Место встречи с собой – реальным

33_2014_6_m_shemetov
Авторы:


Блиц, Самое главное
Темы: , , , , , , , , , .

За что читатели «Логоса» любят рубрику «Блиц», так это за неожиданность ответов и их несовпадение. Мы задали нашим респондентам два вопроса:

1. Совместимы ли, на Ваш взгляд, любовь к себе и христианство?

2. Изменилось ли Ваше отношение к самому себе после того, как Вы воцерковились?

И вот какие разные ответы получили.

 

Быть счастливым… христианином

 

shishiginЕгор Шишигин, студент 1 курса Дальневосточного федерального университета, г. Владивосток

1. Всё зависит от того, что рассматривать под «любовью к себе». Это понятие обширно, люди вкладывают в него разный смысл. Кто-то интерпретирует такую любовь как самосовершенствование и желание чувствовать себя нужным, а кто-то не видит в ней ничего, кроме гедонизма.

Лично мне кажется, что любовь к себе, какой бы ни была, как бы ни трактовалась, корнями лежит в простом человеческом желании быть счастливым. А оно прекрасно совместимо с христианством, ведь истинное счастье достижимо лишь при единении со Спасителем.

 

2. Воцерковления как такового у меня не было, я ведь с рождения воспитывался в вере. Изменения в отношении к жизни и к себе всегда списывал на взросление. В конце концов, по мере того, как растёт понимание каких-то вещей, меняется и отношение к ним.

Однако, насколько я могу судить, вместе с вхождением в Церковь любой человек лучше начинает понимать себя, свою душу, других людей, мир. А значит, и отношение к себе не может остаться неизменным.

 

Любовь к себе и Христу несовместимы

 

sudomoikinАндрей Судомойкин, инженер-программист, г. Мирный

1. Я многого не знаю, но постараюсь порассуждать. Во главе Церкви стоит Христос, который, несомненно, является образцом для подражания не то что для христиан, но и любого человека, даже невоцерковлённого. «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф 11, 29). Христос говорит в первую очередь о смирении, первой христианской добродетели. Без неё не может быть приобретена никакая другая, и просто немыслимо духовное совершенствование христианина.

Любовь – это дар Божий, он даётся нам для того, чтобы мы его обратили на других людей, а не на себя. А если мы не умеем любить своих ближних, которых видим, как мы можем любить Бога, Которого не видим? Любовь жертвенна, это всегда подвиг. Не в том смысле, что мы должны сразу прыгать на амбразуру, закрывая её грудью, чтобы все увидели, какие мы деятельные. Подвиг происходит внутри и не обязательно в большом делании, скорее – в малом.

Например, можно пожертвовать пятью минутками своего драгоценного времени и поговорить с одинокой бабушкой (у которой никого больше не осталось) или же утешить плачущего, накормить алчущего, позвонить родителям, с которыми давно не виделся, узнать, как здоровье. А Вы когда-нибудь пробовали просить прощения у друга или подруги за то, чего не делали и в чём не чувствовали себя виноватым, просто из-за любви к человеку? А даже если и виноваты, это же так тяжело! Вот подвиг ради любимого! Вот она, жертвенность!

А что такое любовь к себе? На мой взгляд, это не любовь вовсе, а проявление тщеславия и гордыни. Такая «любовь» тянет к наслаждению собственным «я». Гордый всегда превозносится над другими людьми, ну какая же тут любовь? Христос учит нас смиряться и отдавать себя ближнему, поэтому я считаю, что «любовь к себе» и христианство несовместимы.

 

2. Очень изменилось, притом резко и кардинально. И до сих пор меняется. Родственники и друзья глазам не верят, тяжело привыкнуть к новому человеку. Вижу, насколько я немощен и с каждым днём убеждаюсь в том, что без Христа я никто и ничего не могу без Него.

Исправляешь себя, и вокруг всё преображается – меняются интересы, расширяется круг общения. В моей жизни смысл появился! Говорят: «Возлюби Бога и делай что хочешь», но если, действительно, Господа любишь, то плохое даже не хочется совершать. Творить зло перед очами Божьими – это всё равно, что лучшего друга обижать – неприятно и совестно.

 

Любить себя правильно…

 

kononovaГалина Кононова, генеральный директор ООО «Юридический Дом», г. Мирный

1. Думаю, совместима. Бог есть любовь. Но любить себя следует правильно и умно. Что это значит? А то, что надо делать самому себе добро. Если мы стремимся к удовлетворению собственных страстей, достижению материальных благ, славы, приобретению наград и почестей, к карьере любой ценой, без оглядки на окружающих – это не любовь, а себялюбие. Гордость, чёрствость, эгоизм наполняют твою душу тьмой. Блуждая во мраке грехов, ты наносишь вред не только ближним, но в конечном счёте себе самому.

Настоящая, правильная, умная любовь – это желание совершенствоваться, интеллектуальный, душевный рост, интерес к жизни, творчество, чувство долга, радость, реальность… На свои проблемы ты не смотришь сквозь призму ненависти, которая тебя разрушает, а принимаешь трудности со спокойствием, может, даже с благодарностью, потому что они заставляют тебя задуматься: а правильно ли ты живёшь и всё ли верно делаешь.

Любя себя, ты любишь и других. Ты никогда не сделаешь человеку больно, если помнишь, что сам когда-то испытал в подобной ситуации. Такая любовь к себе, которая научает любить другого, и есть христианская. Только исполнение заповедей Божиих о прощении обид, самопожертвовании, любви к врагам в итоге приводит к спасению души и самому главному – любви к Богу.

 

2. Да, изменилось. Раньше меня волновало, во-первых, всё материальное: машина, какой она фирмы и модели; квартира, её качество и что в ней; куда езжу отдыхать; какие вещи на мне и моих детях… Считала: я – это то, что имею. Если мне было плохо, для собственного успокоения брала деньги и шла в магазин, чтобы купить очередную ненужную вещь. Всё прошло. Теперь я покупаю вещи, делаю ремонт квартиры только тогда, когда это, действительно, становится необходимым. Езжу отдыхать не туда, куда модно, а в то место, где хочется побывать, и при этом позволяют мои материальные возможности (уж точно не возьму кредит для поездки на Мальдивы, потому что это престижно!).

Вторым штампом, который владел моим сознанием, был следующий: я – это то, что обо мне говорят другие. Личностная самооценка поднималась, если слышала: «Какая ты молодец – купила такой крутой видеомагнитофон, у тебя видеокамера «Panasonic»!.. Сегодня меня нисколечко не заденет, если какая-нибудь знакомая упрекнёт: «Ты до сих пор не имеешь планшетника, мультиварки!..» Нет, и что? Разве от этого я стала хуже или кого-то обидела, причинила неудобство, кому-то не помогла, когда меня попросили, нагрубила, нахамила? Вот что меня волнует по-настоящему.

Ещё я была уверена: человек – то, что он делает. Престижность работы – это, казалось, круто! Был период, когда мне довелось служить в муниципалитете на должности, связанной с выделением и оформлением недвижимости. Собственная значимость, куча возможностей порождали гордыню: этому, ладно, оформлю документы, а тот пусть хорошо попросит. Причём я обязана была делать то, что положено по закону, что входило в мои непосредственные обязанности! Сейчас неприятно даже вспоминать.

В настоящее время я работаю там, где есть возможность реально помогать людям, хотя это и не приносит больших прибылей. Да, получаю за свой труд деньги (без них совсем нельзя обойтись), но если не смогла выполнить работу качественно – вознаграждение возвращаю. Настоящую радость испытываю, когда слышу, как о нас говорят: «Идите к ним – они, действительно, помогут».

 

На верёвке у «Иуды»

 

zimbachevskyВиктор ЗИМБАЧЕВСКИЙ, фотограф, г. Якутск

1. Достаточно вспомнить слова Христа: «Возлюби ближнего, как самого себя». Если критерием любви к другим людям является любовь к себе, значит, она не только не противоречит христианству, но более того – человек призван её в себе взращивать. Ибо процесс роста любви к себе является гарантией, что и ближний нами обделён не будет.

С другой стороны, если пройти по этой логической цепочке в обратную сторону, окажется, что можно использовать ближнего в качестве индикатора, своего рода лакмусовой бумажки, которая позволит определить, в какой степени человек очарован сам собой. Насколько он любит других – настолько и себя (ни больше, ни меньше). И если я сегодня никому копеечку не подал, доброго слова не сказал, через дорогу не перевёл, обиду не простил, значит, и себе любви не оказал. А если ещё в сердцах кошку пнул, с соседом погавкался, пару-тройку человек обложил, то, получается, сам себе в глаза плюнул, утёрся, да ещё и порадовался: «Нет! Я не прогнулся под изменчивый мир!»

Но как, культивируя эту самую любовь к себе, уберечься от самолюбования и эгоизма? Думаю, не нужно ничего искусственного, никакого надрыва и истерики. Серафим Саровский сказал: цель жизни христианина – стяжание благодати Святаго Духа. Благодать – это любовь Божия в нас, при условии, что мы будем её «стяжать», искать, копить и хранить. А любовь – она не действует избирательно. Любовь изливается на всех. В том числе – на меня.

 

2. После того, как я уверовал во Христа, моё отношение к себе изменилось. Но этот вопрос несравненно сложнее, ведь мы вторгаемся в сферу личного, эго, того, что доподлинно известно только моему Господу Иисусу Христу, отчасти – мне и лишь в ничтожной степени – окружающим. Ибо изменение отношения к самому себе невозможно без покаяния перед Богом и прощения грехов. Не может человек обрести уверенность в себе и самоуважение, имея за плечами нераскаянные грехи. А освободить нас от чувства презрения к самому себе, осуждения себя и неуверенности может только Господь. Иуда не захотел принять прощение от Бога – и повесился.

Однажды священник на проповеди сказал, что статистика всегда одна: каждый двенадцатый – Иуда. А я дерзну добавить: на 1/12 мы все Иуды. Как минимум. И вот этого своего «иуду» я на верёвке привожу ко Христу, ибо знаю – в противном случае он меня на ней же и повесит.

Впрочем, петля – это крайний случай. Наши иудушки «гуманнее» – водка, пиво, «ящик», секс, повседневная суета, нескончаемая и бессмысленная, – та же верёвка, только несравненно длиннее, а результат один – смерть.

Но всё непросто с изменением себя. Ведь в Евангелии не сказано: «Раб Божий Виктор, ты должен прочесть энное количество молитв, отбить столько-то поклонов и выстоять определённое число служб. В результате такого-то числа, месяца, года достигнешь абсолютной святости, и к твоему подъезду подадут огненную колесницу». Спасение мне обещано, но не гарантировано.

Из собственного, небольшого, увы, опыта осторожно скажу: в судьбе человека Божий Промысл действует, как ЕМУ угодно, а не как мне хочется. Я могу представлять, что борюсь со страстями и дурными помыслами, молюсь о духовном, и при этом пребывать в тяжком недоумении: как же Господь не замечает моего благого произволения и не подаёт просимого – бесстрастия, праведности, святости и сиюминутного Царствия Небесного? Мало того, похоже, Бог меня не замечает, несмотря на то, что я каждое воскресенье, как свечка, стою в Его храме и пытаюсь обратить на себя Его внимание.

Но иногда Господь посылает мгновенное прозрение и становится видно, сколько Он (именно Он, а не я!) потрудился во мне. Понимаете?

Никакой полководец не может выиграть сражение, не обладая полной и абсолютно достоверной информацией. А что я знаю о самом себе? Ничего. Больше того – пребываю в плену фантазий, фобий, принципов, предрассудков; живу внутри дюжины сценариев, исполняю роли в бесчисленном множестве фильмов: я и отец, и муж, и сын, и дедушка, я гражданин и христианин, член профсоюза и участник дорожного движения, покупатель, ругатель, чей-то друг, чей-то враг… имя им – легион, моим ролям. О чём Бога просить?..

Место встречи с собой – заповеди Божии. Глядя в них, я обретаю себя методом исключения: не исполнил эту, и эту, и ту… И, наконец, предстою пред Творцом «обнаженным всякого дела блага», а попросту – голым. Как некогда Адам, хочу прикрыться каким-нибудь «листочком» – и опять впадаю в самооправдание и мечтательность. Так эта карусель и крутится.

Только Бог видит меня таким, каков я есть. А следовательно, действует Он в моей судьбе, исходя из Своего знания, а не моих иллюзий. Моё дело – молиться и надеяться, но результат зависит не от меня.

Проиллюстрирую простым, не «духовным» примером. Долгие годы я пытался бросить курить. Ну, как у Марка Твена: это очень легко, лично я раз сто завязывал. И, когда уже перестал «бросать», однажды утром почувствовал, что не только не хочу курить, но и испытываю отвращение к сигаретам. Выбросил их. И никакой ломки. При этом Богу не молился об избавлении от зависимости, потому что Его тогда и не знал. Но, наверное, Он знал: если не избавить меня от этой дури, то до времени покаяния могу просто не дотянуть.

Поэтому повторюсь: моё дело – Бога молить и верить Ему. Причём молиться обо всём – о Царствии Небесном, избавлении от страстей, окончании кровопролития на Украине, квартирах для детей, здоровье внуков, прощении грехов… Мало ли, какая нужда у человека? И, по вере своей, мы получим просимое – много, много больше того, потому что только Господь знает наши истинные нужды.

 

Подготовила Марина ГОРИНОВА

2 комментария

  1. Тоже курить бросал, все перепробовал уже. Никак
    с молитвами потихоньку

    • Помоги Вам, Анатолий, справиться с этой, такой в общем-то маленькой, страстишкой. С остальным бывает бороться еще труднее. Тоже по себе знаю, увы)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *