Христианство переформатирует прошлое

28_2001_2_m
Авторы:


Званый гость, Самое главное
Темы: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , .

Протоиерей Максим Максимов, настоятель Казанского храма г. Реутова Московской области, секретарь Синодальной комиссии по канонизации святых. В 1999 году закончил Московскую духовную академию. Защитил диссертацию на тему «Канонизация святых в Русской Православной Церкви в новейшее время». Отец четверых детей. В настоящее время работает над изданием в нескольких томах материалов к жизнеописанию епископа Якутского Дионисия (Хитрова).

Мы все понимаем, что так или иначе зависим от своих предков – и генетически, и социально, и культурно, и религиозно. Но каждая религия по-разному оценивает и объясняет эту зависимость. Человек, верящий в карму, например, «свободен» от связи с родом, он зависит скорее от своих (а точнее – чужих) прошлых жизней, язычество очень разнообразно, и всё же все язычники более или менее серьёзно относились к родовым связям. А что православие говорит по этому поводу? Об этом мы беседуем с протоиереем Максимом МАКСИМОВЫМ.

 

Евангелие обращено не к народу, а к каждому человеку

– Отец Максим, насколько сильно жизнь отдельного человека детерминирована жизнью его предков с точки зрения православия?

– В Новом Завете, начиная ещё с проповеди Иоанна Крестителя, мы встречаем массу свидетельств евангелистов, подчёркивающих чётко обозначившуюся грань: богопознание и приобщение к Царству Мессии, Царству Спасителя – как конечный религиозный идеал – происходит НЕ путём генетического наследования. Предтеча обращается к Израилю: «И не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф 3, 9).

28_2001_2_2

Сам Христос скажет израильтянам ещё более резко: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин 8, 44). Они возражали: «…Мы не от любодеяния рождены» (Ин 8, 41), утверждали, что являются детьми Авраама, что знают истину. Но Господь объясняет: «…Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне? Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога» (Ин 8, 46 – 47).

Противопоставление истинного богопознания и родовой наследственности очень принципиально звучит в христианском благовестии. Всемирная проповедь Евангелия потому и стала возможной, что христианство – это не религиозная концепция, не новое философское течение для одного рода, контингента людей, объединённых определённым местожительством, языком, культурными, социальными, политическими особенностями. Это уникальное явление и не касается частностей, оно их может преодолеть или переформатировать, если выражаться современным языком.

Евангелие обращено не к народу, а к каждому человеку. Суть пришествия Христова в том, чтобы восстановить человеческое единство в Боге. Но совершается это не путём генетического наследования, не благодаря принадлежности к определённому роду… Это и есть трагедия племени.

– Отсюда упрёки в предательстве национальных традиций?

– Конечно. Но Христос отвечает однозначно: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф 10, 37). Конечно, не надо здесь путать наше человеколюбивое отношение к родителям, заботу, молитву о них – то, что Господь велит исполнять постоянно, и веру в Спасителя, которая становится возможной, только благодаря преодолению родовых заблуждений относительно средств и цели богопознания.

Те же якуты постоянно спрашивали у епископа Дионисия (Хитрова): «Как нам быть? Мы познали Свет христианской веры, мы приобщились вечного блага в Боге, но нам очень скорбно осознавать, что все наши предки умерли в неведении». Вопрос о загробной участи тех, кто не слышал о Христе, вообще закрыт от людей. Всё Евангелие ориентировано либо на принимающих христианскую проповедь, либо на тех, кто её отвергает, а вовсе не касается людей, живших до всякого слышания Благовестия. Владыка Дионисий понуждал новопросвещённых христиан молиться о своих родителях, не забывая, что о Божественном Суде и Божественном Промысле, касающихся всего человеческого рода, нам очень многое неизвестно. Отсутствие литургического поминовения – всего лишь свидетельство о том, что люди не являются членами Церкви. Но совершенно очевидно, что молитва есть не только выражение долга, но и любви, а долг и любовь часто не совпадают. Мы, например, можем молиться за врага, но при этом ещё не любить его.

28_2001_2_3

Проблема, связанная с родителями, обозначилась с особой силой в ХХ веке в результате массового отступления россиян от церковной жизни, от Христа. Это было персональное отречение от Бога, когда люди сбросили с себя иго христианского звания и решили последовать другим идеалам. Разумеется, те богоборцы не были простыми язычниками, которые жили до всякого слышания о Христе, а выступили конкретными носителями атеистической, антихристианской идеи (эти дрожжи до сих пор бродят, передаваясь на всех уровнях сознания из рода в род). Конечно, их виновность очевидна. Но христиане не хранят злобу, мы призваны не к вечному памятованию зла, а к его преодолению путём молитвы за всех и за вся.

 

Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина?

– Я другое имела ввиду, отец Максим, потому что чаще всего момент духовный даже не подразумевается. Вопрос ставится так: почему кто-то болеет, а кто-то здоров, один богат, другой беден, кому-то счастье в личной жизни, а кому-то одиночество и т.д. Почему, если мой предок совершал плохие поступки, я должен за него отдуваться, и насколько, с христианской точки зрения, это так. Если вопрос перевести в земную плоскость, прагматическую, что говорит православие?

– Мы имеем чёткий ответ в Священном Писании, причём он дан Богом ещё до пришествия Христа Спасителя. В Ветхом Завете пророк Иеремия от лица Бога обращается к народу Израильскому: «В те дни уже не будут говорить: «отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина», но каждый будет умирать за свое собственное беззаконие; кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет» (Иер 31, 29 – 30). И пророк Иезекииль говорит: «Зачем вы употребляете в земле Израилевой эту пословицу, говоря: «отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина»? Живу Я! говорит Господь Бог, – не будут вперед говорить пословицу эту в Израиле. Ибо вот, все души – Мои: как душа отца, так и душа сына – Мои: душа согрешающая, та умрет… Вы говорите: «почему же сын не несет вины отца своего?» Потому что сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает и исполняет их; он будет жив. Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается» (Иез 18, 2 – 20).

28_2001_2_4

Ответственность за всякий грех, всякое преступление не является родовым проклятием. Часто путают две вещи, когда речь идёт о том, как наследуется грех. Грех передаётся не только при зачатии и рождении. Мы забываем, что ребёнок, рождённый в семье, в которой грех укоренён, обречён на восприятие этой модели поведения – собственно греха, желает того человек или не желает. Вот почему мы делаем упор на воспитание христианское. Мы не можем сказать: исполнится человеку 18 лет; и замечательно, пусть он тогда ищет ответы на все животрепещущие вопросы. Ничего подобного не случится. Человек воспринимает и греховные помыслы, и грех как содержание своей жизни часто уже в семье.

– А болезни? Ведь они наследуются. Только ли физические?

– Болезни и страдания – общий удел всех людей, независимо от их праведности и неправедности, ибо именно они только лишь и в состоянии хоть как-то удержать человека от пристрастия ко всему земному и тленному, заставляют его думать о будущей жизни, о суде и воздаянии. «Сытое брюхо к учению глухо», – гласит пословица. А что говорить о добродетелях! Все они оттачиваются, как это ни странно, именно на пути претерпевания скорбей. Вот почему и святые отцы засвидетельствовали, что воздаяние от Бога бывает не добродетели и не труду ради неё, а рождающемуся от них смирению.

В языческом же понимании болезнь – безусловно наказание за грех. Христу задают именно такой вопрос: «Кто согрешил – сам человек или его родители?». Вне этой причинно-следственной связи они болезнь не воспринимают. С точки зрения христианской веры всё наоборот: если Господь не посылает болезни, это является проклятием.

 

Рай – для всех разный

– Это очень непонятно даже многим из тех, кто считает себя верующими.

– Это очень не хочется понимать. Потому что комфортная жизнь и успех делают человека не нуждающимся ни в Спасителе, ни в Божественной любви. Традиционная модель богообщения у большинства людей какая? – Бог всегда НАКАЗЫВАЕТ. Распространено представление о Боге как о мстительном старике, который имеет кучу долговых книг и расписок и бесконечно поодиночке и со всеми скопом расправляется с должниками, находя не только удобное время, чтобы неожиданно ударить, но ещё и изобретая чудовищные страдания, которые должны сокрушить этого грешника. Почему-то считается, что в сто тысяч раз сильнее должно быть возмездие, чем само оскорбление, нанесённое божественному величеству.

– А на самом деле?

– Христос тоже прямо отвечает на этот вопрос: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин 3, 16 – 17). Любой упрёк в адрес Бога был бы возможен, если бы не такая жертва со стороны Отца. Потому что большей жертвы ПРОСТО НЕТ. И получается, что вместо Бога, Который есть Любовь и Который простирает к нам через Промысл Свою исцеляющую руку, человеческое воображение рисует какого-то монстра. Да, часто Господь исцеляет через боли и скорби, но ведь и лекарство, которое даёт доктор, всегда горькое. Любое вмешательство в наше тело всегда болезненно, а уж в душу-то… что и говорить! Как нас ранит всё, что мы получаем не то что от Бога – от ближних! Одно нас ранит, другое воскрешает, одно мертвит, другое животворит.

Языческая концепция очень понятна, потому что загробное Царство – это, в лучшем случае, некое местопребывание, где нет печали и воздыхания, нет ежеминутного переживания за своих детей, за богатство, за дом, за имение, то есть, светски говоря, человек «упакован» всеми благами, и они от него никогда не отнимутся. Вот «рай»!

А христианству это совершенно чуждо. Более того, во всех образах Царства Небесного, которые приводятся Господом как образец, вообще не понятно, в чём его материальная составляющая, и до последнего, до дня Вознесения Христова ученики будут спрашивать: «Не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» (Деян 1, 6). То есть земные ценности остаются настолько довлеющими в человеческом сознании, что только Пятидесятница, день сошествия Святого Духа, вполне сообщил людям опытное знание о том, что такое Царствие Небесное.

– И что же это такое?

– А как апостол Павел пишет: «Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим 14, 17). Царство Небесное есть прикосновение к Богу и жизнь в Боге. А Бог не материальная субстанция мира сего. Апостол говорит только: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор 2, 9).

28_2001_2_5

Поэтому, с точки зрения ЕСТЕСТВЕННОГО откровения, данного человеку, Творец есть некий судья, который награждает преданных ему, злой каратель всех должников и дарователь НАШЕМУ роду, племени всяческих благ, поскольку Он наш верховный Бог. Это языческий путь.

Христианский путь категорически другой, поскольку пресекает всякую родовую связь. Дети Авраама – это не те дети, которые естественно рождены, но те, которые следуют за Христом: «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю…» (Мф 8 11 – 12).

Конечно, такое Откровение многим не нужно! Как это Господь может допустить, чтобы нам, столь много претерпевшим, столь много получившим обещаний, вдруг в конечном отрезке времени дали от ворот поворот?

 

Геном греха

– Читатели часто задают вопрос о первородном грехе, точнее, даже утверждают: это несправедливо – Ева с Адамом согрешили, а мы теперь расплачиваемся… Как к этому с христианской точки зрения относиться?

– Понятное дело, сводить всё к проступку первого человека и механическому повреждению человеческой природы было бы неправильно. Христианство понимает грех как явление, противоречащее воле Бога, ибо Бог ни греха, ни смерти не создал. Страшно ещё и то, что нет ни одного греха, существующего автономно, самого по себе. Проще говоря: из некой первой клетки выросло целое дерево, и между ними не просто механическая связь существует. Глядя на траву, на дерево, на человека, мы понимаем, что это всё не состоит из миллиарда отдельно взятых клеток, случайно сбившихся в нечто живое… Это всё – совокупность единой жизни.

Отцы Церкви убеждают, что первородный грех в человеке проявляется путём раскрытия в многомиллионном своём выражении, но что он такое сам по себе – никто не знает, потому что он сокрыт внутри человека. Это есть сплошной геном греха, растянутый во времени и проявляющийся в каждом человеке, как бы тот ни хотел. Даже печать крещения не изглаживает грех до конца; даже если уничтожается генетическая зависимость, в человеке остаётся греховность как фактор проявления воли, и он возвращается к своим грехам, а потому снова способен умереть для вечной жизни.

У преподобного Макария Великого очень глубоко и осмысленно выражено представление о случившемся в человеке. Он говорит, что с субъективной стороны первородный грех представлял сложный внутренний процесс постепенного обособления человека от Бога, окончившийся полным отвержением прародителями воли Божией о человеке. С объективной стороны, имея своим источником силу постороннюю, действующую извне, первородный грех в этой своей связи открывается как сила цельная, целеустремлённая, в едином приступе увлёкшая человека в бездну погибели.

Преподобный говорит, что сердце не является ограниченным органом познания. Почему Бог может проявляться в этой бесконечности? Потому что оно становится вместительным для Бога (сердце – не как физический орган, конечно, а как орган души, духовной жизни). Так вот, суть христианской жизни, и в частности таинства крещения, в том, что зло, поселившееся в сердце, не изгоняется из него, а сдавливается, ему не дают проявляться. И в любой момент, когда человек от Христа отворачивается, когда парализует в себе действие Святого Духа, через прилоги и сопряжение с грехом делом, словом и помышлением, на всех стадиях развития греха, он позволяет злу вырываться из этой бездны.

Поэтому в одном и том же человеке святой Макарий видит наличие двух противодействующих сил. Он говорит, что нет ни одного человека не гордостного, что крещением даётся только залог свободы, но не сама свобода. Бог хочет, чтобы мы сами победили врага и поэтому не делает нас добрыми насильственно. Господь поставляет человека в состояние воина, который должен сражаться и противоборствовать возникающему в себе злу. Христос предупреждает: «…Из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления – это оскверняет человека» (Мф 15, 19-20). Сердце грешника становится центром, средоточием греха. В нём открывается источник и корень всякого зла. Сердце падшего человека, по словам преподобного Макария, исполнилось зловонием нечистот и мерзостью запустения, оно стало в человеке как бы малым адом.

Опытно, наверное, любой человек это подтвердит: начинаю вести хоть мало-мальски церковную, духовную, христианскую жизнь и вижу, как сердце чувствует себя свободнее. Но стоит только на мгновение усилие ослабить, как вырывается из сердца зло. Мы часто даже не можем сказать, что послужило внешним раздражителем страсти, как это она вдруг процвела в нас и принесла такой обильный плод своей гадости? Потому что враг ведёт своё ополчение внутри нас. Все христианские Таинства есть ОРУДИЕ, с помощью которого человек побеждает врага спасения, а вовсе не талисман, магический амулет, который, помимо человеческой воли, может произвести необходимое действие.

 

Почистить карму – надеть корове седло

– Кстати, о Таинствах… Сейчас, Вы знаете, у многих людей каша в голове. Уж не знаю как, но в этих котелках непостижимым образом соединяется вера в карму, Христа, гороскопы, всеобщее Воскресение и реинкарнацию… Как Вам такая фраза: «Надо сходить на исповедь – почистить карму»? Я теряюсь, не понимаю, что можно объяснить человеку, который мыслит ТАК? И вообще, возможно ли это?

– Конечно, если бы мы сидели в столовой, а к нам подошёл человек и сказал: «Дайте мне, пожалуйста, солонку, я хочу чай посластить», мы встали бы в такой же тупик… Мы подумали бы, что с ним происходит нечто странное, и он должен быть отнесён к разряду уникальных людей, чувства которых явно противоположны общедоступному опыту.

28_2001_2_6

– Боюсь, что эта «уникальность» очень даже распространена.

– Но грех как уникальность стал достоянием всех.

Во-первых, всегда ли нам надо говорить? Насколько человек открыт к тому, чтобы слушать, ещё важнее, к тому, чтобы слышать? Всё же это два разных глагола, обозначающие разные возможности. Если человек сам «всё уже знает», даже если будет вас слушать, вряд ли он захочет услышать, ЧТО вы хотите ему сказать. Понятно, людей, которые «от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим 4, 4), станет колоссальное количество. Трагедия их будет состоять не в том, что они окажутся более грешными, чем все предыдущие грешники, жившие до них, а в том, что в них произойдёт столь сильное сочетание с духом злобы, которое парализует их возможность к исправлению, к слушанию и слышанию Слова Божия, они от Истины затворят слух свой.

– Но если человек говорит: «Хорошо, я сейчас попробую услышать, скажите мне, объясните про своё православие…», что бы Вы сказали?

– Не надо предполагать, что серьёзные вещи можно за один присест взять и объяснить. Если бы всё было так просто! Даже в обычной мирской жизни ничего простого нет. Если я приду на курс физики и скажу: «Ну что вы объясняете законы Ньютона, Кеплера, Фарадея – это мне не надо! Вы давайте популярненько, в течение пяти минут расскажите про атомный синтез! Ясно, что любой преподаватель ответит: «Свободны, молодой человек», поскольку нельзя перешагнуть несколько лестничных пролётов и одной ногой сразу встать на десятый этаж, даже на второй нельзя. Познание тоже имеет свои уровни.

Если попросить человека объяснить, что он подразумевает под словом «карма», наверняка окажется, что он мыслит вовсе не так, как представители восточных духовных школ. Узнав настоящее определение кармы и процессов, которые этим словом обозначаются, он пришёл бы в ужас. Потому что карма – страшная вещь: человек сгорает, преследуемый собственным злом, очищается в пламени и перерождается в новую жизнь, но этот процесс сопровождается страданием до тех пор, пока бедняга не сумеет вырваться, наконец, из мучительного круга перерождений и самой жизни.

Почему много перевоплощений в восточных религиях? Потому что каждое из них грозит ниспадением в более низкие уровни бытия. Ты был плохим человеком? В следующей жизни родишься собакой. Не справился собакой? Станешь тараканом, камнем… Это в нашем, христианизированном представлении ты будешь бесконечно возрождаться человеком. Да нетушки! И никаких поблажек ждать не от кого. Индуисты, буддисты верят: чтобы очиститься и слиться с нирваной, то есть раствориться в небытии, надо перейти на высшую ступень земного существования, не справился – падай.

Поэтому «почистить карму» – это надеть корове седло и удивляться, что не по ней сшито, и почему она рысью не скачет.

Человеку стоит порекомендовать заняться духовным образованием, с азов. Я думаю, врачи приходят в полный ужас, когда слушают пациентов, которые имеют представление о строении человеческого тела, как мы с вами о Вселенной. Ясное дело, если человек будет заниматься самолечением, почерпнув представления о медицине из газеты «ЗОЖ» и насмотревшись телепередач, то долго он не проживёт.

 

«Месть» до тысячного колена

– Но чем лучше ветхозаветное предупреждение о наказании за грех до четвёртого колена? Многие считают, что это несправедливо: грешит один, а расплачиваются его дети, внуки, правнуки. «Жестокий Бог!» – говорят. Вам не кажется, что это в самом деле несправедливо и жестоко заставлять людей расплачиваться за преступления их предков?

– Во-первых, само наказание подразумевает возможность коллективного искупления греха. То есть, если ты в состоянии преодолеть путём добродетельной жизни некую наследственную беду, это значит, что ты преодолеваешь её не только в себе, но и в том, от кого ты это получил.

– Даже так?

– Да, не надо думать, что только зло распространяется на потомков. «Праведника благословлю из рода в род», – говорит Господь.

28_2001_2_7

Кроме того, речь в Священном Писании идёт о конкретном грехе, направленном либо против Бога, либо против человечества как такового. Возможность искупления такого греха даётся ближайшим потомкам, которые видят проявление этого греха в неких знаках наказания. Допустим, человек – убийца, или несправедливо стяжал имение путём ограбления нищих, или прелюбодей, который обрёк на страдание тех, с кем совокуплялся, и детей, от этого греха родившихся и т.д. В любом случае мы ВИДИМ, что путём преодоления, исправления потомками этих грехов, ошибок и преступлений возможно достижение прощения.

– Себе и потомкам?

– И предкам. Почему мы молимся об усопших? Почему мы творим дела милосердия за умерших родных? Потому что мы можем этим им и себе помочь.

– Иногда человек говорит: «Да, я делаю то, что вы называете грехом, а с моими детьми всё нормально, они благоденствуют».

– Это порыв самовлюблённого отчаяния. Утро вечера мудренее. Не тот победил в гонке, кто, пробежав полдистанции, сказал, что он первый.

– Согласитесь, в самом деле, очень трудно сердцем принять как нечто естественное (даже если ум это принял!) страдание невинного ребёнка. Всегда ли в нём виноваты родители, нужно ли искать свою вину…

– Понимаете, если конечная ценность жизни – долгота лет, количество денег, движимого и недвижимого имущества, то Бог несправедлив и Он каратель, потому что всё отнимает у хорошего человека. Но покажите мне, где все эти богачи, которых так много было в истории? Они умерли, и ничего от них не осталось.

Если же конечная цель для человека – соединиться с Богом, войти в Небесное Царство и стать причастником вечной жизни в Боге, тогда путь достижения этого блага уже предоставляется Самому Господу как наиболее «эффективный» для конкретного человека. Поскольку Бог – Промыслитель, Он посылает самую нужную дорогу и самых нужных людей каждому из нас. Вот от чего мы всегда отказываемся! Мы не верим в то, что встречаем в жизни тех, благодаря кому получим спасение! Мы сетуем, что нас окружают недостаточно для нас хорошие, умные, добрые и т.д. люди, что живём не во времена святителя Иоанна Златоуста или святителя Николая, а паче всего – Самого Иисуса Христа… Мы считаем себя обделёнными и обкраденными. На самом деле это абсолютно не так.

Близость к святыне ничего не даёт человеку. Наоборот, ставит лишние проблемы. Многих ли святых признавали и почитали при жизни? Это и есть самая трудная задача: принять не только себя как человека, но и (вторая ступень) – те обстоятельства, в которых оказался (континент, расу, пол, имущественное, семейное положение…), а третье, самое трудное – научиться любить людей, с которыми живёшь. Мы же постоянно слышим упрёк к Богу: у меня отец с матерью НЕ ТЕ…

– Вот! Есть соблазн, мне кажется, сваливать на грехи предков свои личные невзгоды, скорби и прегрешения: «Что вы хотите, у меня наследственность – кто-то пил, кто-то повесился, кто-то развратничал… а я отдуваюсь, бедняга». Человек как бы перекладывает вину на своих предков… Он их обвиняет, оправдывая себя. Насколько это опасно?

– Опасно, потому что человек не видит реальной угрозы, в которой находится. Если я оказался на корабле, который тонет, что теперь толку сетовать на мать, которая купила билет не на тот рейс, или судостроителей, построивших неудачный корабль, или метеорологов, сделавших ошибочный прогноз и т.д., и т.п. Мне надо думать, как в этой ситуации спастись, а не устраивать плебисцитов, голосований и обсуждений на тему «кто виноват?» – мать, волны или неумелый капитан. Всё на самом деле внутри тебя! Проблема одна – человек не только не умеет любить нелюбящих его, но даже любящих его. И кроме себя любить никого не желает.

– Отец Максим, я сейчас постараюсь подвести итог нашему разговору, а Вы меня поправьте, если ошибусь, пожалуйста.

С точки зрения православной веры наша жизнь, со всеми её радостями и скорбями, – не награда и не расплата за чью-то чужую. Это результат ошибок, преступлений, но даже в большей степени добра и светлых подвигов (порой повседневных и незаметных, как материнские) наших предков, и конечно, собственных, которые, в свою очередь, будут воздействовать на судьбу потомков. Но зависимость эта не железобетонная: мы можем влиять друг на друга, искупая, преодолевая, уничтожая собой тот грех, который тяготит род, меняя не только его будущее, но даже прошлое. Да, на нашу посмертную участь живущие и помнящие нас люди как-то смогут повлиять, и всё же свою вечность мы определяем сами. Это наш выбор – ежеминутный, ежесекундный. И на Суде Страшном каждый ответит за себя, только за себя.

– Добавлю лишь слова Спасителя мира Господа нашего Иисуса Христа, определяющие перспективу нашей временной жизни и открывающие перед нами выбор: «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще. Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его. Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний. Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами. А вне – псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду» (Откр 22, 11 – 15).

– Благодарю Вас, отец Максим!

 

Беседу вела Ирина ДМИТРИЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *