Примерная учёба

33_2014_14_m
Авторы:


Самое главное, Церковь и поколение next
Темы: , , , , , , , , , .

 – Где ты учишься?

 – В семинарии.

 – …А-а-а… Чему там учат? Быть батюшкой?

Эти вопросы, которые так часто слышат нынешние семинаристы, вряд ли пришли бы в голову нашим землякам, жившим, скажем, в начале ХХ века, ведь духовная школа появилась на земле саха ещё в позапрошлом столетии.

Рассказать о Якутской духовной семинарии мы попросили её выпускника, а ныне студента Санкт-Петербургской духовной академии Алексея Корнильцева, неслучайно. История старейшего учебного заведения Якутии была темой его дипломной работы.

 

Историческая справка

Якутское духовное училище открылось в 1818 году.

В 1858-ом по благословению архиепископа Иннокентия (Вениаминова), правящего архиерея Камчатской епархии, в состав которой входила Якутская область, с о. Ситхи в Якутск была переведена Новоархангельская духовная семинария. Она действовала до 1869 года, когда после сильнейшего пожара Высокопреосвященный Иннокентий перевёл её в Благовещенск. В столице Якутии осталось лишь духовное двухклассное училище с двухгодичным курсом. В 1884 году семинария была открыта вновь и просуществовала до 1920 (1921) года.

В 2006 году епископ Зосима (Давыдов) возродил духовное училище в Якутске. А в 2011-ом, благодаря стараниям и деятельности епископа Романа (Лукина), благословением Священного Синода Русской Православной Церкви оно было преобразовано в духовную семинарию имени её основателя, святителя Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского.

 

Первый пример: В Чульмане – ближе к Небу

Сам Алексей родом из Свердловской области, но с семи лет живёт в Якутии, среднее образование получил в Чульмане. Ещё в школьные годы начал размышлять о Боге, благодаря баптистам, давшим ему книжицу об Иисусе Христе в популярном изложении, потом стал читать Библию. И отчим, мусульманин, по молитвам жены принявший Крещение, отвёл Алёшу в Князь-Владимирский храм.

Священник Николай Иванов принял его хорошо, а вот церковница строго спросила: «А почему Вы пришли к Богу?» «Помню, ответил, – смеётся Алексей, – что хочу быть ближе к Небу». Батюшка ввёл четырнадцатилетнего юношу в алтарь, где он начал нести своё первое церковное послушание. Так что поступление в Якутское духовное училище в 2008 году не было для Корнильцева случайным. Хотя учился он очень хорошо, подумывал стать программистом, врачом, железнодорожником, и возможности поступить в другие вузы были.

– Мне нравилось служить Богу, помогать батюшке, – рассказывает Алексей, – нравился сам отец Николай. Образ доброго пастыря, который он являл, сыграл решающую роль в выборе моего пути. Хотелось быть на него похожим. Священнику необходимо иметь многие профессиональные знания и навыки, ведь он и психотерапевт, и педагог, и строитель, и пастырь, и отец, но главное, он должен иметь опыт духовной жизни. Именно это я хотел получить в семинарии.

 

Второй пример: Епископ-ректор

Большую часть времени Якутское духовное училище возглавлял сам его создатель – епископ Зосима. На первых порах он ставил основной целью – воцерковление молодых людей.

– Главным в этом, – признаётся Алексей Корнильцев, – для всех нас был пример архипастыря. Хороший он был владыка, общался со студентами неформально, не как начальник с подчинёнными, а как добрый отец со своими детьми.

Помню, как-то утром я с удивлением обнаружил под подушкой шоколадку, ребята сказали, что ночью гостинцы принёс епископ Зосима и сам их разложил. Бывало, услышав, как студенты играют на гитаре, заходил, интересовался жизнью, учёбой, а потом брал в руки музыкальный инструмент. Как-то он сыграл сложную испанскую мелодию, мы были поражены его мастерством.

А однажды зимой на морозе лопнула труба, и из-под земли забил ключ. Недели полторы мы таскали воду в огромных флягах. Никто не хотел устранять аварию. Тогда-то, в первый и последний раз, мы увидели владыку Зосиму сердитым – он почти кричал на представителей служб, которые спихивали работу друг на друга: семинаристы замерзают, без воды живут! А вообще, вывести его из себя было почти невозможно.

Мало кто знает, что помещение в епархиальном управлении, где сейчас находится склад, изначально предназначавшееся для крещения, было местом обитания четырнадцати учеников духовного училища. Все они дружно жили в одной комнате, и Алексей вспоминает это время с удовольствием. В первую очередь – «дежпомов», особенно Петра Петровича Ткачука и Александра Николаевича Кравца (сейчас оба они священнослужители). Дежурные помощники (фактически воспитатели), закончившие духовную академию и жившие рядом со студентами, стремились к строгости, но всегда были добры.

В первой объяснительной Корнильцев пытался оправдаться за то, что выключил свет… ногой, когда у него были заняты руки. Целый день первокурсник ходил как в воду опущенный, ожидая страшной кары, но «дежпомы», посмеявшись, ограничились наказанием в виде дополнительной работы. И проректор по учебно-воспитательной работе протоиерей Сергий Вачугов был хотя и довольно суровым, но справедливым.

– Когда нам купили теннисный стол, ребята так увлеклись игрой, что стали опаздывать на занятия, и тогда отец Сергий сказал: «Те, кто станет играть в теннис на переменах, будут это делать за стипендию – они её лишатся!»

Обо всех преподавателях Алексей говорит с благодарностью, но с особым чувством вспоминает иерея Алексия Воецу, требовательного, но обладавшего харизмой, яркой индивидуальностью. Однажды на лекцию по логике он заявился с тортом, и конспектировали студенты… за чаем.

Забавное случается в стенах духовной школы, как и во всякой другой. Я сама помню одного колоритного паренька, юкагира. Ему было трудно поститься. Тем более, что кроме учёбы студенты должны нести послушания и в храме, и по хозяйству (то картошку выгрузить, то снег во дворе разгрести). Во время службы он порой засыпал, стоя на коленях, а на самоподготовку в класс, бывало, являлся… с подушкой.

 

Пример третий: Владыка-миссионер

– Когда я учился на третьем курсе, училище было преобразовано в семинарию. Конечно, владыка Зосима об этом мечтал, а осуществил задуманное епископ Якутский и Ленский Роман. Он решил сам духовной школой не руководить, но стал для нас безусловным примером настоящего пастыря.

Замечательно, что семинаристы имеют возможность не только участвовать в богослужениях владыки, но и ездить с ним в миссионерские поездки. Мы никогда не видели своего архиерея праздным! Он пытается подражать нашим великим якутским святителям, в том числе, непосредственным своим предшественникам, а мы – ему. Преосвященный Роман много делает для того, чтобы семинаристы ни в чём не нуждались – их кормят, одевают… И учатся они бесплатно!

Последним ректором училища и первым семинарии был игумен Андрей (Мороз). Он провёл несколько реформ, чтобы поднять уровень нашей духовной школы во всём, начиная с преподавания, кончая бытом. Стало строже, но дисциплина, включая белые воротнички рубашек, выглаженный подрясник, начищенные туфли – это то, что пригодится будущему священнику в жизни, считает Алексей.

Среди преподавателей появилось много учёных со степенями. Семинаристы начали принимать участие в светских мероприятиях, молодёжных круглых столах, студенческих конференциях. Но баталии на таких собраниях, если и случаются, то только словесные. А вот раньше…

 

Пример четвёртый: Родная история

Я попросил Алексея сравнить теперешнюю семинарскую жизнь с прежней, ведь он её изучал.

 – Думаю, условия были значительно суровее. Кормили хуже, – говорит Корнильцев,  – а наказывали поркой, карцером и «голодным столом». Нравы в то время оставляли желать лучшего, в том числе у семинаристов. Хотя и сейчас мы не ангелы! Ведь только вступаем на духовную стезю…

За что наказывали? За нарушение дисциплины и устава учебного заведения, за драки и волнения, которые назывались «стачками». Часто «духовные» сходились в рукопашной с учащимися реального училища, так как считали их маменькиными сынками и белоручками. Как правило побеждали семинаристы, сильные своей «товарищеской спайкой».

– Как ещё развлекались учащиеся духовных школ в прежние времена? И чем вы занимаетесь сегодня? – интересуюсь я.

 – Игры у них были другие – чехарда, зоски, бабки, городки, лапта… Читали они много, причём, в основном, приключенческие книги. Мы тоже читаем, в ЯДС прекрасная библиотека, где, кроме богословской, есть и художественная литература. Пользуемся интернетом, играем в волейбол, занимаемся тяжёлой атлетикой. В начале и конце учебного года с разрешения руководства устраиваем пикники. Раньше ещё семинаристы делали театральные постановки, а теперь мы чаще их посещаем и, когда есть возможность, ходим в кино.

— А если сравнить уровень получаемого образования?

 – В отличие от остальных Якутская духовная семинария изначально была всесословной – в неё принимались дети чиновников, казаков, мещан… Выпускники не только служили в Церкви, но становились и чиновниками, и учителями. Значительный процент учащихся составляли якуты. И сейчас представители коренного населения учатся в нашей семинарии.

Предмет учёбы – богословские и пастырские дисциплины – изменились мало. Обязательно изучается церковное пение и литургика, языки – якутский, русский, латинский, древнегреческий, церковнославянский, сегодня на смену французскому пришёл английский. В прежнее время преподавалась медицина (священник мог даже роды принять!), давались географические и даже агрономические знания. А сейчас много светских дисциплин, таких, как основы бухгалтерского учёта и правоведения, философия (русская и зарубежная), много истории, в том числе и светская.

Раньше социальный статус выпускника семинарии был выше, чем сейчас, но это положение уже меняется: некоторые духовные заведения выдают своим выпускникам дипломы государственного образца. Но, думаю, отношение к человеку зависит от его эрудированности, начитанности. Встречают по одёжке, а провожают по уму.

Сегодня семинария – это уровень бакалавриата. Главное, чему там учат, быть грамотными священниками. Епархия в них очень нуждается. А будут ли среди выпускников ЯДС такие же выдающиеся люди, как прежде, история покажет, – говорит Алексей Корнильцев.

 

Сергей СОКОЛОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *