Зачем умерщвлять плоть

или «Куда бедному христьянину податься?»

23_2009_5_m_maria_vasilieva
Авторы:


Самое главное, Спор-площадка
Темы: , , , , , , , , .

«Здоровье» – не наша тема?

yaroslavaЯрослава (Александра) ПОЛЬСКАЯ, певчая храма:

Собственно, вопрос о здоровье очень небанальный. Мне вот по новоначальности вообще кажется, что тема тела в православии поднимается исключительно в уничижительном тоне (с чем необходимо бороться), поэтому православных докторов (и медицины), занятий для укрепления тела (танцев или там гимнастики оздоровительной), предписаний относительно «здорового» питания, за исключением поста, вроде как и нет. Так или не так? Отчётливо только по поводу блуда, пьянства, курения и смотрения ТВ, а как же всё остальное? И куда податься?

К мирскому врачу, который работает с симптомами и не рассматривает человека в целом, плюс косвенно обслуживает фармакологический комплекс? У нас врачи же специализированные, по органам и системам разбирают на винтики. Или к бабушке травнице-ведунье за индивидуальным подходом? Но это же для православного человека неприемлемо. Вот в древности люди в монастырь ходили лечиться, так как от бедности многим некуда было ткнуться при возникновении проблем со здоровьем, поэтому при обителях жили братья, которые лечили. Понятно, что молитвой в основном, но, скорее всего, и травами, и отварами. И знали они, как и когда то или иное целебное растение собирать и тому подобное. А нынче всё утеряно, забыто.

Здоровье, получается, какая-то сугубо светская тема. Но близка она практически всем людям! А в результате остаётся на усмотрение исключительно духовного наставника, раз нет общих правил. Но станешь разве у батюшки спрашивать каждый раз, что есть или не есть… Здоровье же следствием образа жизни и питания подчас бывает. Ну, когда пост, всё вроде понятно и хорошо, а как не пост, так прям пир горой, никто и слова-то не скажет, а на деле имеем несовместимые элементы сплошь и рядом: углеводы с жирами (белками), которые вместе плохо усваиваются организмом (обмен веществ), традиционный чай после еды (разбавляется желудочный сок, нагрузка на желудок), преобладание жареной пищи (страдает печень), обеды из трёх блюд и т.п. Причём в церковных и даже монастырских трапезных, не говоря уже о домах прихожан.

То есть понятно, без «объядения и опивства», но качество продуктов разве не должно хоть чуть обсуждать? Да, конечно, в крайности впадать не следует, но и бездумно расходовать ресурс (здоровье), данный Богом, наверное, тоже не может быть правильным решением, как Вы думаете? Это вроде бы совсем табу. А если человек в миру остаётся и не монашествует, ему же о теле заботиться как-то нужно. Хотя бы для того, чтобы здоровое потомство родить. Или нет?

И что? Русские, якуты, эвенки – здоровая нация? Получается, элементарные законы жизнедеятельности организма игнорируем, и продолжительность жизни людей в России всё сокращается. Связь поколений теряется, дедушки и бабушки с внуками вообще могут не успеть в сознательном возрасте пообщаться, свою мудрость передать. Разве это дело? Вот в неправославной Японии средняя продолжительность жизни у женщин 85 лет (!), а у мужчин 71 год.

О спорте и физкультуре, то есть профилактике и тонусе, тоже речи нет (только в детстве это поощряется как будто), движение в результате остаётся на совести человека, и он двигается как придётся (в деятельности, в труде). А если у него работа сидячая? Я вот полгода не могу найти место, где можно без вреда для души подвигаться. Танцы живота, танго, фламенко и другие (по понятным причинам) отпадают, бессмысленный спорт ради тщеславия и достижений, йога, восточные единоборства и прочее – тоже. Плавать и в тренажёрный зал остаётся ходить? А чтобы и для души пользу найти в движении? Или так не бывает? Совсем не хотелось бы плоть раньше времени умерщвлять. Да и полезно ли это?

 

Война не с телом, а с грехом

efremИеромонах ЕФРЕМ (Пашков):

Александра, на первый взгляд, действительно, может показаться, что Православная Церковь отрицательно относится к человеческому телу. Стоит только открыть Священное Писание или творения отцов Церкви, и сразу же встретятся уничижительные высказывания: «скверная похоть плоти», «похоть очей», «бренное тело»… Как правило, такие слова вырывают из контекста, и настоящий смысл высказываний теряется полностью. Отрицательное отношение к человеческому телу присуще не православному христианству, а древнегреческой философии и всем последующим мыслителям, которые воспитывались на её традициях. Платон считал, что тело – темница души. И этим всё сказано.

А вот апостол Павел говорил: «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога» (1 Кор. 6, 19). О каком пренебрежении плотью тут можно говорить! Напротив, апостол требует благоговейного отношения к телу как к святыне. Учителя Церкви дают наставления о борьбе не с плотью, а со страстями, которые через неё действуют. Монахи смиряли себя, уходя в пустыни, постом, молитвами, физическими трудами. Но не с телом воевали они, а с грехом.

Грехопадение прародителей внесло разлад в нашу целостность. Если раньше дух, душа и тело были единым целым, то в результате действия греха человек стал похож на лебедя, рака и щуку из известной басни. Подвижники стремились преодолеть это разделение, уврачевать его. И в результате многолетней борьбы с грехом становились цельными – святыми. Господь преображал их настолько, что они могли ходить по водам, исцелять больных…

Физическое здоровье – дар Божий, который каждый должен беречь. За его потерю нам придётся отвечать перед Господом. Вот почему Церковь так резко выступает против курения и пьянства – это прямое разрушение тела.

Если говорить о монастырских трапезных, Александра… Я несколько лет ходил на трапезу к братии Троице-Сергиевой Лавры и никогда не видел, чтобы стол был уставлен разносолами. Обед там всегда прост, монахи совсем не едят мясного. Утром подают простую кашу или варёную картошку с кислой капустой, и это в главном монастыре нашей Церкви.

В миру христианин также должен соблюдать умеренность, не предаваться обжорству, избегать крайностей, так как они от диавола. Церковь постоянно говорит людям об этом, но мало кто прислушивается к словам священников. И кто тут виноват? Наверное, сам человек, который может довольствоваться ломтиком ржаного хлеба, ан нет – подавай ему кусок торта!

По поводу спорта не всё однозначно. Церковь ничего не имеет против физической нагрузки, хорошо, если человек ходит на лыжах, в бассейн, играет в футбол. Грех начинается тогда, когда спорт становится самоцелью. У одного юноши, занимающегося бодибилдингом, спросили: «Зачем вам это?» Он ответил: «Чтобы нравиться окружающим». Вот где грех: не ради своего здоровья он занимается, а для того, чтобы прельщать.

Я сам люблю пробежать несколько километров по лыжне, поплавать, но это для того, чтобы поддерживать здоровье и выполнять возложенные на меня Церковью послушания. В Московской духовной академии и семинарии есть свой спортивный зал, оснащённый тренажёрами, своя футбольная команда. И ни ректор, ни инспекторы не против того, чтобы студенты занимались, давали выход эмоциям, энергии, поддерживали жизненный тонус, но всегда напоминают, что спорт – не цель человеческой жизни.

 

«Другой» медицины нет

zayakinАндрей ЗАЯКИН, физик, сотрудник университета Людвига и Максимиллиана в Мюнхене:

Дорогая Александра, по моему мнению, никакой «другой» (альтернативной, православной, народной, холистической, китайской…) медицины не существует. Медициной называют то, чему учат на медицинских факультетах университетов (аналогично физикой называют то, чему учат на факультетах физических). Все разговоры про рассмотрение «человека в целом» обычно звучат там, где недостаток профессионализма врачей не позволяет им применять современные методы, а вынуждает, как Вы говорите, собирать травы. Сколько бы врач ни приговаривал: «Я рассматриваю Вас как целое», он всё равно будет совершать какие-то совершенно конкретные действия, и с тем же успехом мог бы применять их без данного заклинания.

Разумеется, любому из нас необходимо выполнять своё профессиональное служение, чем бы мы ни были заняты, и совершать своё спасение эффективно, по возможности, не отягощая себя болезнями. В этом смысле, конечно, разумная забота о теле нужна для православного христианина. Я думаю, она не становится предметом внимания в церковном сознании из-за того, что у нас и других проблем хватает. Если на фоне нашего незнания Священного Писания, учения Церкви, смысла и строя богослужения внимание православного сообщества вдруг обратится на раздельное питание и биопродукты (в Германии, к примеру, многие считают, что потребление продуктов, которые выращены не в «био»-хозяйствах, просто опасно для жизни) – это будет, как минимум, странно.

Что же касается медицины и православия, мне кажется, эти темы вообще никак не связаны, по крайней мере, в первом приближении. Может быть, мне недостаёт диалектичности мышления, но я не вижу, почему православные проповедники и публицисты должны уделять теме здоровья больше внимания, чем, скажем, автомобилям, адвокатуре или алгебре. Есть профессионалы, которые в том или ином деле разбираются. Умение к ним правильно обратиться – дело каждого отдельного христианина, а не его духовника или архиерея. Поэтому я полностью поддерживаю мысль, что здоровье – тема совершенно светская. В религиозную она переходит только там, где физическое здоровье соприкасается с духовным миром человека, но ведь речь сейчас как раз не об этом.

Должны ли священники проповедовать здоровый образ жизни? Конечно, хорошо, когда батюшка для своих прихожан – пример во всём, и я таких знаю. Но мне кажется немыслимой сама идея проповеди ЗОЖ с церковного амвона. Живя в Европе, я наблюдал, как профанируется проповедь в некоторых инославных сообществах. Мне случалось слушать наставления в лютеранских и католических церквах, посвящённые «социально-экономико-политико-эколого-медико-философским» вопросам, без единого слова о Христе. К сожалению, в проповедях некоторых современных российских церковных деятелей о Евангелии также ничего не говорится. Вот уж этого я не пожелаю нам никогда! Каждый должен руководствоваться своим разумом и советом специалистов, чтобы не развалиться раньше времени.

Что касается утверждения о потере связи поколений, то я много раз замечал, как она рвётся при живых и здоровых дедушках и бабушках вовсе не из-за краткой продолжительности жизни, а из-за непонимания. Выходит, это вопрос скорее духовного состояния как старшего, так и младшего поколений. Разрыв происходит оттого, что люди не могут принять друг друга, а не из-за невкусной и нездоровой пищи.

По поводу движения можно, конечно, в шутку вспомнить про земные поклоны, но именно в шутку. Для меня лично всякое движение – уже серьёзный аскетический подвиг, гораздо проще сидеть за столом и читать. 

 

Стружка – вокруг пустоты

dmitrievaИрина ДМИТРИЕВА, редактор:

Дорогая Александра, мне кажется, проблемы, поднятые Вами, легко разрешаются, если смотреть на них через призму цели христианской жизни. Стоит ли заботиться о теле, если «всякая плоть – как трава, и всякая слава человеческая – как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал» (1 Пет. 1, 24)?

Доктор богословия, протодиакон Андрей Кураев говорит: «Христианство чрезвычайно высоко оценило телесность человека. Если для античной философии тело – темница, то для христианства – храм… Именно из этого вырастает вся православная аскетика и её строгость. Потому что если я считаю, что моё тело – это просто тюрьма, то совершенно понятно, что в тюремной камере стоит параша и воняет. Но если я считаю, что моё тело – храм, а там то самое воняет, это уже вызывает бунт. Вот почему православная аскетика столь напряжённа – не потому, что христиане гнушаются телом, не потому, что они ненавидят телесность, стесняются её, а потому что, напротив, у нас высокое представление о том, какими должны быть мы, наше тело. Оно должно быть дарохранительницей, в которую Тело Христово в Причастии влагается. А мы… свинарник у себя устраиваем, а потом туда и Христа ещё тащим… Православие настаивает, что в душе человека и в его свободном выборе коренится источник зла и греха – не в теле».

Только одно дело – телесный подвиг аскета, питающий подвиг духовный. И совсем другое – когда верующие так «запускают» себя, что становятся рабами своих болезней и перекладывают собственные немощи и труды на плечи близких; или когда, гриппуя, с высоченной температурой тащатся в храм и рискуют не только своим, но ещё и чужим (!) здоровьем.

Однако христианское отношение к телу не сводится к тому, чтобы его беречь. Это не может быть целью. Для верующего главное – достичь вечной жизни и быть в ней с Богом. «Наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе всё» (Фил. 3, 20-21). Ну, что толку в том, чтобы быть здоровым и прожить долгую жизнь, как японец, а потом умереть – для Христа (не ради Него)?! Мы к Богу идём, и нам неважно, сколько времени займёт наш путь (кстати, многие аскеты-подвижники жили очень долго), какие препятствия встретятся на нём, главное – добежать, дойти, доползти. Если надо, и поболеть, пожертвовать здоровьем ради ближнего (кровь отдать, силы свои)… А потому культ здоровья православию чужд.

Иеромонах Димитрий (Першин) пишет: «Некоторые призывают вообще отказаться от всякого искусственного вмешательства – от родов в роддоме, от прививок, от диспансеризации, от очков и даже от квасного хлеба. Надо, дескать, ориентироваться на природу и не посягать на Божий замысел. Другие выбирают себе одну какую-то систему оздоравливания. И, став адептами своей методы, активно пользуют окружающих, ставят диагнозы, делают прогнозы, всегда готовы объяснить всем все их проблемы, одним словом, вовлекают в истинное учение и наставляют на путь. Третьи сдаются, плывут по течению, заплывают жирком, наживают болячки и к сорока годам становятся ходячими энциклопедиями на тему: «как я довёл себя до…» Во всех этих случаях стружка завивается вокруг пустоты… Вопрос в том, можно ли сочетать стяжание венца тленного и венца нетленного? Совместимы ли спорт, забота о здоровье и те усилия, которые требуются для вхождения в Царствие Небесное? Или же это взаимоисключающие векторы человеческой жизни? Не найдя высшего смысла своей жизни, многие в России не усматривают его и в том, чтобы беречь себя: а зачем, если жизнь пуста? Напротив, понимание того, что здоровье не собственность, а средство, становится поводом заботиться о нём и быть в форме. А как иначе ты сможешь делать дело своей жизни и отдавать себя тем, кто нуждается в тебе?»
Порой при виде сутулого юноши с постной физиономией, едва переставляющего ноги и благоговейно поправляющего жидкий хвостик немытых волос, действительно, хочется попросить священника, чтобы взял его под локоток и объяснил, что христианское отношение к телу не предполагает его запущенность, важно разумно использовать дар здоровья во благо себе и ближним. Но говорить об этом с амвона? Не уверена.

Что касается «правильности» питания, той или иной диеты, оздоровительной системы, то вспомните, сколько их было… Пройдёт время, и эти отвергнут, придумают новые. Но разве в них дело? Вы не приемлете традиционное питание, но ведь жили же как-то раньше наши предки разных национальностей, культур, в том числе и питания… и, между прочим, некоторые из них становились святыми. Некоторые! Потому что дело не в пище. «Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела» (1 Кор. 6, 13). Вот это бы не забыть.

А что касается физических упражнений, поделюсь личным опытом. Я, например, приспособилась во время тренировок сочинять статьи, готовиться к исповеди и даже молиться. Попробуйте!

 

На заставке фото Марии Васильевой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *