Якутские «Ротшильды» и меценаты

21_2008_3_m
Авторы:


Реанимация памяти, Самое главное
Темы: , , , , , .
История благотворительности в Якутии, к сожалению, ещё не изучена и не осмыслена, не все имена якутских меценатов и попечителей, преданные забвению в годы советской власти, стали известны современным жителям республики. Может, поэтому в своей благотворительной деятельности наша молодёжь ориентируется, скорее, на западные образцы. Между тем не грех было бы поучиться и у своих щедрых, братолюбивых, милосердных предков.

 

Благотворительность и православие в Якутии – вещи нераздельные. Церковь не только учила своих чад помогать ближнему, нуждающемуся, больному, она организовывала эту помощь. Священнослужители были основателями сиротских домов, медицинских пунктов, лепрозориев, благотворительных обществ и комитетов, духовных школ. Они заботились о распространении знаний, сохранении культурного наследия коренных народов. Первая книга на якутском языке, первая публичная библиотека, первое периодическое издание – всё это появилось благодаря православным епископам и священникам.

С другой стороны, одной из главных забот местных купцов-благотворителей было строительство и благоустройство храмов, часовен, деятельное участие в приходской жизни своих церквей. Два эти процесса благотворительности были тесно связаны и подпитывали друг друга.

В Национальном архиве РС (Я) отложился богатейший массив документальных источников о жизни и деятельности купцов-меценатов и попечителей Якутской области. Эти люди играли большую роль в развитии нашего края, создавая духовные ценности, бескорыстно вкладывая личные средства в развитие просвещения, образования и духовной культуры, в решение социальных и нравственных проблем.

Основоположник якутской литературы А.Е. Кулаковский в своём знаменитом письме «Якутской интеллигенции» в 1912 году писал, что среди якутских купцов, предпринимателей и представителей интеллигенции встречаются «люди с благородным порывом замечательного патриотизма, ожидающие только всеобщего воззвания к культуре и просвещению и готовые поступиться тысячами из своих доходов ради блага Родины». И ещё: «Имеются у нас такие лица, которые, хотя не носят звания якутов, но, безусловно, принимают близко к сердцу судьбу якутов и поддержали бы общее дело».

 

Один из первых 

Книга «Якутия: рекорды, самое первое, самое-самое» первыми меценатами из числа местного населения называет С.И. Идельгина, Ф.И. Лепчикова, П.И. Захарова, Г.В. Никифорова, Н.Д. Эверстова, Н.О. Кривошапкина и других, живших во второй половине XIX – начале ХХ веков. Но есть данные, что первые якуты-благотворители появились раньше.

Гавриил Попов приводит в пример Константина Алексеевича Попова-Туэнуку (1753-1824), который в течение 45 лет был князцом Алтанского наслега и 11 лет – головой Мегинского улуса. В 1788 году его наградили серебряной медалью «за оказанные им из ревности услуги и совершенную преданность географической и астрономической морской секретной экспедиции, начальнику корабельного флота капитану второго ранга Иосифу Биллингсу».

В 1801-м К.А. Попов награждён кафтаном кармазинного сукна с золотым вокруг позументом за посылку Всеавгустейшему монарху различного зверья.

Сохранился документ под названием: «Пожертвования родников Мегинского улуса головы Скрябина, старост и старшин 1812 года в связи с нашествием Наполеона». Мегинцы пожертвовали 3950 руб., лично князец Алтанского наслега Константин Попов – 500 руб., а старшины наслега Аксянтий Попов, Егор Стручков, Пётр Стручков с родниками – ещё 500 руб. В том же году в улусе собрали пожертвования по поводу пожара в Москве.

В 1815-м К.А. Попов награждён серебряной саблей «За благовременное управление» якутским наслегом. А в 1819-м, будучи головой Мегинского улуса, – кортиком в серебряной оправе за пожертвование голодающим Удского края скота на 2400 руб.

Попов-Туэнуку выступил инициатором строительства первой в Мегинском улусе церкви в местности Бютейдях. Строили её в течение шести лет на пожертвования населения Алтанского, Морукского и Тарагайского наслегов Мегинского улуса. Освящение состоялось в 1823 году. На памятнике Константина Попова написано: «…Построил на сем месте собственным иждивением сию Богорождественную церковь, совершая сие великолепное для всех якутов благо».

 

Строители-благотворители

И всё же большая часть купцов-доброхотов в Якутии жила и трудилась на стыке XIX – XX веков. Смыслом их жизни было служение своим богатством делу просвещения и милосердия. Купеческие средства выделялись на содержание благотворительных обществ и комитетов.

Известен, например, меценат Ф.И. Лепчиков (1810-1894), голова Восточно-Кангаласского улуса, купец, который свой дом пожертвовал Якутскому приходскому училищу. Филипп Иванович был награждён личным кафтаном, серебряным кортиком, золотыми часами с цепочкой, тремя серебряными и четырьмя золотыми медалями «за усердие».

Федот Васильевич Астраханцев (1847-1914), потомственный дворянин, уроженец Якутска, купец I гильдии, живо интересовался техническими новациями и успешно внедрял их на своём вино-водочном заводе. Для устройства реального училища в Якутске Астраханцев пожертвовал в 1913 году колоссальную по тем временам сумму – 130 тыс. руб. В советское время в каменном здании реального училища по ул. Ярославского размещался пединститут, в двухэтажном здании на углу этой же улицы и Кулаковского – рабфак. Сейчас оба здания в разрушенном состоянии. Горожане избирали Ф.В. Астраханцева Якутским головой и неоднократно – в Городскую думу, а губернатор предложил ему должность чиновника по особым поручениям.

Купец II гильдии Н.В. Марков, занимавшийся хлебной торговлей в голодные 1840-е годы, пожертвовал 500 пудов муки борогонским якутам (ныне – Усть-Алданский улус), бесплатно выдавал хлеб нуждающимся и спас сотни людей от голодной смерти.

Много добрых дел было сделано на средства потомственного почётного гражданина, якутского купца II гильдии Ивана Яковлевича Шилова-второго. По данным Е.С. Ноговициной, он внёс на строительство в г. Якутске деревянной церкви во имя св. Иоанна  – 6442 руб 101/2 коп; в Иркутский сиропитательный банк на вечные времена пожертвованных в пользу причта означенной церкви 1428 руб 47 коп; в церковь св. Николая Чудотворца деньгами и вещами 1760 руб 92 коп; в Якутский Спасский монастырь  на крышу и ограду 462 руб 14 ¼ коп; в Охотскую Спасо-Преображенскую церковь 1885 руб 71 ¼ коп; на постройку дома для учителей 1910 руб 84 ¼ коп; в Якутскую городскую Ратушу подати за бедных мещан 600 руб; на сооружение церкви в других городах, на вспомоществление вдовам и сиротам 2459 руб 69 ¼ коп. Этот же купец  осуществлял надзор за строительством каменной Градоякутской Николаевской церкви (освящена 9 мая 1852 г.) и пожертвовал на неё наибольшую часть средств (30 тыс руб), за что был награждён золотой медалью на Владимирской ленте и возведён в потомственное почётное гражданство.

Пётр Илларионович Захаров (1847-1902) – купец II гильдии, родом из Догдогинского наслега Восточно-Кангаласского улуса, один из первых купцов-якутов, наладивший оптовые закупки. Держал в Якутске двухэтажный каменный магазин. Широко занимался благотворительностью: в 1883 г. для открытия женской гимназии в Якутске передал большой дом, стал главным её попечителем, выделил средства на приобретение учебников; ежегодно жертвовал крупные суммы денег на поддержание тюремного ведомства, церквей столицы, для неимущего населения края. Был действительным членом Епархиальной Православной миссии. За меценатство в сфере образования и православной веры награждён 12-ю медалями, в том числе трёмя иностранными. С 1883 года до самой смерти он был старостой Троицкого собора.

В 1860-м в каменном здании, купленном на деньги якутских купцов Н.И. Чепалова, пожертвовавшего 12 тыс. руб. серебром, и М.М. Максимова, внёсшего 3 тыс. руб., а также других благотворителей, в Якутске открылся детский приют. (Дом до этого горел и был заново отстроен в 1857 году якутским мещанином Н.С. Поповым, что ему обошлось в 1 тыс. руб. серебром). Впоследствии его реорганизовали в приют-школу, затем в приют-пансионат для детей от трёх до девяти лет. А в 1862-м Преосвященный Иннокентий (Вениаминов) сделал представление в Священный Синод относительно награждения купцов Чепалова, Максимова и торгующего якута Г. Павлова. На их средства была построена Богородицкая церковь. Кроме того, Максимов в 1863 году дал деньги на устройство в Олёкминске больницы на 9 человек. За меценатство он награждён медалью святого Станислава на ленте.

В Олёкминском округе содержалась школа на проценты с капитала в 7500 рублей, пожертвованных местным уроженцем С.И. Идельгиным. Этот почётный инородец выделил также 10 тыс. руб. на сооружение мезонина училища и украшение храма.

В 1865 году тунгус Хатылинского рода Стефан Соломонов без посторонней помощи построил часовню в 40 верстах от Угулятской церкви при озере Богадже и украсил её церковной утварью, израсходовав на это 289 руб. серебром.

В 1876-м епископ Дионисий освятил Намский храм, выстроенный Иваном Ивановичем Винокуровым. Первым из якутов его наградили орденом св. Анны 3-й степени.

Нюрбинские купцы Габышевы и Кочневы вместе с крестьянами в 1882 году возвели Кочайскую Александро-Невскую церковь, затем в 1895-м – одноклассную церковно-приходскую школу.

Купец I гильдии А.М. Кушнарёв был инициатором открытия приюта для бездомных в 1888-м.

19 декабря 1891 года в Намском улусе сгорел Атамайский храм, построенный стараниями инородца Аргунова и прихожан. По богатству икон с серебряными ризами, церковной утвари и библиотеки он был одним из лучших в улусе. После горьких слёз утраты в первый день Рождества Христова в квартире местного священника якут Николай Харитонов заявил: «Без Божияго храма быть прихожанам всё равно, что без воды» и первый изъявил желание пожертвовать на новый храм 500 руб. Его почин горячо поддержали прихожане, и тут же было подписано до 1500 руб. пожертвований, а братья Семён и Дмитрий Харитоновы решили за свой счёт построить колокольню.

На средства священника Василия Попова в 1764 году была возведена первая деревянная Сунтарская Введенская церковь, которую в 1895-м восстановили на пожертвования потомков о. Василия гильдийных купцов Ивана Александровича и Иннокентия Александровича Поповых.

В 1898 году вилюйский купец И.Н. Харитонов выстроил здание церковно-приходской школы при Вилюйской Николаевской церкви, дома для псаломщика и священника, а также Лазаревскую усыпальницу при Пантелеимоновской церкви в Вилюйской колонии прокажённых.

На пожертвования почётного инородца Бутукаского наслега Сунтарского улуса Г.П. Терёшкина были построены в 1890 году Шеинская Георгиевская церковь с причтовыми домами и Шеинская народная школа, в 1910-м – новый Вилюйский Николаевский собор, в 1912-м – Тойбохойская Иннокентьевская церковь. Терёшкин состоял попечителем Сунтарского и Мархинского народных училищ, пожертвовал для учащихся этих школ 1000 руб.

 

Алексеев-Боhуут 

В ряду купцов-благотворителей Вилюйского округа достойное место занимает   уроженец Бестяхского наслега Мархинского (ныне Нюрбинского) улуса Степан Прокопьевич Алексеев – Боhуут (1865-1916), единственный крупный купец-инородец Мархинского улуса. Эмма Николаевна Кононова, зам. начальника отдела научно-справочного аппарата и информационно-поисковой системы Национального архива РС (Я), посвятила своему предку несколько статей и выступила одним из составителей сборника документов «Меценат и попечитель С.П. Алексеев – Боhуут».

Степан Прокопьевич родился в зажиточной многодетной семье, в Бестяхском наслеге. Отец его, Алексеев Прокопий-Бууска, в течение 25 лет был старостой Бестяхского родового управления и сам занимался благотворительностью: на свои средства построил здание родового управления, караульный дом, внёс деньги в строительство первой Чаппандинской церкви, Средневилюйской лечебницы и Вилюйского выселка прокажённых.

С  1892 по 1901 годы Степан Алексеев был кандидатом (помощником) выборного и выборным Мархинской инородной управы. С 1903-го служил в должности Почётного мирового судьи 2-го участка Вилюйского округа. В 1910-м его избрали головой Мархинского улуса.

Свою общественную деятельность Алексеев сочетал с торговлей – занимался перегоном скота и сбывал тысячи пудов мяса и масла на золотых приисках, устанавливая связь с владельцами частных золотых промыслов, московскими, сибирскими и местными купцами. Открыл магазины в Верхневилюйском, Мархинском и Сунтарском улусах и в г. Вилюйске. Принимал участие в проводимых в Якутске ярмарках.

Благотворительностью Степан Прокопьевич начал заниматься ещё в молодом возрасте и продолжал до самой смерти. Своё первое пожертвование он вместе с отцом внёс в постройку Чаппандинской Вознесенской церкви, был её ктитором (старостой, избранным приходской общиной и отвечающим за материальный порядок в храме). Храм возвели в урочище «Чаппанда-Селлях-Тумул» инородцы Бестяхского и 2-го Жарханского наслегов. Дополнительно С.П. Алексеев собрал 1650 руб., разъезжая за 1500 вёрст от улуса. Строительство церкви завершилось в 1899-м. К сожалению, в мае 1904 года она сгорела, но уже в сентябре меценат вместе с почётными инородцами 2-го Жарханского наслега братьями Гавриилом и Иваном Ноговицыными начал строить новое здание. Каждый из них внёс по 1000 руб. Новая однопрестольная церковь через два года была освящена священником Степаном Николаевичем Габышевым. На пожертвованные С.П. Алексеевым деньги причт выписал утварь и ризницу. В 1912-1915 годах старостой этой церкви состоял младший сын Степана Прокопьевича, почётный инородец Н.С. Алексеев, который в 1912-м безвозмездно покрасил и позолотил иконостас, а через год пожертвовал серебряную икону Мирохранительницы.

Священник Чаппандинской церкви Савва Иванович Попов обратился к С.П. Алексееву с просьбой о пожертвовании им помещения для школы. И тот в 1912 году на церковной земле построил дом, и впервые в Бестяхском наслеге открыла двери Чаппандинская одноклассная церковно-приходская школа. Заведовал ею сам отец Савва. В 1914-м Степан Прокопьевич сделал пристрой к школьному зданию. Со дня открытия школы он был утверждён её попечителем.

При улусном голове Алексееве проложили телеграфную линию от Нюрбы до границ с Верхневилюйским и Сунтарским улусами. В результате в 1914 году в Нюрбе открылось почтово-телеграфное отделение. В связи с этим «император Николай II выразил благодарность купцам, инородцам и крестьянам местности Нюрба».

С.А. Алексеевым была пожертвована немалая сумма на развитие Мархинского улуса. Проценты от неё перечислялись на погашение части недоимок по налогам плательщиков нескольких наслегов.

Его благотворительная деятельность не ограничивалась пределами улуса. Он был действительным членом Якутского областного совета попечительства о бедных учениках духовной семинарии, духовного училища и образцовой школы г. Якутска, внёс вклад в строительство православного храма в г. Варшаве, в Иркутское отделение общества борьбы с заразными болезнями, оказал  помощь больным и раненым участникам войны. Тогдашняя власть обращалась к Степану Прокопьевичу как к «популярному лицу». В трудные для жителей улуса голодные 1897-1898 годы он являлся членом Мархинского комитета помощи инородцам, образованного с целью помощи населению, пострадавшему от засухи.

За благотворительную деятельность С.П. Алексеев получил от Кабинета Российского императора именные золотые часы на золотой цепочке с изображением Государственного герба. Кроме того, за усердную службу он награждён семью медалями: двумя золотыми на Аннинской ленте, двумя серебряными – на Станиславской, двумя бронзовыми – в ознаменование царствования Дома Романовых и за участие в проведении Первой всеобщей переписи населения Российской империи. По духовному ведомству он был представлен к награде епископом Якутским и Вилюйским Мелетием. Алексееву также присвоили звание «Почётный инородец».

 

Последние из «могикан» 

Одним из крупных благотворителей был уроженец Оймяконского улуса, знаменитый купец Николай Осипович Кривошапкин (1832-1926). Сын богатого отца, в молодости он не чурался радостей жизни, но, имея отзывчивое сердце, часть родительского наследства раздал на поддержание бедных семей. С годами у Николая раскрылся талант коммерсанта. Став видным купцом, он пускал нажитое богатство на добрые дела. В 1880-е годы, в засуху, спас от голодной смерти мемяльских эвенов, закупив для них продовольствие и сотни оленей.

Экспедиция И.Д. Черского, снаряжённая Академией наук России в 1891-м, сумела успешно завершить геологическое обследование бассейнов Индигирки и Колымы только благодаря бескорыстной помощи Николая Осиповича, выделившего проводников, лошадей и провиант. За помощь науке его наградили орденом святого Станислава. Будучи безграмотным, он очень много сделал для образования молодёжи. Пожертвовал на строительство школ в Мегино-Алдане 150 руб., в Оймяконе – 350 руб.

Все дети из бедных семей Баягантайского улуса учились на его средства. В 1913 году Кривошапкин отдал на нужды народного образования 10 тыс. руб. (на проценты от этой суммы создал фонд стипендий для беднейших учащихся учебных заведений Якутска). На углу улиц Орджоникидзе и П. Алексеева в Якутске на его средства ещё в 1912-м была построена двухэтажная деревянная школа №5. В 2000-м этой школе присвоено имя мецената Н.О. Кривошапкина. После революции всё своё состояние он передал советской власти и создал колхоз им. Калинина.

Н.Е. Томский посвятил купцу-благотворителю и попечителю Николаю Алексеевичу Расторгуеву (1860-1923) книгу «Вилюйский Ротшильд». Расторгуев был русским, но хорошо говорил по-якутски, отличался деловой хваткой, творческим подходом к любому вопросу, занимался заготовкой пушнины и различного сырья. Как пишет Николай Елисеевич, «Расторгуев… во многом руководствовался высшими человеческими ценностями, которые дала ему христианская вера», оказывал Церкви постоянную моральную и материальную помощь, поддерживал настоятеля Николаевского собора протоиерея Алексея Михайловича Винокурова. Даже после того, как Церковь была отделена от государства, он регулярно выделял необходимый запас продуктов для нужд храма и благотворительной деятельности, которую приход оказывал больным, инвалидам, бездомным, сиротам, за что подвергался преследованиям властей.

На свои деньги строил мост и высшее начальное училище (1908). Под его руководством в Вилюйске на совместные деньги купцов были возведены больничные комплексы и лепрозорий с церковью. Расторгуев был постоянным попечителем казачьего и высшего начального училища. За свой счёт произвёл ремонт Вилюйской казачьей школы. Умер своей смертью, но постоянно подвергался нападкам новой власти, имя его старались очернить и вычеркнуть из благодарной памяти потомков.

Имя Семёна Петровича Барашкова, выходца из бедных крестьян, приверженца капиталистического способа производства, в годы советской власти также было предано забвению. Известно, что Барашков сколотил своё состояние благодаря предпринимательству, неутомимой энергии и смекалке. Покупал скот, заготавливал сено и поставлял на прииски в Бодайбо. Разбогатев, стал заниматься благотворительностью. Начал со строительства в Качикатцах больницы, где бесплатно могли получить медицинскую помощь все нуждающиеся.

Барашков был сторонником здорового образа жизни, боролся с пьянством и картёжными играми. Агитировал земляков за отделение хотона от жилого дома. Построил на свои деньги школу, где обучались дети местных крестьян. Для внедрения передовых способов ведения хозяйства возвёл в Качикатцах на свои деньги электростанцию. Электричество обеспечивало работу мельницы и лесопилки. Из самых дальних улусов привозили якуты на помол зерно, так как плата была приемлемой даже для самых бедных. Барашков субсидировал и провёл мелиоративные работы.

После революции всё своё состояние добровольно передал народной власти. По свидетельству современников, он никогда никого не обижал, давая в долг беднякам, не требовал грабительских процентов, как иные купцы и тойоны. В 1921 году Семён Петрович был расстрелян по ложному обвинению.

 

Конечно, в одном материале невозможно написать обо всех благотворителях Якутии и перечислить их благие дела. К тому же информация, собранная из разных источников, порой весьма противоречива.

После революции традиция благотворительности была жестоко прервана, часто вместе с жизнями последних купцов-меценатов.

Сегодня родственники выдающихся представителей якутского купечества – Алексеевы, Расторгуевы, Захаровы и другие – пытаются восстановить память о своих предках, основывают родовые, семейные, попечительские советы, учреждают стипендии, стараются связать оборванные нити, соединяющие старое поколение с молодым. Но нам очень важно не забыть и тех, у кого не осталось потомков – Шиловых, Соловьёвых (построивших Преображенский храм), и тех, следы потомков которых затерялись в истории – Астраханцева, Колесовых и др. Республике нужны люди, возрождающие традиции дореволюционного купечества, которые создавали бы благополучие народа Якутии, кардинально улучшая и развивая его жизнь, по примеру своих достойных предков.

 

Список использованной литературы:

  1. Якутия: рекорды, самое первое, самое-самое. – Якутск: «Бичик», 2004. Глава «Благотворительность».
  2. Гавриил Попов. «Вёл свой род от легендарного Эллэй Боотура…» Илин. Историко-географический культурологический журнал. №5 (46), 2005. http://ilin-yakutsk.narod.ru/2005-5/50.htm
  3. Когда оживает история… Илин. Историко-географический культурологический журнал. №1 (32), 2003. http://ilin-yakutsk.narod.ru/2003-1/club.htm
  4. Игорь Иванов. «Нужны ли меценаты современной Якутии?» Илин. Историко-географический культурологический журнал. №1 (13), 1998. http://sakhaopenworld.org/ilin/1998-1/14.htm
  5. Якутия. Хроника. Факты. События. 1632-1917 гг./Ком. гос. арх. службы при Правительстве РС(Я); Сост. А.А.Калашников. – Якутск: «Бичик», 2000.
  6. Меценат и попечитель С.П.Алексеев – Боhуут. Сборник документов. – Якутск. 2007.
  7. Владимир Пестерев. Правда о «февральском заговоре» 1921 года. Илин. 1993-1994. http://sakhaopenworld.org/ilin/1993-94/52.htm

 

Марина ГОРИНОВА

2 комментария

  1. Очень рада, что про Алексеева-Богута и Расторгуева-двух наших предков написали. Действительно были необыкновенные люди!!! Узнать о таких предках всегда радостно и волнительно!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *