетельствовать – и с радостью делают это – как они освободились от химической зависимости или восстановили отношения с близкими, или порвали с преступным миром и вернулись к честной жизни. Мы должны свидетельствовать об этих прекрасных проявлениях милости Божией. Но мы не должны создавать впечатление, что земная жизнь христиан вообще будет безоблачной… Такая ересь как «теология процветания»… обещает здоровье и процветание всем, кто уверует. Уверуйте, и Вы будете все в шоколаде… Что потом вызывает горький вопрос – я уже месяц как уверовал, почему я до сих пор не в шоколаде? (Другой вариант «я пробовал это, и это не работает»). Сама по себе эта ересь не очень распространена, но само «ожидание шоколада» от обращения встречается нередко».

Думаю, невозможно дать полный перечень ошибочных суждений о православии, о христианстве. Да у нас и нет такой цели. Главное, что нам хотелось бы сказать: сомнений не надо бояться, их надо преодолевать. Человек не тогда верует, когда не сомневается вовсе, а тогда, когда сомнения побеждает верой. «Вера – это вся жизнь, вера – это полнота мироздания, вера – это глубина неисчерпаемая бытия, – говорит священник Михаил Шполянский. – Не следует думать: «Вот, я буду верить в совершенстве, избавлюсь от грехов, а тогда уже пойду в Церковь». Вера – это путь. Вера – это жажда».

Важно только, шагая по этому пути, помнить, что вера – дар Божий, и просить её у Творца. Сокровище находит скорее тот, кто его ищет. Вацлав Нежинский называл себя «искателем Бога». А о том, что вера – подлинное сокровище, вам скажет любой христианин, который пережил счастье общения с Господом в опыте. Может, кто-то сможет поверить хотя бы в это?

 

Ирина ДМИТРИЕВА

2 комментария

  1. Всегда, не приобщая своих знакомых и даже друзей к Православию, «утешала» себя тем, что глядя на меня, вряд ли кто захочет прийти в Храм… Или даже говорила им об этом, как и Вы написали: Не смотрите на меня, ориентирутесь на святых». Пришедших недавно и сразу начинающих учить, приобщать и «катехизировать» презирала, да и сейчас не пылаю к ним любовью. Но вот что-то дёргает: «Такие люди что-то делают, а я совсем ничего». Но вот прочла: «Непонятно, на чём основана вера людей в то, что христиане должны быть святыми и непорочными, если Господь призывает к Себе вовсе не праведников, а грешников, которые (и это очень важно!) захотели стать праведниками» и стало покойнее как-то. Спасибо.

  2. Спасибо Вам, Елена, хотя, на самом деле, людей понять можно: от кого же еще ждать святости, если не от христиан, правда? Поэтому, себе-то спуску давать нельзя, мне кажется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *